Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Лето школ ЕАЭС: Как здоровый евразоскептицизм помогает интеграции?

Лето школ ЕАЭС: Как здоровый евразоскептицизм помогает интеграции?

28.10.2019

Автор: Елена Новикова

Теги:

За летние месяцы я побывала в 3 из 5 стран ЕАЭС именно благодаря молодежным программам, направленным на сближение экспертного сообщества стран-участниц. Этот опыт позволил мне по-новому взглянуть на профилактику евразоскептицизма среди молодежи стран ЕАЭС.

К пятилетию ЕАЭС, у стран союза начало серьезно укрепляться понимание того, о чем мы на самом деле говорим, когда поднимаем вопросы интеграции. От более клинических разговоров про устранение 600 барьеров, изъятий и ограничений, мы продвигаемся к более «живым» разговорам (и действиям) по недопущению самого главного барьера – человеческого. 

Конечно, эта тема не позиционируется в таком ключе, но все мы наблюдаем за «разводом» Европейского Союза с Великобританией, который протекает по всем канонам громкого Лондонского бракоразводного процесса. Такие обычно проходят в Королевском Суде Правосудия (Royal Court of Justice) между сильными и богатыми мира сего, пока «молодые», у которых значительно меньше совместно-нажитого имущества и эмоционального багажа, надеются не повторить тех же ошибок в будущем. 

И хотя Жан-Клод Юнкер и Борис Джонсон выходят отнюдь не из палат Королевского Суда Правосудия, нам свойственно с той же интеллектуальной жадностью наблюдать за Европейским Союзом и примерять все ситуации на Евразийский контекст. 

А параллели действительно имеются: через год после решения граждан Великобритании о выходе из Евросоюза, «Интеграционный Барометр ЕАБР-2017» также зафиксировал заметное снижение общественной поддержки ЕАЭС среди граждан стран-членов. Тогда доверие общества упало в среднем на 10 пунктов по сравнению с пиковыми показателями 2014-го года. В это же время эксперты чаще стали обсуждать появление такого феномена как «евразоскептицизм». Хотя тут стоит заметить, явление это ожидалось еще с 2012 года, когда и было положено начало «Интеграционному Барометру ЕАБР».

Однако, тогда как евразоскептицизм – это явление предвосхищенное евроскептицизмом, между этими двумя понятиями есть существенные различия. 

В Европе именно молодежь является самой ярой сторонницей европейской интеграции (70% участников Британского референдума в возрасте от 18 до 24 проголосовали против Брекзита, в то время как 60% граждан в возрасте старше 65 лет, проголосовали за выход из Евросоюза). 

Более того, если бы референдум по Брекзиту, случился в 2018 году, то уже 82% молодежи проголосовали бы остаться в ЕС – очевидно, что интеграционные настроения продолжают расти в этой среде. На территории же ЕАЭС до недавнего времени, ситуация была диаметрально противоположной - главным двигателем общественного доверия к интеграции является как раз старшее поколение.  Так, например, по данным «Интеграционного Барометра ЕАБР» за 2015 год, всего 48% Белорусской молодежи в возрасте от 18 до 34 лет поддерживали идеи Евразийской интеграции по сравнению с 74% белорусов в возрастной категории старше 55 лет. 

Следует заметить, что именно выявление данной статистики позволило разработать конкретные меры по борьбе с евразоскептицизмом. Так еще в 2014 году директор Центра Интеграционных Исследований Евразийского Банка Развития Евгений Винокуров начал говорить о необходимости “интеграционного  PR”. При этом он подчеркивал, что «важно не подменять информационную работу пропагандой, на которую у граждан постсоветских государств устойчивая аллергия». 

Господин Винокуров тогда подразумевал, что одним из ведущих партнеров по этому процессу вероятно станет Российский Совет по Международным Делам (РСМД). Как эксперту по интеграции Экологических, Социальных и Управленческих Рисков в корпоративные и инвестиционные стратегии (а так же сопутствующей этому публичной политикой),  которая, к тому же, после долгих лет жизни в Великобритании успела стать закоренелым фанатом интеграционных процессов, мне самой посчастливилось войти в мир связей с общественностью ЕАЭС именно через РСМД. 

Однако съездив на Экспертную Школу РСМД и МФЦА по «Роли Международного Финансового Центра «Астана» в Финансовой Интеграции ЕАЭС», которая проходила в городе Нур-Султан в дни пятилетия ЕАЭС, я на своем опыте убедилась, как быстро то, что в шутку называют «евразийской тусовкой» становится одним из самых активных (если не самым активным) экспертным сообществом для молодых экспертов на территории пост-советского пространства. 

И тому есть весьма объективное объяснение. За летние месяцы я побывала в 3 из 5 стран ЕАЭС именно благодаря молодежным программам, направленным на сближение экспертного сообщества стран-участниц (помимо экспертной школы РСМД, это и организованная на базе истфака МГУ «МедИАЦия», Форум Молодых Лидеров Евразии «Истории Успеха» в Минске, который организовал политологический центр «Север-Юг»).  Как бы странно это ни казалось, но все те же 600 барьеров, изъятий и ограничений, с которых начиналось мое повествование, и помогают снимать тот самый главный человеческий барьер. Ведь у нас одни на все 5 стран барьеры и ограничения, а это значит, что мы можем делиться лайф-хаками для эффективной деятельности вечно. И чем больше мы делимся опытом и здоровым скептисом, тем больше мы приближаемся по своему содержанию, к той «семье стран», у которой достаточно «совместно нажитого имущества», чтобы не стремиться «уходить друг от друга по-английски».



Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение