«Самрук-Казына»: распустить нельзя оставить

Дата:
Автор: Егор Васильев
Фонд «Самрук-Казына», активы которого ежегодно формируют порядка 60% ВВП Казахстана, может быть распущен – такой возможности не исключил президент страны Касым-Жомарт Токаев. Токаев несколько раз возвращался к теме реформы фонда c начала своего президентства, однако реальных подвижек не случилось. Чем объяснить повышенное внимание общественности к судьбе фонда и как его реформа отразится на экономике государства – в разборе на Ia-centr.ru
«Самрук-Казына»: распустить нельзя оставить

Катализатором январских митингов в Казахстане, которыми потом воспользовались криминальные и экстремистские элементы, было растущее экономическое расслоение в казахстанском обществе. В Акорде, к чести нынешних властей, страусиную политику в этом отношении занимать не стали – Токаев первым озвучил несправедливое распределение прибыли от экономической деятельности в стране как первопричину выхода людей на улицы (речь, разумеется, шла о мирных митингующих). 

Уже тогда было ясно, что эти высказывания главы государства – камень в огород «Самрук-Казына», который в 2008 году создавался как фонд национального благосостояния (ФНБ).

Что из себя представляет «Самрук-Казына»

Почти 14 лет назад «Самрук-Казына» получил огромные возможности и полномочия. Правительство, как единственный акционер ФНБ, передало ему контроль над своими долями в самых «лакомых» компаниях страны – в нефтегазовом операторе «КазМунайГаз», в крупнейшем телеком-операторе республике «Казахтелеком», которому сейчас подконтрольны два из трех мобильных оператора страны, в одном из лидеров мирового уранового рынка «Казатомпроме», в единственной авиакомпании Казахстана, имеющей разветвлённую сеть регулярных международных сообщений, – «Air Astana».

В структуру ФНБ входят предприятия нефтегазового и транспортно-логистического секторов, химической и атомной промышленности, горно-металлургического комплекса, энергетики и недвижимости – фонд прямо или опосредованно присутствует практически в каждом сегменте экономики Казахстана. 

По данным официального ресурса ФНБ, в 2020 году (данные прошлого года пока не прошли аудит, а потому не обнародованы) чистая прибыль 7 самых крупных портфельных компаний фонда превысила 664 млрд тенге ($1,5) – речь идет о «КазМунайГазе» (273,2 млрд тенге чистой прибыли), «Казатомпроме» (183,5 млрд), о железножорожниках из «Казахстан Темир Жолы» (16,2 млрд), «Казахтелекоме» (63,5 млрд), «Самрук-Энерго» (8 млрд), национальном операторе электрических сетей KEGOС (48,1 млрд) и горнорудной нацкомпании «Тау-Кен Самрук» (72,1 млрд).

Понятно, что в пандемийном 2020 г. без убытков не обошлось: в первую очередь, их понесли входящие в группу фонда авиакомпании «Air Astana» (38,7 млрд тенге) и первый казахстанский лоукостер «QAZAQ AIR» (12,6 млрд), а также «Казпочта» (5,2 млрд) и «Объединенная химическая компания» (51,8 млрд тенге) – суммарно убытки составили чуть более 108 млрд тенге или $248 млн.

Однако сальдо у «Самрука» по его самым крупным активам в 2020 году сложилось более чем положительное – свыше полутриллиона тенге или $1,1 млрд долларов. 

Иными словами, упрекнуть топ-менеджеров «Самрука» и его «дочек» в том, что они не умеют зарабатывать, язык не повернется. Проблема в том, как эти заработки перераспределяются и что они дают стране в целом – именно в эту «болевую» точку бил Токаев, когда заявил, что нынешний глава ФНБ Алмасадам Саткалиев либо найдет способ распределения прибыли в пользу всего Казахстана, либо «уйдет в историю» вместе с самим «Самруком».

В истории с «Самруком» надо идти по лекалам Назарбаева?

Всем казахстанцам хорошо известен лозунг первого президента страны Нурсултана Назарбаева: «Сначала экономика – потом политика». Суть мысли сводится к тому, что страна сначала должна окрепнуть экономически, породить пресловутый средний класс как опору государственности, а уже потом переходить к политическим реформам.

Парадоксально, но именно сейчас, когда отношение к Елбасы в казахстанском обществе стало, скажем так, рекордно неоднозначным, его кредо актуально в ситуации с ФНБ.

То есть при принятии решения о сохранении либо разгоне «Самрука» (как надстройки над базисом нацкомпаний) властям необходимо просчитывать, в первую очередь, экономические плюсы и минусы.

Есть, конечно, и определенные политические моменты – когда Касым-Жомарт Токаев на встрече с предпринимателями 21 января 2022г., ссылаясь на международных экспертов, заявил, что в Казахстане всего 162 человека владеют половиной благосостояния страны, он опять-таки намекнул на «Самрук». Президент говорил о распределении долей в тех активах, которые фонд за 14 лет существования сконцентрировал в своей вотчине.

Однако эти политические моменты, похоже, решаются постепенным выводом со сцены членов семьи Назарбаева: уже ушел в прошлое «Оператор РОП» – частный сборщик утильсборов, который считался аффилированным с младшей дочерью первого президента Казахстана Алией Назарбаевой. Следом полномочия председателя президиума Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» добровольно сложил с себя зять Назарбаева Тимур Кулибаев, которому подконтрольны многие нефтегазовые активы страны.

Как показывают эти события, зачистка конечных выгодоприобретателей в «Самруке» возможна и без разгона фонда. Потому при решении судьбы фонда нынешняя власть, скорее всего, будет руководствоваться именно экономическими соображениями.

Нужен ли «Самрук-Казына» Казахстану?

Экономика говорит не в пользу сохранения управляющей надстройки над нацкомпаниями. Любая надстройка де-факто дублирует функции, которые топ-менеджмент каждой компании в состоянии осуществлять самостоятельно. 

Кроме того, в Акорде, похоже, убеждены, что под зонтиком одной управляющей структуры часть прибыли, которые генерируют нацкомпании, уходит «налево». Если такого зонтика-«аккумулятора» не будет, то утаивать свои средства по одиночке нацкомпаниям и их бенефециарам станет намного сложнее.

Конечно, от пребывания крупнейших игроков рынка под одним «зонтиком» в течении 14 лет имелись и определенные плюсы. Например, оперативное нахождение компромиссных решений в ситуациях, когда между двумя активами «Самрука» возникал конфликт интересов.

Скажем, когда национальный перевозчик «Казахстан Темир Жолы» начинал возмущаться стоимостью дизтоплива и мазута, поставляемыми ему структурами «КазМунайГаза». Или, наоборот, горнорудные компании, находящиеся в структуре «Тау-Кен Самрук» требовали снижения железнодорожных тарифов на перевозку их продукции.

Однако поиск таких компромиссов случался не так часто, чтобы ради этого постоянно содержать целый управляющий фонд. Кроме того, компромиссное решение для родственных «дочек» «Самрука» не решало проблем компаний, не входящих в состав фонда. В результате на рынке возникали перекосы, которые не давали развиваться конкурентам из частного сектора и били по развитию всей экономики Казахстана.

Эксперты: Нацкомпании дадут хороший финрезультат и без «Самрука»

Еще в январе прошлого года казахстанский политолог Данияр Ашимбаев в интервью Ia-centr.ru сравнил «Самрук-Казына» с «бедной лошадью, которую пора пристрелить в силу бессмысленности ее существования» и предложил вернуть контроль над нацкомпаниями профильным министерствам, как это было до создания фонда.

Тогда же эксперт предположил, что эта идея будет активно торпедироваться менеджментом «Самрука», поскольку фонд является «немаленькой кормушкой». Так было до января текущего года: Токаев несколько раз возвращался к теме реформы фонда на протяжении всего своего президентства с 2019 года, однако реальных подвижек в деятельности ФНБ не происходило.

В какой-то мере январские события сыграли на руку главе государства, поскольку дали ему повод для более жестких требований к руководству этого «государства в государстве», в которое превратился «Самрук».

Число сторонников идеи о том, что деятельность нацкомпаний могут прекрасно курировать профильные для них министерства, среди экспертов резко увеличилось. К ним, в частности, относится и экономист Магбат Спанов, который выступает за сокращение раздутой управленческой структуры путем ликвидации крупнейшего госхолдинга и передачи его функций министрам.

«В свое время правительство в количестве двух департаментов контролировало промышленность, инновации и все предприятия, а сейчас много людей этим занимается. Предприятия холдинга должны быть закреплены за министерствами в соответствии с их направлением, этот вопрос назрел, слишком многие предприятия считаются квазигосударственным сектором. Доля государства должна сокращаться, но не бездумно, с экономической рациональностью. Не должно быть "сокращения ради сокращения"», – заметил экономист.

Отметим, что эту точку зрения сейчас негласно разделяют и многие менеджеры национальных компаний, входящих в холдинг, которым приходится регулярно согласовывать с «надстройкой» не только стратегические, но и насущные операционные вопросы. Например, касающиеся кадровых назначений на ключевые посты – здесь конфликт интересов также имеет быть. Правда, справедливости ради, стоит заметить, что гарантий исчезновения этих конфликтов интересов при передаче нацкомпаний министерствам – никто дать не может.

Правда, в министерствах нет советов директоров и огромного правления. Так что при подчинении министерствам активы «Самрука» будут согласовывать свои решения с одним, максимум – с двумя ответственными лицами.

Врагу не сдается наш гордый «Самрук»

Руководство «Самрука» уже сообщило, как намеренно реформировать свою деятельность: прежде всего, решено вдвое сократить штат этого государственного фонда – с 248 до 124 человек, и количества руководящих позиций в ФНБ – с 10 до 5.

Кроме того, принято решение о закрытии зарубежных представительств фонда, направлены на согласование в министерство финансов, Агентство по защите конкуренции и НПП «Атамекен» новый порядок закупок, Правила контроля, маркетинга и импортозамещения, являющиеся документами прямого действия и исключающие барьеры для бизнеса.

Глава правления фонда Алмасадам Саткалиев на своей странице в Facebook даже заявил, что руководство ФНБ готово прислушаться ко всем, кто готов «поделиться конструктивными предложениями, чтобы внести их в проект программы реформирования фонда».

Таким образом, в фонде рассчитывают на его сохранение в обмен на определенные уступки рынку и обществу.

Есть, правда, большие сомнения в том, что старый менеджмент сумеет совершить революционные преобразования, особенно в части обеспечения прямого участия граждан во владении активами фонда. Но приватизация активов «Самрука» и выход их на IPO – тема отдельного разговора.

Поделиться:

Яндекс.Метрика