Дата:
Автор: Дмитрий Чулков
Переговоры Путина и Эрдогана: будет ли остановлен хаос?

Переговоры президентов России и Турции В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана прошли в Москве 5 марта. Дискуссия длилась 5 часов 40 минут и касалась ситуации в сирийском Идлибе, где 27 февраля Турецкая Республика начала военную операцию «Щит весны» вслед за тем, как стало известно о гибели более 30 турецких военнослужащих в результате авиаудара сил армии Б.Асада.

В ходе переговоров стороны согласовали меморандум по урегулированию ситуации в Сирии, ключевыми положениями которого являются признание недопустимости военного разрешения сирийского конфликта, введение режима прекращения огня, а также создание коридора безопасности.

О ключевых задачах переговоров, роли астанинского процесса урегулирования ситуации в Сирии, а также значении этого диалога для стран центральноазиатского региона ИАЦ МГУ рассказал старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической Академии МИД России Владимир АВАТКОВ.

Обстоятельства столкновения

Ситуация на земле вокруг идлибской зоны деэскалации была критической. Здесь происходили достаточно радикальные столкновения, которые грозили перерасти в полномасштабную войну между Турцией и Сирией. 

Хотелось бы обратить внимание на два момента. Во-первых, стоит напомнить, что турецкие войска находятся в Сирии не по приглашению официального правительства этой страны, а также не по мандату ООН. Во-вторых, Турция взяла на себя ответственность за идлибскую зону и должна была размежевать террористов и умеренную оппозицию ещё в 2018 г., а также вывести оттуда бронетехнику. Однако сделано этого не было.

Задачи переговоров

Одной из ключевых задач переговоров было обязать Турцию к ответственности, потому что амбициозность и наступательность внешнеполитического курса Анкары в последнее время зашкаливали. Зачастую у турок проявляется синдром имперскости, который закрывает собой рациональное восприятие действительности.

Кроме того, требовалось не допустить развязывания полномасштабной войны и вернуться к положительному рациональному взаимодействию между Москвой и Анкарой в новых условиях, в то время, когда сирийская армия законно на своей же территории расширила свои владения. Если говорить о конкретике, то задачей было возвращение к мирной жизни трассы М4, ставшей коридором безопасности. По сути, заключённое соглашение можно назвать приемлемым в данных условиях и соответствующим интересам сторон в плане мирного урегулирования.

Астанинский формат

Важно, что при этом обе стороны совершенно не планировали и не планируют жертвовать тем положительным багажом взаимодействия между нашими странами, который был накоплен, как и пренебрегать трехсторонним астанинским форматом, который показал свою эффективность. Я напомню, что именно данная площадка способствовала продвижению политических и законодательных реформ в Сирии во время американо-британо-французских ракетных ударов по этой стране.

Вероятные угрозы

Российско-турецкое взаимодействие очень тяжело и непросто куётся, однако без него о полном мирном взаимодействии в центральноазиатском регионе, формировании новой зоны безопасности, и речи быть не может. В свою очередь, распространение хаоса на этих территориях выгодно, в первую очередь, третьим сторонам, заложникам интересов которых, в том числе, оказалась и сама Турецкая Республика.

Россия выступала и выступает за уничтожение террористических бандформирований, которые в том числе атакуют российские базы, а также за формирование новой подсистемы региональной безопасности. Это, бесспорно, очень важно как для России и Турции, так и Кавказа и стран Центральной Азии. Что касается последних, то туда, судя по происходящему, западными коллегами планировалось перебрасывание заряженной нестабильности из Сирии уже в ближайшем будущем. 

Поэтому договорённости в Москве формируют надежду на то, что хаос будет остановлен.

Поделиться: