Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Евразийские надежды Ирана

Евразийские надежды Ирана

05.03.2019

Автор: Фархад Ибрагимов

Теги:

Переговоры о создании Зоны свободной торговли (ЗСТ) между Ираном и ЕАЭС начались ещё в 2015 году, на фоне снятия экономических и финансовых ограничений с ИРИ. Этот факт явно свидетельствует о долгосрочной стратегической заинтересованности, а не сиюминутным желанием, подверженным экономическими ограничениями. 

В первую очередь Тегеран рассматривал тесное взаимоотношение с ЕАЭС, обуславливая это тем, что у организации есть большие перспективы. 

Однако, существует ряд проблем, которые тормозят активное взаимодействие Ирана и ЕАЭС. Оба актора заинтересованы в динамичном взаимодействии друг с другом, но процесс пока сложно назвать динамичным.

Еще в 2015 году обе стороны запустили совместное исследование перспектив заключения соглашения о ЗСТ. По итогам были проанализированы все выгоды, которые смогут для себя извлечь ИРИ и ЕАЭС от своей кооперации.

В Иран страны Евразийского союза поставляют в основном сельскохозяйственные товары – пшеницу, ячмень, растительные масла. Помимо этого, поставляются и промышленные товары, такие как синтетические волокна, бумага стального проката, а также электроэнергия. Иран в свою очередь экспортирует овощи, фрукты, фисташки, ковры, цемент и нефтепродукты.  

По данным на январь-октябрь 2015 года, экспорт товаров из стран ЕАЭС в Иран составил почти 1,5 млрд долларов, импорт – 445 млн долларов. В 2014 году общий товарооборот составил почти 700 млн долларов. По сути, переговоры о ЗСТ помогли повысить рост товарооборота почти вдвое. Подобные цифры подтвердили теорию о том, что перспективы для взаимодействия между Ираном и ЕАЭС имеют место быть.

Иран как транспортный и логистический узел региона

Для ЕАЭС участие Ирана особо значимо – границы ЗСТ выйдут на приграничный с Исламской республикой Пакистан, а оттуда и в Индию, что расширяет географию (больше 4 млн кв. км.(общая площадь Пакистана и Индии – прим. авт.)) торгово-экономического взаимодействия 

Индия проявляет интерес к активному участию Ирана в ЕАЭС, рассчитывая на развитие транспортной инфраструктуры в районе ирано-афганской границы, где ситуация наиболее опасная в этой части региона. В Нью-Дели полагают, что Иран сможет взять на себя решение этой проблемы. К тому же Иран и Индия являются участниками общего с Россией и Азербайджаном проекта одного из международных транспортных коридоров региона (МТК) «Север-Юг», целью которого является доставка грузоперевозок от порта Мумбаи (Индия) в Санкт-Петербург через порта Бендер-Аббас (Иран), Ялама (Азербайджан) в обход Суэцкого канала и таким образом сократит расстояние почти вдвое. 

 В перспективе вступления Индии и Пакистана в орбиту ЕАЭС особо заинтересован Иран, который проявляет повышенный интерес к вышеупомянутому и другим МТК регионального и международного значения. В Тегеране полагают, что, став транзитной территорией, через которую можно осуществлять подобные проекты, экономика страны будет демонстрировать рост, несмотря на американские санкции.

Политические препятствия 

Иран имеет сухопутную границу с Евразийским союзом только через республику Армения. Ереван решил создать ЗСТ в Сюникской области, которая как раз является «окном» Ирана в зону ЕАЭС.

В Армении уверены, что после полноценного запуска ЗСТ, возможности республики расширятся, а список товаров, свободных от таможенной пошлины будет пересмотрен и расширен. 

Правительство Армении ещё 20 декабря 2018 года одобрило договор о свободной торговле между Ираном и ЕАЭС. Договор заключен на 3 года, ипредполагается, что к 2020 году будет выработано постоянное соглашение, в соответствии с которым Иран станет полноправным членом ЗСТ в рамках ЕАЭС. Остаётся и возможность продления срока ныне действующего временного соглашения, в случае провала переговоров.

Рассчитывается, что ЗСТ будет способствовать росту товарооборота между ЕАЭС и Ираном, а также с Арменией. Товарооборот по данным на 2017 год составил 2,8 млрд долларов, это почти в полтора раза больше, чем в 2015 году, тогда показатели составили чуть больше 1,8 млрд долларов.

Однако, необходимо учитывать политический фактор.

Тегеран относится с недоверием к новому руководству Армении, допуская мысль о смене внешнеполитической ориентации страны в сторону Запада, хотя Ереван всячески пытается доказать, что это не так. Впрочем, переговорный процесс продолжается, и если ничего не изменится, то соответствующие договоры вступят в силу. Следовательно, процесс интеграции Ирана в поле ЕАЭС активизируется.

Если же говорить о полноценном вступлении Ирана в ЕАЭС, то и тут всё не так просто. Ряд иранских политиков считает, что это ровным счётом ничего не даст стране. В их представлении необходимо держать баланс, который позволит сохранить отношения и с европейскими партнёрами. Хотя иранское руководство неоднократно заявляло о желании даже вступить в Евразийский союз, на деле, кроме особого статуса в рамках ЗСТ, дальше этого продвижения не наблюдается.

Перед Ираном на сегодняшний день стоит другая задача – сыграть ключевую роль на региональном и международном рынках энергоносителей в условиях новых американских санкций. Он рассчитывает достичь поставленной цели с помощью использования энергообмена и потенциала частного сектора для продажи и покупки своих энергоресурсов. Таким образом, иранцы предоставляют своим крупным покупателем (например, Китай и Индия) большую скидку, а также ищут новых покупателей нефти и газа.

Для привлечения иностранных инвестиций Иран намерен использовать свои свободные экономические зоны (СЭЗ), которые будут способны увеличить рост товарооборота с рядом стран, в том числе со странами ЕАЭС. Несмотря на то, что на ирано-армянской границе действуют сразу две ЗСТ – Арас и Мегри, они не способны достичь поставленных целей даже в среднесрочной перспективе. Причина все та же – упомянутая нами недостаточная интеграция Ирана в поле ЕАЭС. Помимо прочего, иранский бизнес проявляет активный интерес к Азербайджану и Турции, а это прямо расходится с интересами Армении. 

С учётом новых экономических санкций против Ирана, логичнее всего было бы активное сотрудничество страны с ЕАЭС. К тому же совсем неясно представляется, как поведут себя европейские партнёры в отношении Ирана «завтра». С одной стороны они проявляют поддержку и создают пути, которые бы способствовали обходу американских санкций против Ирана. С другой стороны, они все равно продолжают оставаться союзниками Вашингтона, и, если встанет вопрос о необходимости вновь порвать отношения с Тегераном, они пойдут на это. 

Вступление Ирана в ЕАЭС в среднесрочной перспективе не представляется возможным по ряду причин. Наиболее важными являются:

1.   Недостаточная интеграция Исламской республики в зону Евразийского союза

2.   В Иране двоякое отношение к структуре ЕАЭС как таковой. Многие политики, в частности представители крыла «реформаторов» убеждены, что необходимо держать баланс и сохранять отношения со странами Запада даже в условиях санкций. 

Сегодня и Россия, и Иран находятся под давлением стран Запада, и их союз в рамках ЕАЭС был бы наиболее выгодным, но только в том случае, если будут устранены барьеры бюрократического характера, а также проявлен реальный интерес о тесном сотрудничестве. Для этого необходимо последовательно и решительно поработать над интеграцией Ирана в Евразийский союз. К тому же, иранцы и сами не стремятся стать полноправными членами ЕАЭС. Их вполне устраивает и партнёрство в рамках ЗСТ, но только в том случае, если всё будет работать на деле.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение