Политика НАТО демонстрирует ее слабость

Дата:
Автор: Дмитрий Суслов
#НАТО вновь расширилась впервые с момента вступления в ее ряды Черногории в 2017 году. На этот раз в Альянс вступили Финляндия и Швеция, тем самым силы НАТО вплотную приблизились к российским границам. Несмотря на то, что пока речь идет в основном о милитаризации Европы, уже сейчас очевидно, что это начало глобального противостояния стран Запада и России, которое затянется на довольно долгий срок. Кто станет партнером России и каким тогда будет ответ на действия Альянса?
Политика НАТО демонстрирует ее слабость
– Каковы итоги саммита НАТО и его последствия для России и ее партнеров?

– Главными решениями саммита НАТО стали принятие новой стратегической концепции, решение об официальном включении в Альянс Финляндии и Швеции, а также решение о существенном наращивании военной инфраструктуры США и НАТО в Европе. 

Основные положения новой стратегической концепции заключаются в провозглашении России очередной и главной угрозой безопасности НАТО. Кроме того, впервые в истории Североатлантического альянса системным вызовом безопасности, а также страной, подрывающей ценности и интересы НАТО, была названа тихоокеанская держава – Китай. 

Более того, угрозой называются не только Россия и Китай по отдельности, но и российско-китайское партнерство.

Упоминание Китая в концепции и присутствие на саммите лидеров Японии, Австралии, Новой Зеландии и Южной Кореи говорит о стремлении США создать единую, сплоченную сеть союзников, выступающих против России и Китая. Чтобы бороться с российско-китайским тандемом, США стремятся создать тесную связку между европейскими и азиатскими союзниками. 

НАТО, таким образом, превращается в элемент глобальной структуры конфронтации.

Включение в состав Альянса Швеции и Финляндии стало возможным благодаря тому, что в последний момент они приняли все условия Турции по борьбе со всеми, кого Анкара причисляет к террористам, то есть с курдами, Рабочей партией Курдистана, Отрядами народной самообороны (Сирия) и гюленистами. 

Тем не менее вопросы остаются, поскольку уже становится понятно, что Стокгольм и Хельсинки не собираются выполнять положения трехстороннего меморандума с Турцией так, как его трактует Анкара – то есть в автоматическом режиме выдавать тех курдов и гюленистов, которых требует Турция. 

По этой причине ратификация протокола турецким парламентом, скорее всего, будет осложнена или, по крайней мере, затянута. Однако в любом случае рано или поздно Финляндия и Швеция станут членами НАТО, что приведет к существенному усилению конфронтации в Балтийском и Арктическом регионах. 

Арктика будет все в большей степени становиться пространством военного соперничества и гонки вооружений. Деятельность Арктического совета будет оставаться заблокированной, поскольку после вступления Швеции и Финляндии в НАТО все страны совета, кроме России, будут членами Альянса. 

НАТО делает серьезный шаг назад к ситуации времен холодной войны.

Во-первых, будет происходить серьезное наращивание американского контингента в Европе – не только ЦВЕ, но и в западной части региона: в Испании, Великобритании, Германии. Во-вторых, будет расширяться и военная инфраструктура НАТО в ЦВЕ, чтобы иметь возможность развернуть силы быстрого реагирования в составе 300 тысяч военнослужащих. Для сравнения, на данный момент Альянс готов развернуть 40 тысяч человек. Для этого будет на постоянной основе создана соответствующая инфраструктура: склады, штабы, тяжелое вооружение, аэропорты, аэродромы. Военнослужащие будут находиться на ротационной основе, периодически проводиться учения. 

И хотя у российских границ не будет размещен постоянный военный контингент, тем не менее это решение говорит о том, что озабоченность России приближением военных НАТО к ее территории игнорируется.

Инфраструктура не только приближается, она наращивается, и НАТО не идет на какой-либо диалог с Москвой и не делает каких-либо намеков относительно того, что она готова хоть в какой-то мере учитывать опасения России.

– Каким станет ответ России на политику НАТО и будет ли укрепляться российско-китайское военное сотрудничество?

– Россия, конечно, вынуждена будет укреплять западный рубеж обороны, в первую очередь речь идет о Беларуси, соответствующие решения уже принимаются. Москва пока не идет на размещение на белорусской территории ядерного оружия, но совершенно очевидно, что курс взят как минимум на подготовку Беларуси к его использованию.

Россия, безусловно, будет укреплять и границу со Скандинавией, соответственно, будет происходить дальнейшая милитаризация Европейского региона. Москва будет нацеливать свое вооружение на те точки ЦВЕ, где будет размещаться военная инфраструктура НАТО. 

Полагаю также, что мы движемся к размещению наземных ракет средней и меньшей дальности, поскольку действия Альянса не оставили России простора для выбора. 

Также будут размещаться ракетные комплексы «Искандер», которые могут носить как ядерные, так и неядерные боеголовки. Будет происходить еще более тесная военная интеграция России и Беларуси. Произойдет новый раунд милитаризации Арктики, учитывая стратегическое значение Арктики для России, Москва не может поступить никак иначе. Нацеливание ракет на Финляндию и Швецию будет зависеть от того, появятся ли в этих странах военные базы НАТО.

И, конечно же, общим стратегическим ответом России будет дальнейшая интенсификация военного сотрудничества с Китаем.

КНР стала безальтернативным направлением ВТС для России – и наоборот. США и их союзники еще до саммита НАТО не оставили России и Китаю никакого выбора, принятая стратегическая концепция это только подтвердила. Уже с начала специальной военной операции и интенсификации гибридной войны, к которой присоединилась, например, и Япония, ни у Москвы, ни у Пекина не было иной возможности, кроме как наращивать двустороннее военное и экономическое сотрудничество. 

Китай стал главным импортером российских энергоносителей, Россия заняла первое место по экспорту нефти в КНР, обогнав по этому показателю Саудовскую Аравию. Регулярно проводятся российско-китайские военные учения и маневры, совместные полеты самолетов и походы кораблей – как в азиатском, так и в европейском регионах. Совсем недавний пример – российские и китайские корабли вместе прошли около островов Сенкаку в Восточно-Китайском море, за которые продолжается территориальный спор между Китаем и Японией. 

Формирование военной связки между странами НАТО и государствами-союзниками в АТР в гораздо большей степени меняет ситуацию для Китая, нежели для России. Несмотря на то, что КНР нигде не ведет боевых действий, ее также провозгласили угрозой безопасности и так же будут «зажимать», толкая тем самым к расширению сотрудничества с Россией. 

Саммит НАТО продемонстрировал серьезное изменение отношения к российско-китайскому партнерству.

Если еще пару лет назад превалировали идеи о необходимости ослабить этот тандем, то сейчас он используется как аргумент в пользу консолидации союзников вокруг США. Европейские партнеры Вашингтона боятся России, азиатские – Китай, а российско-китайское партнерство позволяет говорить о необходимости объединиться. 

Пример успешной реализации американской стратегии – Австралия, которая проводит и антикитайскую политику (в частности, создание атомного подводного флота в рамках AUKUS), и курс на сдерживание России, присоединившись ко всем санкциям. Премьер-министр Австралии побывал на Украине, осудив действия Кремля. 

– Если странам Запада приходится консолидироваться, это, скорее, сигнал не их силы, но слабости. В чем тогда глобальная цель НАТО?

– НАТО действительно не действует сейчас из позиции силы, она понимает слабость своего положения.

Альянс осознает, что, по крайней мере, в среднесрочной перспективе восстановить глобальное лидерство коллективного Запада невозможно. 

Россия и Китай, и другие страны уже бросили этой гегемонии вызов и оспорили его. Большим ударом для Запада стал отказ подавляющего большинства незападных стран присоединиться к антироссийской и антикитайской политике. Запад объединился сам, но не смог консолидировать большую часть человечества: страны Азии, Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки к нему не примкнули. 

В этой связи у коллективного Запада есть программа минимум и программа максимум. Минимальная задача состоит в консолидации Запада, возрождении полноценного западного блока образца холодной войны. 

Если глобальное лидерство невозможно, то надо хотя бы воссоздать западный блок и приспособить его к периоду длительной конфронтации. По этой причине Запад работает на глобальный раскол, блоковую поляризацию, возрождает идеологию холодной войны, пестуя нарратив «демократии против автократий». Программа минимум уже выполняется: Запад сплачивается, американское лидерство в рамках этого блока бесспорно, оно восстановлено и укреплено. 

Программа максимум состоит в одержании исторической победы, аналогичной самопровозглашенной победе, которую Запад объявил в конце прошлой конфронтации. Для выполнения этой задачи Россию необходимо ослабить. На это делается ставка с марта-апреля 2022 года, когда Запад официально стал говорить, что цель их политики в отношении Украины состоит в окончательном и бесповоротном истощении России. 

Они исходят из того, что если Россия потерпит военное поражение на Украине одновременно претерпевая негативное воздействие санкций, то это приведет к фундаментальному коллапсу, смене политического режима, и Москва будет выведена из игры. А вывод России из клуба великих держав упростит Западу конфронтацию с Китаем. Пекин тогда останется один на один с Западом, лишившись надежного тыла, который ему обеспечивает Россия, а также источника энергоносителей и военных технологий.

– Будет ли коллективный Запад пытаться завлечь в сотрудничество еще и центральноазиатские государства?

– Уровень доверия, достигнутый между Россией и Китаем, создает благоприятный контекст для стран Центральной Азии, потому что в обозримой перспективе геополитическое соперничество между Москвой и Пекином исключено. 

Учитывая вызовы, с которыми сталкиваются Россия и Китай, они заинтересованы не в том, чтобы делить Центральную Азию, а в том, чтобы сообща работать на экономическое развитие и политическую стабилизацию региона. 

Однако гибридная война, проводимая странами Запада против России, создает серьезный вызов для центральноазиатских стран. 

Запад оказывает очень сильное давление на страны региона, демонстрируя, что в условиях жестких антироссийских санкций, которые продлятся еще неопределенный период, участие в интеграционных объединениях под эгидой Москвы противоречит их интересам. Запад пытается убедить центральноазиатские государства, что кооперация с Россией – якобы страной-изгоем, которая обречена деградировать – будет неизбежно их тянуть вниз. Чтобы не допустить собственный коллапс, странам региона рекомендуется прервать политические и экономические контакты с Москвой.

Давление Запада ставит центральноазиатские страны в очень тяжелое положение. Если они пойдут на уступки, то неизбежно столкнутся с колоссальными вызовами своей безопасности и экономическому развитию. 

Наиболее удачным выходом для стран региона было бы сохранить статус кво в области интеграции, не педалировать ее углубление, но и не отказываться от партнерства с Россией, при этом сохраняя политически нейтральную позицию. 

В российских интересах – помогать им сохранять политический нейтралитет: если в отношении гораздо более хрупких центральноазиатских экономик будут введены санкции, подобные тем, под которыми находится Россия, то они не справятся с ними. Более того, сама Россия заинтересована в том, чтобы продолжать опираться на страны, против которых санкции введены не были, для минимизации собственного урона.

Беседовала Дарья Хаспекова

Поделиться:

Яндекс.Метрика