Дата:
Автор: Денис Борисов
Религиозный вопрос в предвыборном «разогреве» Казахстана

До парламентских выборов в Казахстане остаётся менее года, поэтому закономерно активизируется политический процесс, и основные участники начинают готовить политтехнологические сани к очередной гонке. Актуальной в разворачивающемся политическом планировании становится религиозная проблематика и электоральный потенциал религиозных лозунгов в предвыборной агитации. 

Интерес к проблеме проявляют как провластные, так и оппозиционные силы: для первых – это вопрос страховки и убедительной победы; для вторых – это поиск свободных избирательных ниш в предвыборной борьбе против явно превосходящего по силам соперника.

Политика и религиозное сознание в Центральной Азии

Сюжеты о политических партиях религиозной направленности и об изменении закона РК №344-II «О политических партиях» периодически всплывают в информационном пространстве Казахстана, попадаются предложения вплоть до внесения изменений Конституции в контексте исключительно светского характера казахской государственности.

Исторический контекст из 2000-х

В середине 2000-х часть истеблишмента Казахстана предприняла попытку прощупать религиозный электоральный капитал: Кайрат Сатыбалды (племянник Елбасы) зондировал мусульманский дискурс от личных паломнических инициатив по святым и памятным мусульманским местам через популяризацию халяль стандартов в казахской пищевой промышленности до намёков на создание исламской политической партии. 

В 2010 году в продолжение религиозных инициатив К. Сатыбалды громко выступил председатель Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков, который открыто призвал пересмотреть отношения между религией и государством в сторону расширения интеграции ислама в политическую систему Казахстана. 

Ретивость в использовании религиозной повестки в политических схемах спровоцировала другую часть казахской элиты скорректировать правила внутриэлитарной борьбы – принять закон РК №325-VI «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», где в 9 ст. был подчёркнут принцип отделения религии и религиозных объединений от государства, а религиозным объединениям запретили заниматься политической деятельностью, участвовать в деятельности политических партий и оказывать им финансовую поддержку. 

Несмотря на то, что законопроект в большей степени стал реакцией на попытки политизировать религиозные взаимоотношения в стране, этим решением удалось прекратить на следующую пятилетку публичные обсуждения каких-либо вариантов использования религиозных институций в политической борьбе.

В дополнение в 2012 году духовные лидеры основных конфессий публично высказались против идеи создания исламской партии, а позиция Верховного муфтия Казахстана шейха Абсаттара хаджи Дербисали признавала светский характер политической жизни: «Это запрещено нашей Конституцией. Закон одинаков для всех. Нельзя, прикрываясь политической партией, вносить разлад среди народа, и тем более, использовать это в своих целях».

Новое слово в понимании роли религии для государства

В 2017 году опубликована Концепция государственной политики в религиозной сфере Республики Казахстан на 2017-2020 гг., которая стала более комплексным подходом к администрированию роли религии в жизни государства, общества и личности. Важно, что документ фиксирует среди основных тенденций развития религиозной ситуации в Казахстане риски размывания светских основ государства

В этом контексте, главным лейтмотивом Концепции становится задача по усилению регулятивной функции государства по отношению к религиозным объединениям и практике осуществления права на свободу совести. 

В этом документе Аккорда окончательно расставляет акценты в вопросах взаимоотношения государства и религии, прямо декларируя: «Светское устройство государства – важное историческое достижение народа Казахстана». 

Более того, новые принципы государственной политики в отношении религии чётко очертили место религиозных институтов в политической и конституциональной системах

А) интересы государственной политики в религиозной сфере заключаются в упрочении светских устоев государства, национально-культурных и исторических традиций народа; 

Б) ограничение сферы влияния религий принципами морали и высокой этики; 

В) Конституционное устройство государства исключает религиозный интерес при законотворчестве, формировании и функционировании органов государственной власти, принципов этики должностных лиц.

Что имеем на сегодня?

В итоге к избирательному сезону 2021 года сформулированы правила политической конкуренции, которые полностью исключают, как минимум в краткосрочной перспективе, возможность использования религиозной повестки в политической борьбе.  

Любой же политический субъект, претендующий на места в парламенте, законодательно не может опираться на религиозные ценности и поддержку религиозных общин и институтов. 

Более того, по последним исследованиям, фиксируется увеличение доли атеистов в казахском обществе с 6% в 2009 до 18,8% к 2019, что свидетельствует о весьма призрачных шансах заработать электоральные очки на религиозной тематике в том числе и в среднесрочной перспективе. 

Зондирование повестки в медиа

Однако в конце 2019 году и 2020 в казахском информационном пространстве были предприняты очередные попытки оценить привлекательность идеи создания исламской партии. 

Политизация ислама в Кыргызстане как угроза светскому государству

Медийные вбросы проводились через ряд интернет ресурсов и телеграмм-каналов, где выдвигался тезис о необходимости создания, если не де-юре исламской партии, то де-факто политической организации, которая будет в своей практике ориентироваться на мусульманскую часть казахского общества по типу турецкой Партии справедливости и развития.

Большинство казахских политологов закономерно очень скептично оценили перспективы создания религиозной политической партии, связав данный информационный зондаж с играми отдельных представителей истеблишмента, которые либо из конъюнктурных соображений, либо с целью обострить внутри элитарную борьбу, либо просто авантюра – в общем, решили обратиться к религиозной риторике.  

Межрелигиозная тематика – поле боя?

Проблематика государственного регулирования религиозной деятельности в экспертном и политическом пространстве Казахстана за последние несколько лет приобрела острый полемический характер. Попытки со стороны властей усилить государственный контроль за деятельностью религиозных объединений в рамках изменения и дополнения закона РК №325-VI «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» неоднократно срывался и откладывался под давлением общественности, ряда политиков и смены настроений функционеров. Основные противоречия в этой области: 

  • критика чрезмерного контроля со стороны государства за поведением верующих;
  • асимметрии в пользу силового блока в контексте антиэкстермисткой деятельности;
  • притеснение религиозных меньшинств со стороны духовного мейнстрима в лице ДУМК. 

Другим словами, межрелигиозные отношения в Казахстане, прежде всего, между государством и мусульманской общиной, а также внутри мусульманской общины между представителями различных течений обладает высоким конфликтным потенциалом.

В результате последние попытки политизировать религиозный вопрос в Казахстане можно рассматривать не как поиск электоральных возможностей для участников на предстоящих парламентских выборах, а как попытку найти социальную базу политического протеста с целью дискредитации предстоящей избирательной кампании. 

Религиозный избиратель становится одним из наиболее перспективных, с точки зрения организации протестной активности, поскольку   системные политические акторы в силу сформированной законодательной базы не могут открыто и широко взаимодействовать с религиозным электоратом, что даёт некоторые преимущества внесистемной оппозиции в работе с этой частью казахского общества.


Ia-centr.ru является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.     

Поделиться: