Новый президент – новый курс США: планы Байдена на Центральную Азию

Дата:
Автор: Денис Борисов
Новый президент – новый курс США: планы Байдена на Центральную Азию

Завершается главная выборная схватка современных международных отношений, и с высокой вероятностью, тандем «Байден-Харрис*» отстоит свои права на овальный кабинет.

Индивидуальный дипломатический стиль Дональда Трампа в жанре американского промышленного изоляционизма будет основательно пересмотрен новыми хозяевами Белого дома. Будущие вашингтонские расклады заставляют экспертное сообщество задуматься о перспективах грядущей внешнеполитической доктрины США. Как внешняя политика сыграет по общемировым противоречиям, а как по региональным аспектам. Какие дипломатические контуры для Центральной Азии сулит обновлённая администрация в Вашингтоне?

К власти в США возвращаются старые новые демократы, которых можно назвать отличниками политической преемственности. Неслучайно Джо Байден в завершении своей «победной речи» непосредственно сослался на управленческую установку 12-летней давности, сформулированную предыдущим президентом-демократом Б. Обамой.

Приоритеты Вашингтона в регионе

Подходы внешней политики США тандема Байден-Харрис будет восстанавливать ориентиры дотрамповского периода, зафиксированные в Стратегии национальной безопасности США 2015 года.

Применительно к Центральной Азии, региону отдавалось скромное место среди географических приоритетов внешней политики Вашингтона. В документе от 2015 года ЦАР упоминается 1 раз в контексте задач по балансировке американских стратегических партнерств в Тихоокеанской и Южной Азии.

Существующая практика центральноазиатского вектора внешней политики США также будет апеллировать к региональным подходам, которые были разработаны в бытность Государственного секретаря Джона Керри. Ставка на развитие межгосударственных отношений со странами Центральной Азии на основе многосторонней платформы между министрами иностранных дел «С5+1», а переговорная повестка между США и Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном, Узбекистаном вернётся в традиционные для демократов категории.

Ожидаемые планы в области экономики – это политическое сопровождение западных инвестиций в наиболее маржинальные отрасли государств ЦАР: добывающий сектор, логистика, финансы, ИКТ. Не сможет регион обойти природоохранную повестку и развитие зеленой энергетики, возможно, придётся раскошелиться на строительство ветряков или солнечных энергетических платформ.

В области безопасности, в первую очередь, актуализируется афганское направление. Планы Д. Трампа о скорейшем выводе американских войск теперь под большим вопросом, а значит транспортно-логистические возможности Центральной Азии для поддержки иностранного военного контингента повышают своё влияние в переговорном процессе.

В довесок к Афганистану пойдёт борьба с терроризмом и радикализмом, незаконным оборотом наркотиков и оружия.

В гуманитарной сфере ожидаем поворот к морализаторской позиции и особому вниманию к режиму соблюдения прав и свобод человека. Данная трансформация потенциально – самая сложная для стран региона, поскольку именно эта сфера не раз становилась мишенью для критики со стороны «запада». Также можно прогнозировать рост финансовой поддержки институтов гражданского общества, разделяющие «правильные» трактовки демократических ценностей.

Нарушение баланса «Пекин–Вашингтон–Москва»?

Смена действующих лиц в администрации Белого дома повлияет на американскую дипломатию в треугольнике «Пекин–Вашингтон–Москва». С одной стороны, изменение формата американо-китайских противоречий, где открытая политическая конфронтация воспринимается токсично многими в международном сообществе, в том числе и близкими союзниками США.

Толерантный Д. Байден пойдёт на разрядку напряжения в области безопасности, шовинистический антикитайский посыл будет деликатно сглажен, а политика и практика сдерживания Китая вернется в экономическую плоскость.

В этом контексте, для государств Центральной Азии сводится к минимуму вероятность жёсткого выбора между Пекином или Вашингтоном.

С другой стороны, возвращение демократов автоматически повышает антироссийскую повестку в американском истеблишменте. Новая попытка субъективизации политических увещеваний увидеть российскую экономику «в клочьях» добавляет вызовов в области устойчивого социально-экономического развития не только РФ, но и тесно связанных с ней хозяйственных систем соседних стран.

Неожиданный новый игрок для Центральной Азии

Есть ещё один неочевидный дипломатический трек для Центральной Азии от результатов выборов-2020 года – потенциал закрепления новой внешнеполитической геометрии в регионе – геополитического ромба «Пекин-Москва-Вашингтон-Дели».

Последние версии стратегического планирования внешней политики от демократов подразумевали ведущую роль Индии в деле сдерживания Китая в Азии. Принимая во внимание особый пиетет вице-президента Харрис к индийской стороне, можно предположить дальнейшее усиление связки между США и Индией.

Это произойдёт как в архитектуре современных международных отношений в целом, так в качестве региональной альтернативы китайскому вектору в Центральной Азии, в частности.

Чего ожидать самим странам Центральной Азии?

В центральноазиатском регионе, находящемся в общем фарватере мировой неопределённости, наблюдается все больше многополярных и полицентричных взаимодействий. Здесь усложняется разнонаправленность национальных интересов, спутываются кооперационные и конкурентные отношения.

Современная динамика международных реалий требует постоянного анализа происходящих изменений для оперативной калибровки внутренних и внешних управленческих решений как для региональных, так и для внерегиональных акторов.

В то же время, учитывая возраст нынешнего победителя электорального дерби в США, экспертные рассуждения о возвращении Демократической партии США и возможных контурах американской внешней политики, невольно заставляют вспомнить один сюжет из восточного фольклора о Ходже Насредине и осле… что ожидает Падишаха?

* Байден родился 20 ноября 1942 года. Он станет самым возрастным президентом в истории США. Родители Байдена – выходцы из Северной Ирландии. Байден станет вторым президентом-католиком в Америке после Джона Кеннеди. 

Камала Харрис, сопровождавшая Байдена в его борьбе за Белый дом – первая женщина вице-президент США, первая чернокожая и первая с индийскими корнями на этом посту.

Поделиться:

Яндекс.Метрика