Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Таджикистан в ЕАЭС: быть или не быть?

Таджикистан в ЕАЭС: быть или не быть?

В конце мая в столице Казахстана прошёл юбилейный саммит ЕАЭС с участием глав государств-участниц союза. На встрече были подведены итоги проделанной работы за 5 лет существования структуры, а также определена стратегия, согласно которой будет развиваться объединение.

Сегодня в ЕАЭС входит 5 государств – Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан и Кыргызстан. При этом с мая прошлого года появилось государство-наблюдатель в лице Молдавии. На протяжении всего этого времени, многие страны Евразийского континента в той или иной степени продолжают проявлять особый интерес к ЕАЭС. Среди них таковым является Таджикистан, вокруг которого уже много лет ведутся активные дискуссии о том, что со дня на день в Душанбе выразят инициативу о реальном вступлении в Евразийский союз. Именно о нём и пойдёт речь в нашем материале.

«Изучаем плюсы и минусы»

Пожалуй, это самый популярный ответ таджикских властей, когда журналисты задают вопрос о вступлении Таджикистана в поле ЕАЭС. В 2018 году правительство РФ направило приглашение Таджикистану стать наблюдателем в Евразийском союзе. В Душанбе его получили и поблагодарили, но получать такой статус по всей видимости не планируют. С точки зрения Таджикистана, его вполне можно понять. Он находится в непростом геополитическом положении, где с одной стороны расположен абсолютно нестабильный Афганистан. С другой стороны – Китай (к нему мы подробно вернёмся чуть позже), который продолжает инвестировать в таджикскую экономику и в свою очередь заинтересован в том, чтобы Республика Таджикистан не становилась частью тех или иных экономических объединений на Евразийском пространстве. 

Тем не менее, попробуем представить себе картину, если Душанбе всё же решится вступить в Евразийский союз. Прежде всего, этот шаг облегчит жизнь многочисленным мигрантам из Таджикистана, приезжающим на заработки в основном в Россию. Этот нюанс наглядно подтверждает опыт Кыргызстана, граждане которой свободно перемещаются не только по территории России, но и по всему Союзу. 

Таджикистанцы, так же, как и граждане Кыргызстана смогут без дополнительных сложностей в виде многочасовых (и даже многомесячных) очередей в миграционных центрах за оформлением патента или Разрешения на временное проживание (РВП) оформляться на работу. Этот момент является одним из ключевых, если речь заходит о социальной адаптации граждан Таджикистана в России. При этом, граждане Таджикистана смогут вернуться к себе на родину в любое время и при этом сохранят свою легализацию на территории России и всего ЕАЭС. Иными словами, мигрант сможет беспрепятственно вновь приехать на заработки и продолжить свою работу. К тому же, специалисты из стран Евразийского союза смогут посещать Таджикистан без каких-либо проблем, с целью принять участие в каких-либо проектах, которые инициирует таджикская сторона.

Примечательно, что и подавляющая часть населения Таджикистана поддерживает идею вступления республики в Евразийский союз. Дело в том, что по оценкам ЕАБР, заработная плата таджикских мигрантов после вступления республики в ЕАЭС увеличится от 9 до 28%, а рост объема денежных переводов ими составит около 15–25%. Таким образом, среди простого населения и дальше будет расти запрос на вступление в Евразийский экономический союз.

Китайский фактор

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон не раз заявлял о необходимости изучения экономической базы и правовых документов Евразийского экономического союза с целью возможного дальнейшего вхождения в новое интеграционное объединение. Однако до сих пор никаких реальных действий со стороны Таджикистана по присоединению к ЕАЭС зафиксировано не было. Многие политологи и аналитики полагают, что президент Рахмон хочет продолжать балансировать между экономическими интересами России и Китая. 

В Пекине оценивают вступление РТ в ЕАЭС как негативное, в случае если эта центральноазиатская страна решить вступить в объединение. Дело в том, что у Таджикистана самый большой товарооборот с КНР. Пример Кыргызстана наглядно продемонстрировал, что после вступления в интеграционное объединение, немедленно повысятся таможенные тарифы, в следствии чего ввоз дешёвых китайских товаров стал невыгодным и дорогим. Обратимся к цифрам. В прошлом году уровень внешнеторгового оборота между двумя государствами превысил 1,5 млрд долларов. Основная часть внешнего долга Таджикистана приходится также на Китай. Например, на днях стало известно, что Китай инвестирует в таджикскую алюминиевую компанию (ТАЛКО) 545 млн долларов. При этом, изначально именно Россия проявляла активный интерес к модернизации таджикского мероприятия, однако со временем диалог по этому вопросу сошёл на нет, а таджикская сторона была вынуждена вновь обратиться к китайским партнёрам, которые в свою очередь приняли решение инвестировать и в эту отрасль таджикистанской экономики. Иными словами, вступление Таджикистана в ЕАЭС может отразиться на расширение китайско-таджикских экономических отношений, в Душанбе это хорошо понимают.

С одной стороны, Таджикистан и сам не против вступить в ЕАЭС, в его же интересах сближение с соседями в регионе, с которыми взаимосвязь установлена на протяжении многих столетий. Более того, Евразийский союз может дать РТ преференции, которые сейчас ему недоступны. При этом в Душанбе хотят «выжать» от Москвы возможностей по максимуму (например, облегчить мигрантам из Таджикистана условия проживания на территории ЕАЭС), а при этом не вступать в структуру.

Помимо вышеперечисленных нюансов, одним из главных вопросов, заставляющим Таджикистан воздерживаться от вопроса по вступлению в ЕАЭС являются серьезные экономические проблемы в стране, а также правовая база, нуждающаяся в усовершенствовании. Внешний долг РТ(на начало 2019 года составил 2 млрд 924,2 млн долларов или 38% к ВВП) и слаборазвитая налоговая система являются тормозом для вступления страны в интеграционное объединение. Иначе говоря, если Рахмон реально «сегодня» пожелает вступить в ЕАЭС, ему это не удастся. Или же странам-участницам ЕАЭС придётся взять на себя реструктуризацию внешнего долга, которое позволит Таджикистану избавиться от задолженностей, прежде всего Китаю.

Тем не менее, несмотря на сложности перед вступлением Таджикистана в ЕАЭС, объединение с Союзом выглядит как наиболее приемлемое решение, которое позволит решить целый ряд экономических проблем государства. 

При этом, Душанбе предстоит выстраивать свои отношения с партнёрами вне ЕАЭС (Китай, страны Запада) таким образом, чтобы республика не растеряла своих инвесторов и при этом оставалась привлекательной для ведения крупных экономических проектов. Поэтому государству предстоит подготовить экономическую и правовую базу, позволяющую интегрироваться в Союз, и при этом сохранить прежние договорённости с крупными партнёрами. 


Теги: Таджикистан, ЕАЭС

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение