Маркировка молочной продукции в Казахстане: особый подход?

Дата:
Автор: Егор Васильев
Маркировка молочной продукции в Казахстане: особый подход?

Электронная маркировка товаров в течение ближайших трех лет будет внедрена в Казахстане по семи товарным позициям. Маркировать будут меховые изделия, табачную и алкогольную продукцию, лекарства, обувь и одежду, а также молочные изделия. 

Но при этом казахстанские молочники намерены добиться для себя исключения из общих правил. Так, национальная палата предпринимателей (НПП) «Атамекен» выступила с предложением сделать маркировку молочной продукции обязательной только для экспортной части данного товара.

Справедливо ли предложение, и почему отрасль действительно могут поддержать?

Молочники оказались единственными представителями казахстанского бизнеса, кому удалось заручиться поддержкой НПП в противодействии выстравания в отрасли системы маркировки и прослеживаемости товаров. При том, что в Министерстве торговли и интеграции Казахстана с такой позицией не согласны.

Почему «молочников» пытаются вынести за скобки

Национальная палата предпринимателей «Атамекен» поддержала предложение отраслевого «Молочного союза Казахстана», который ранее предлагал ввести маркировку молочной продукции в стране на добровольной основе. 

Аргументируя это тем, что введение маркировки неизбежно повлечет значительное удорожание продукции для конечного потребителя.

«Для нашей отрасли маркировка ничего практически не дает, кроме затрат, все инструменты по прослеживаемости, по безопасности, они у нас есть, и они работают, и сертификаты качества, и электронные счета-фактуры, и ветеринарные справки. То есть продукция прослеживается по-любому», – говорит исполнительный директор «Молочного союза Казахстана» Владимир Кожевников. «Мы прикидывали, что для нас это будет до 9-10% увеличение себестоимости и цен в магазины», – добавляет он.

Кроме того, на казахстанском рынке молока нет такого количества контрафакта – всего 6,5% по оценке министерства финансов Казахстана, а маркировку в международной практике вводят именно на тех рынках, где контрафакт и контрабанда начинают душить легальный бизнес.

Для сравнения – на рынке легкой промышленности Казахстана, которую предполагается маркировать с 2022 года, доля теневого оборота составляет 63%, на рынке обуви (маркироваться начнет со следующей весны) контрафакт и контрабанда заполняют прилавки на 49%, в обороте алкоголя (с 1 января 2021 года) доля «тени» равна четверти общего объема, на фармацевтическом внутреннем рынке (маркировка с 2021 года) соответствующий показатель равен 12%. Здесь понятно, с чем будет бороться маркировка.

Из тех товарных групп, которые Казахстан намерен маркировать в ближайшие годы, ниже, чем в «молочке», доля тени только на одном рынке – рынке табачных изделий (2,3%), которые уже маркируются в обязательном порядке с 1 октября текущего года.

В отношении «молочников», которые подпадут в Казахстане под обязательную маркировку с 1 января 2022 года, у правительства есть еще больше года на раздумья. И НПП предлагает за этот год сделать маркировку обязательной только для предприятий-экспортеров.

«В вопросе маркировки молочной продукции приоритетом должна стать экспортируемая часть, потому что здесь вопрос касается сохранения наших позиций на рынках стран ЕАЭС, – говорит председатель правления «Атамекена» Аблай Мырзахметов. – Что касается внутреннего рынка, то тут обязательную маркировку вводить, на наш взгляд, не надо. То есть мы предлагаем маркировать только экспортную продукцию, не вводить маркировку на внутреннем рынке», – добавляет он.

А можно ли дробить маркировку?

Казахстанским экспортерам молочной продукции, если они захотят сохранить за собой позиции на том же российском рынке, маркировать свой товар все равно придется, поскольку со следующего года молоко без маркировки продавать в России не удастся.

Речь идет о достаточно малом количестве участников рынка – в Казахстане сейчас действует 214 молокоперерабатывающих предприятий, из которых на экспорт работают всего 13. 

Объем производства молочной продукции внутри страны в 2019 году составил 1 млн 388 тыс. тонн, при этом экспортировано было 158,8 тыс. тонн, то есть 10% от общего производства.

Ориентировочные затраты бизнеса на установку маркировочного оборудования в молочной отрасли составляют 9,7 млрд тенге, и здесь НПП ставит вопрос о необходимости субсидирования этих затрат со стороны государства в том случае, если молочников будут все-таки маркировать поголовно.

Государство же в лице министра торговли и интеграции Бахыта Султанова считает, что «молочка» с лихвой отобьет свои затраты на маркировку в течение пяти лет – по расчетам главы этого ведомства, дополнительные доходы легальных производителей молочной продукции до 2025 года вырастут на 16,5 млрд тенге за счет «обеления» рынка и перетока в их карман тех денег, которые население сейчас тратит на контрафакт.

Более того, в Министерстве торговли и интеграции не поддерживают подход по маркировке продукции исключительно экспортеров молочной продукции: такой подход приведет к созданию неравных условий для конкуренции на внутреннем рынке.

Экспортеры ведь большую часть своей продукции продают в Казахстане, и им неизбежно придется повышать ее стоимость для того, чтобы отбить «экспортные» маркировочные затраты – а предприятия, работающие только на внутренний рынок, оставят цены на свою продукцию на прежнем уровне, и получат, таким образом, неправомерное преимущество перед экспортерами.

Во-вторых, маркировка молочной продукции может стать стимулом для отечественных производителей по поиску экспортных ниш – если уж продукцию все равно придется маркировать, она получает возможность заходить на рынки третьих стран, минуя многие искусственные препоны, которые есть сейчас и из-за которых казахстанские молочники особо не стремятся вырваться за пределы внутреннего рынка.

Ну, и, в-третьих, особый подход к молочной продукции может вызвать цепную реакцию в других сегментах рынка, где правительство намерено выстроить систему маркировки и прослеживаемости товаров – например, в фармацевтике (объем теневого рынка – 12%) или в табачной индустрии (объем тени по разным оценкам от 2,3% в интерпретации министерства финансов до 10% в версии исследовательской компании Nielsen).

Маркировка для легального бизнеса – не в минус, а в плюс

Здесь бизнес на вполне законных основаниях может заявить о том, что он ничем не хуже «молочки», и потребовать допуска к внутреннему рынку без маркировки. И тогда срываются планы министерства торговли и интеграции по обелению внутреннего рынка. 

Хотя по расчетам Бахыта Султанова, добросовестные производители и импортеры той же обуви за счет сокращения «тени» получат в период с 2021 по 2025 год 149,5 млрд тенге дополнительной прибыли. При том, что переоборудование производственных линий в этом сегменте, по расчетам НПП, потребует всего 1,6 млрд тенге внутри Казахстана.

В министерстве ссылаются на опыт Российской Федерации, где маркировка обуви помогла установить реальный объем рынка, значительно превышавший прогнозные показатели.

Значительную выгоду от обеления рынка за счет введения системы маркировки получат и легальные производители, и импортеры алкоголя – ожидается, что они за пять лет заработают на 80 млрд тенге больше, на 43,4 млрд тенге дополнительно в период с 2021-го по 2025 годы смогут рассчитывать производители и дистрибьюторы лекарственных средств.

На 43 млрд тенге увеличатся доходы легальных реализаторов меховой продукции, на 38,6 млрд – табачников и на 16,5 млрд – молочников. 

Пропорционально вырастут и доходы бюджета – по расчетам министерства финансов, дополнительные сборы в эту пятилетку составят 58 млрд тенге, большая часть их (24,5 млрд тенге) поступит в виде налогов и таможеных сборов от обувного сегмента, чуть меньше (19,4 млрд тенге) – от производителей и импортеров алкоголя.

Поделиться:

Яндекс.Метрика