Какому спорту в Казахстане будет жить хорошо: бизнесмены помогут «своим»?

Дата:
Автор: Егор Васильев
Какому спорту в Казахстане будет жить хорошо: бизнесмены помогут «своим»?

Резкое сокращение финансирования казахстанского профессионального спорта, начавшееся в прошлом году на фоне пандемии, проходило под лозунгом переброски бюджетных средств на детский спорт и постепенную замену легионеров – собственными воспитанниками. 

Однако пока это привело лишь к массовому оттоку из страны не только иностранцев, но и ведущих казахстанских игроков как минимум в одном виде спорта – футболе. Эксперты предсказывают подобный исход и в других видах спорта: сначала командных, а со временем и в индивидуальных. 

Исключение составляют виды спорта, находящиеся под патронатом известных казахстанских бизнесменов. Какому спорту в Казахстане будет и дальше «жить» хорошо – в первой части разбора Егора Васильева


Попытка первой реформы механизма финансирования казахстанского профессионального спорта случилась задолго до коронакризиса: в 2018 году полномочия по финансированию национальных сборных команд были переданы из ведома министерства культуры и спорта (МКС) в руки Национального Олимпийского комитета. 

Предполагалось, что этот шаг позволит перенаправить бюджетный поток на те виды спорта, в которых Казахстан добивается наибольших успехов на международной арене, а также позволит восстановить в стране систему детско-юношеских спортивных школ, которая за 25 лет современного Казахстана уменьшилась более чем вдвое – в 1993-м их было более тысячи, сейчас действует всего 477 ДЮСШ.

Многолетнему президенту федерации бокса Казахстана Тимуру Кулибаеву, который совмещал с 2015 года эту должность с руководством НОКом, в связи с этим пришлось даже сложить свои полномочия в боксерской ассоциации – чтобы избежать конфликта интересов и обвинений в лоббировании интересов боксерской сборной.

Но на деле эта реформа привела к более или менее справедливому распределению средств на подготовку национальных сборных по различным видам спорта, однако не решила главной проблемы по устранению диспропорций в финансировании видов спорта в регионах. 

На местах акимы должны были руководствоваться теми же самыми принципами: чем больше в области занимающихся тем или иным видом спорта атлетов, и чем выше их достижения – тем больше денег им должно было доставаться. 

Однако на деле никаких подвижек за два года реформы не произошло: в сентябре 2020 года на совещании в Министерстве культуры и спорта ответственный секретарь этого ведомства Бакытжан Темирболатов сообщил, что за 2019-2020 годы из местных бюджетов в 17 регионах страны на профессиональный спорт было выделено 252,6 млрд тенге ($601,4 млн по нынешнему курсу), из которых три четверти – порядка 180 млрд тенге или $450 млн, ушли на содержание футбольных и хоккейных профессиональных клубов. За которыми особых успехов на международных аренах не значилось, в отличие от теннисистов и боксеров.

Достижения частников: Два Больших шлема и три титула WSB

Бокс еще с советских времен считался одним из самых «казахских» видов спорта, неудивительно поэтому, что его было решено отдать под управление зятю первого президента Казахстана, занимающему второе место в списке самых богатых людей республики по версии журнала Forbes Тимуру Кулибаеву. 

Диверсифицированный бизнес последнего (доля в британской Nostrum Oil&Gas Plc, полное владение пакетом акций АО «Каспий нефть», мажоритарная доля в сингапурской Steppe Capital Pte Ltd, паритетная с супругой Динарой Кулибаевой доля в АО «Холдинговая группа «АЛМЭКС», которая  оказывает банковские услуги корпоративным и розничным клиентам в Казахстане, России, Кыргызстане и Грузии и услуги по страхованию в Казахстане) позволил увеличить ему состояние с $2,2 млрд в 2017 году до $2,9 млрд по итогам 2020 года.

При этом основой кулибаевского бизнеса остается нефтедобыча. Именно нефтяные деньги позволяли казахстанской федерации бокса, которую Кулибаев возглавил в 2009 году, активно выращивать в Казахстане новых олимпийских чемпионов и победителей планетарных первенств. 

В период нахождения Кулибаева у руля федерации (с 2009-го по 2019 годы) казахстанская сборная по боксу завоевала 11 золотых медалей на чемпионатах мира, а на Играх в Лондоне-2012 и Рио-2016 взяла девять наград: две золотые, три серебряные и четыре бронзовые. 

Более того, именно в этот период казахстанский боксерский клуб «Astana Arlans» установил до сих пор никем не побитое достижение в Полупрофессиональной Лиге Бокса (WSB), на протяжении семи лет, с 2011-го по 2017 годы, неизменно становясь призером этого командного турнира: «арланы» за это время трижды его выигрывали, трижды брали бронзу турнира и однажды – серебро.

Но все хорошее когда-нибудь кончается – в 2018 году, после третьей победы «Astana Arlans» Кулибаев сначала свернул казахстанский проект в WSB, а затем покинул пост главы Казахстанской федерации бокса во избежание конфликта интересов. 

Однако свято место пусто не бывает, и боксерскую федерацию возглавил Кенес Ракишев – шестой номер списка казахстанских «рокфеллеров» с состоянием $890 млн. 

Это, конечно, значительно меньше, чем у зятя президента, однако и Кулибаев во главе НОК боксеров не забывает, да и казахстанским спортом сейчас «рулит» вице-министр профильного ведомства Сакен Мусайбеков (он курирует спортивную сферу в МКС), который с 2012 года вместе с Кулибаевым занимался развитием бокса на посту гендиректора Конфедерации спортивных единоборств и силовых видов спорта, а затем являлся генсекретарем НОКа, возглавляемого зятем первого президента Казахстана.

Так что боксерам опасаться сокращения финансирования в обозримом будущем в Казахстане точно не стоит.

Хорошо «упакован» в ближайшем будущем будет и казахстанский теннис, федерацию которого в Казахстане возглавляет Булат Утемуратов – 4-е место в списке 50 богатейших бизнесменов Казахстана по версии журнала Forbes с капиталом в $2,8 млрд. 

На ежегодной итоговой отчетной конференции своей Федерации в начале декабря прошлого года Утемуратов сообщил, что в последние четыре года финансирование казахстанских теннисистов зависит от государственного бюджета лишь на 30%.

«Остальное – частные вклады, чьи это деньги? Это мои деньги. Я уже вложил за эти годы более $60 млн в развитие тенниса. Легионеры, как их называют журналисты, также финансировались за счет меня. Ни за счет бюджета, ни за счет государства, а из моих личных средств», – заявил Утемуратов.

При Утемуратове казахстанский теннис действительно достиг значимых успехов – два титула серии «Большой шлем» в парном разряде Ярославы Шведовой в 2010-м году, нынешнее пребывание Елены Рыбакиной в ТОП-20 мирового рейтинга, многолетнее пребывание казахстанской мужской сборной в элитном дивизионе Кубка Дэвиса и три выхода в четвертьфинал в этом соревновании дорогого стоят. 

Но Утемуратов не зря упомянул легионеров: все успехи казахстанского тенниса неразрывно связаны с натурализованными россиянами – Шведовой, Рыбакиной, Юлией Путинцевой, Михаилом Кукушкиным, Александром Бубликом, Андреем Голубевым

Из собственных воспитанников более-менее значимых успехов достигла за эти годы только Зарина Дияс, в 2015 году вплотную приблизившаяся к ТОП-30 мирового рейтинга, а ныне входящая в первую его сотню. 

И в этом Утемуратов как спортивный меценат качественно уступает Кулибаеву: при последнем все успехи казахстанского бокса были связаны исключительно с местными спортсменами.

Продолжение следует…

Поделиться:

Яндекс.Метрика