«Современная Турция началась 20 лет назад»

Дата:
Автор: Евгения Ким
«Несмотря на внешнеполитические успехи последнего времени, одним из которых является активное участие в последнем на данный момент витке Карабахского конфликта, где Турция выступала на стороне Азербайджана, ситуация внутри страны далека от идеальной», – тюрколог, руководитель группы "Россия-Турция" центра востоковедных исследований и межкультурных коммуникаций "Востис" Андрей Рыженков в интервью Ia-centr.ru рассказывает, как формировался современный политический курс президента Эрдогана.
«Современная Турция началась 20 лет назад»

– Какие внутристрановые события последних лет определяют внешнюю политику современной Турции?

– Чтобы говорить о современной Турции 2021 года, нам неизбежно надо оглянуться на 20 лет назад – в 2002 год. Именно тогда к власти пришел Реджеп Тайип Эрдоган и его «Партия справедливости и развития», те люди, кто фактически создал Турцию в её нынешнем виде.

В 2002 году Эрдоган и «Партия справедливости и развития», лидером которой он остается по сей день, побеждают на парламентских выборах и формирует правительство. Тогда в стране и за ее пределами явственно ощущались опасения, что будет провозглашен курс на исламизацию Турции, поскольку большинство членов партии власти имели корни в исламистском движении «Национальное видение». Однако в полной мере такого не произошло. 

Эрдоган и его сторонники позиционировали себя в духе «исламских демократов», по аналогии с «христианскими демократами» в Германии. То есть они демонстрировали свою приверженность исламу, но в решениях, касающихся внутренней политики они действовали весьма демократично. Партийцы были умеренными консерваторами, которые пытались выстроить либеральную экономику.

Это принесло свои плоды. Экономика Турции стала активно развиваться, ее активно поддерживали страны Европейского союза. Параллельно пропагандировалась идея вхождения Турецкой Республики в Европейский Союз, которая фактически объединила вокруг себя всю нацию. Именно благодаря критериям, поставленным ЕС, получилось вывести из политического процесса армию страны.

Те, кто наслышан об истории Турции второй половины XX века, знают, что это было время военных переворотов, когда армия и силовой ресурс играли огромную роль во внутренней политике.

Следующей важной вехой, во многом определяющей нынешнее состояние и поведение турецкого руководства, являются протесты 2013 года. Тогда был сделан первый шаг на пути к современному устройству страны, тогда внутренняя политика Турции стала принимать авторитарные обертоны. Формально, протесты вокруг парка Гези в центре Стамбула, произошли по причинам, связанным с экологией. Власти собирались уничтожить одно из редких зелёных пространств в центре города и построить там нечто более «экономически целесообразное». Но после нескольких дней мирных акций начались столкновения между полицией и протестующими. Власти восприняли это как явные антиправительственные выступления.

Именно тогда Эрдоган понял, что несмотря на хорошие темпы развития и общий подъем экономики, внутри страны всегда будет существовать очень жесткая оппозиция режиму. Кроме того, протесты 2013 года были поддержаны европейскими странами, что стало причиной постепенного отхода главы Турции от проевропейского курса развития.

Накопив достаточное количество экономических ресурсов Турция поняла, что она может проводить собственную внешнюю политику, без оглядки на внешних партнеров. Это как раз то, что мы наблюдаем сейчас.

Третьей очень важной вехой в становлении Турции при Эрдогане стала неудавшаяся попытка переворота в 2016 году. С точки зрения турецкого правительства за всем этим стояла террористическая организация Фетхуллаха Гюлена. Это очень влиятельный религиозный и общественный, который занимался развитием сети религиозно-образовательных учреждений в Турции и за ее пределами. В одно время амбиции Эрдогана и Гюлена были очень близки, но затем их пути разошлись.

Лицеи, школы и университеты из гюленистской сети давали очень хорошее образование и социальный капитал. Выпускники быстро продвигались по карьерной лестнице, подтягивали за собой своих одноклассников, их влияние расширялось и укреплялось.

По версии правительства, 15 июля 2016 года именно сторонники Гюлена из армейских и иных кругов попытались устроить военный переворот. Попытку поддержала не вся армия и переворот получился довольно странный.

Если прежде перевороты происходили в будние дни под утро, когда все люди спят, и их сложно сподобить к активным действиям, то события 2016 года происходили прямо в прайм-тайм – вечер пятницы в прямом эфире. Значительная часть населения откликнулась на призыв Эрдогана противостоять выступлению гюленистов, благодаря чему 15 июля теперь празднуется в Турции как День демократии и народного единства. Кстати, есть версия, что спецслужбы России, предупредили Эрдогана о грядущей попытке переворота.

Так или иначе сместить действующую власть не получилось. Эрдоган начал жесткие «чистки» сторонников Гюлена, кого-то арестовали, кто-то успел бежать за границу. Именно после этих событий Эрдоган стал максимально консолидировать власть в своих руках.

Следующей пиковой точкой стал референдум 2018 года. По его итогам Турция из парламентской республики стала фактически супер-президентской. Президент не просто стоит во главе страны, а назначает правительство, сведя роль парламента к чисто законотворческой деятельности.

После референдума 2018 года Турция превратилась в страну, которую мы знаем сейчас.

– Как тогда, после всех политических чисток и неудавшихся переворотов, уцелела системная оппозиция в стране?

– Чистки по большей части коснулись сторонников Фетхуллаха Гюлена, политиков, связанных с курдами и оппозиционных СМИ.

В отношении остальных политиков жестких репрессий не было. Подтверждением этому служит тот факт, что представители оппозиционных партий возглавили муниципалитеты двух крупнейших городов Турции – Стамбула и Анкары.

Несмотря на внешнеполитические успехи последнего времени, одним из которых является активное участие в последнем на данный момент витке Карабахского конфликта, где Турция выступала на стороне Азербайджана, ситуация внутри страны далека от идеальной. Системная оппозиция укрепилась и активно критикует политику Реджепа Тайипа Эрдогана и его партии.

Противники действующего главы государства требуют проведения новых президентских выборов и планируют выдвинуть общего кандидата. Как предполагается, после победы он должен отказаться от действующей президентской формы правления и вернуть прежнюю парламентскую систему.

Оппозиция требует досрочных выборов не случайно. Следующий электоральный цикл запланирован на 2023 год, но до этого может случиться почти все что угодно. Экономика Турции, уже находящаяся в кризисе, может рухнуть окончательно, а может быть у Эрдогана получится выправить ситуацию. Кроме того, 2023 год – это очень символическая дата.

В 2023 году исполнится 100 лет со дня появления государства Турция. На этот год запланировано множество важных событий подготовка к которым уже идет.

Продолжение следует… 

Поделиться:

Яндекс.Метрика