Притчин: позиция РФ и ее ресурсы помогут урегулировать ситуацию в Карабахе

Дата:
Автор: Евгения Ким
Притчин: позиция РФ и ее ресурсы помогут урегулировать ситуацию в Карабахе

Эксперт назвал три сценария развития событий после подключения российских миротворцев к решению Карабахского конфликта.

122725243_1531133480420485_5645470899092375987_n-min.jpg«В мире нет ни одной страны, кроме России, которая может брать на себя обязательства по недопущению кровопролития и при этом сохранять отношения на политическом уровне с обеими сторонами конфликта», – старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин в интервью Ia-centr.ru рассказал о причинах, по которым Россия взяла на себя роль медиатора в конфликте между Арменией и Азербайджаном.

– Какова будет роль России в урегулировании конфликта между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе?

– Роль России – ключевая. Если бы не подключение России на этом этапе, то в Нагорном Карабахе стал бы разворачиваться негативный сценарий развития событий. Например, защитников Карабаха могли бы окружить, кровопролитие продолжалось, было бы огромное количество жертв. 

То, что Россия сейчас разворачивает миротворческие силы – это ключевой вопрос стабилизации ситуации и перехода ее из горячей фазы на политический уровень, на уровень урегулирования конфликта.

– Кто выступал против участия России в конфликте и почему?

– Против подобного сценария была Турция. Анкара не только планировала быть активным участником боевых действий, но и медиатором – с целью нарастить свое влияние в регионе и закрепить свое присутствие.

Но Анкаре это сделать не удалось. У нее не было ни политических, ни моральных рычагов, которые бы позволили примерить на себя роль миротворца. Турция –ангажированный игрок, который выступает на стороне Азербайджана, и как Анкара собиралась обеспечивать безопасность армянского населения Карабаха – непонятно. 

Первоначально, размещение российских войск в регионе было неприемлемо для Еревана и Баку. В 1994 и 1995 годах подобное предложение рассматривалось, однако нынешние участники конфликта не были заинтересованы в нем. 

Сейчас ситуация изменилась. Без России конфликт было не урегулировать.

В мире нет ни одной страны, кроме России, которая может брать на себя обязательства по недопущению кровопролития и при этом сохранять отношения на политическом уровне с обеими сторонами-участницами конфликта.

– Чем подкреплено положение России в качестве медиатора ситуации?

– Во-первых, нейтральной позицией в конфликте, которую Россия заняла с самого начала. Москва не поддерживала ни одну из враждующих сторон. Россия с самого начала выступала за скорейшую стабилизацию ситуации, и именно она предоставила площадку для переговоров Армении и Азербайджана на уровне глав внешнеполитических ведомств.

Во-вторых, наличие у России ресурсов в виде профессионально подготовленных миротворцев, которые оперативно вылетели сегодня ночью (ночь с 9 на 10 ноября 2020г. – ред .) на место конфликта. Они могут обеспечить урегулирование ситуации, так как обладают высоким уровнем подготовки и необходимыми навыками для обеспечения перемирия.

Вышеперечисленные причины делают Москву идеальным медиатором, насколько это возможно в сложившейся ситуации.

– Почему Москва не вмешалась в ситуацию раньше, когда Ереван запрашивал помощь, видя, что конфликт в Карабахе разрастается?

– Ереван просил у Москвы вступления в конфликт на его стороне. Запрашиваемая помощь сводилась бы к тому, чтобы Россия отправила вооружение для дальнейшего ведения боевых действий. Россия этого не сделала, так как в дальнейшем не смогла бы выступить в качестве медиатора конфликта.

– Оглядываясь назад, как Вы считаете, исход столкновений между Арменией и Азербайджаном в Карабахе был предсказуем?

– Я бы не стал оценивать ситуацию столь однозначно. Да, военное преимущество было на стороне Азербайджана, но на стороне Армении была география, ведь боевые действия разворачивались в горной местности.

Прогресс Азербайджана в продвижении по территории с самого начала шел вдоль границы с Ираном. Это относительно равнинная местность, где традиционные ведения военных действий посредством беспилотников, танков и тяжелой техники более-менее эффективны. Но в горной местности подобные методы не работают. Поэтому однозначно утверждать, что Азербайджан добьется значительных успехов в нынешней ситуации было невозможно.

Если же оценивать ресурсное обеспечение сторон-участников конфликта, то преимущество было на стороне Баку. Финансовые возможности, численность и вооружение армий сторон с самого начала были несопоставимы. Некоторую роль в итоге конфликта сыграла география и умение вести военные действия в условиях горной местности.

– Карабах считался неспокойной территорией еще до начала военных действий в конце сентября 2020 года. Можно ли сказать, что теперь конфликт исчерпан?

– Будем надеяться, что размещение российских миротворцев, которые уже фактически въезжают в регион позволит стабилизировать ситуацию.

Подписание соглашения о прекращении огня в Нагорном Карабахе говорит о том, что стороны понимают – продолжение военных действий будет означать войну до последнего солдата и последней капли крови. Особенно для Армении. Азербайджан в ситуации продолжающегося противостояния тоже будет терять людей и ресурсы, не говоря уже об имиджевых издержках.

Нагорный Карабах традиционно населен армянами. Обеспечение гражданского населения комфортом и безопасностью в условиях наступления было бы под большим вопросом. Таким образом, стороны нашли оптимальное решение и согласились с предложением России.

– Как изменится геополитический расклад сил между Россией и Турцией после завершения конфликта?

– Конкуренция, безусловно, существует. Турция с самого начала конфликта, выступая на стороне Азербайджана, старалась играть на повышение ставок и постепенно становится активным участником военного конфликта. Но этого не случилось. 

В нынешних условиях России остается в выигрыше. Потому что соглашение о размещении военного контингента на пять лет с возможностью его пролонгации закрепляет положение страны в качестве гаранта безопасности в регионе. 

Турция сейчас озвучила возможность присутствия своих военных в качестве наблюдателей. Но наблюдатели и миротворцы – это две разные категории сил с разными функциями.

– Опишете дальнейшие сценарии развития событий?

– Самый оптимистичный сценарий – реализация намеченного плана по урегулированию конфликта. Стороны договариваются о промежуточном статусе Нагорного Карабаха, обеспечивают демилитаризацию, возвращение беженцев и постепенный переход к мирной жизни. Это идеальное развитие событий.

Промежуточный сценарий – стороны продолжают переговоры по статусу Карабаха, российские миротворцы присутствуют здесь в качестве гаранта безопасности, происходит постепенное возвращение к привычной жизни.

Негативный сценарий – срыв переговоров. Мы видели ситуацию, когда российские миротворцы погибали в Южной Осетии, знаем, к чему это может привести.

В нынешней ситуации я склоняюсь к варианту затяжных переговоров и попыткам сторон перетянуть одеяло на свою сторону.

Поделиться:

Яндекс.Метрика