Серенко: Очень многие захотят стать «талибами*»

Дата:
Автор: Евгения Ким
Эксперт рассказал о реальных и мнимых угрозах безопасности в Центральной Азии (*Талибан – запрещен. в РФ организация)

Серенко: Очень многие захотят стать «талибами*»

«Самая большая беда в том, что власти стран Центральной Азии готовятся к реальному вторжению отдельных групп боевиков, не подозревая, что их идеи и «стиль жизни» уже заразили умы людей. Пока военные Таджикистана охраняют свою границу от талибов* – они получают видео-приветы от своих земляков в Афганистане и слушают их обещания “скоро вернуться домой”,» – заявил глава Центра изучения афганской политики Андрей Серенко в интервью Ia-centr.ru.


– Насколько страны Центральной Азии готовы к возможному вторжению талибов* (представители террористической организации, запрещенной в России и Центральной Азии) после окончательного вывода американских войск из Афганистана?

– Вторжения талибов* в Центральную Азию не будет. И едва ли страны региона к нему готовятся. Внимание государств ЦА сосредоточено сейчас на двух вещах.

Первая – активизация Талибана* в Афганистане и их пропагандистские успехи. Подчеркиваю, именно пропагандистские, а не реальные, неизбежно приведут к появлению подражателей.

Подобное уже случалось с ИГИЛ* (террористическая организация, запрещенная в России и Центральной Азии). На волне пропагандистского успеха их «стиль» стали копировать радикальные организации в России и Центральной Азии, которые не имели к ним никакого отношения.

Сейчас, после вывода американских войск из Афганистана, который будет преподноситься как победа радикалов, очень многие, условно, «захотят стать талибами*». Стремление подражать этой модели – реальная угроза для стран Центральной Азии и России.

Это внутренняя проблема, она реальна. К ней нужно готовиться. Вторжение боевиков из Афганистана в Центральную Азии не так опасно, как вторжение и распространение их идей среди молодых мусульман. Именно под них заточена вся экстремистская машина.

Беда в том, что власти стран Центральной Азии готовятся к реальному вторжению отдельных групп боевиков, не подозревая, что их идеи и «стиль жизни» уже заразили умы людей. Пока военные Таджикистана охраняют свою границу от талибов* – они получают видео-приветы от своих земляков в Афганистане и слушают их обещания «скоро вернуться домой».

Десять или сто боевиков, пытающихся прорваться через границу, не представляют реальной угрозы. Они будут ликвидированы в приграничных боях. А вот экспорт идей, распространение пропагандистских лозунгов на русском языке и на национальных языках народов Центральной Азии одним только оружием не остановить.

Это реальная проблема, и она осложняется тем, что актуализирует внутреннюю угрозу нестабильности в регионе. Теперь для совершения джихада совсем не обязательно переправлять радикалов через границу. Исполнители давно есть на местах.

Вы говорили о двух вещах, на которых будут сосредоточены талибы*. Какая вторая?

– Волна пропагандистского успеха талибского* проекта немедленно спровоцирует усиление конкуренции с другими джихадистскими проектами, в первую очередь с ИГИЛ*.

Хотя в реальном политическом пространстве Афганистана и Пакистана эти проекты, в целом, взаимодействуют, есть отдельные джихадистские группы игиловцев*, которые воюют против Талибана*. Их немного, они малочисленны, но они есть.

Соответственно, обострение конкуренции между Аль-Каидой* и Талибаном* – с одной стороны, а ИГИЛ* – с другой может спровоцировать ответную реакцию последних. Они попытаются взять реванш и укрепить свои позиции на джихадистском рынке.

Это означает новую волну пропаганды и борьбы за влияние на умы молодых мусульман. Кроме того, для повышения привлекательности своего «идеологического продукта» они могут попытаться совершить террористические акты на территории Центральной Азии и России.

Подобными действиями ИГИЛ* покажет своим последователям, что талибы* «не настоящие джихадисты», ведь они остаются в Афганистане и не идут в другие страны. Поэтому они расскажут, что подражать Талибану* бессмысленно, ведь они «не спасут угнетенные народы от кафиров (неверных – прим. автора), правящих их государствами».

И как это ни парадоксально, но на этой демонстративной сосредоточенности талибов* на Афганистане, игиловский* проект может получить новый импульс и новую привлекательность.

Насколько страны Центральной Азии готовы к потоку беженцев из Афганистана, которые, предположительно, могут подойти к границам уже в ближайшее время?

В потоки беженцев из Афганистана в Центральную Азию я не верю. Есть беженцы, которые перемещаются внутри страны. Они переселяются из районов боевых действий на более спокойную территорию.

Это десятки тысяч человек, но они кочуют уже годами и десятилетиями, убегая от войны.

Раньше на них никто не обращал внимания, потому что они перемещались из провинции в провинцию, из уезда в уезд Афганистана. А сейчас сотня человек перешли границу и поднялась волна медийной паники.

Безусловно, сегодня возникнет новая волна переселенцев, и она будет связана с тем, что боевые действия ведутся на приграничных территориях. И люди снова побегут. Но только не к границам соседних стран, как пишут некоторые СМИ, а вглубь Афганистана. На те территории, которые не охвачены войной.

То, что две группы силовиков перешли границу с Таджикистаном и Узбекистаном – не является доказательством возникновения миграционной волны, которая накроет Центральную Азию. Это одна из страшилок, которые распространяются с целью запугать граждан и власти республик Центральной Азии, чтобы ими было проще управлять.

Угроза из Афганистана – наплыв боевиков, беженцев, инопланетян, один из рабочих инструментов внутреннего управления. К реальной ситуации он имеет весьма отдаленное отношение.

*террористическая организация, запрещенная в России и Центральной Азии

Поделиться:

Яндекс.Метрика