Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Перебдеть лучше, чем недобдеть: последствия карантина в Алматы и Нур-Султане

Перебдеть лучше, чем недобдеть: последствия карантина в Алматы и Нур-Султане

20.03.2020

Автор: Дарья Чижова

Теги: Казахстан

Пока вся Москва скупает гречку на фоне слухов о возможном закрытии города на карантин, Касым-Жомарт Кемелевич Токаев уверенно подписал указ о введении режима чрезвычайной ситуации на территории всей страны, а также закрытии обеих столиц  Нур-Султана и Алматы на карантин. С одной стороны, количество заболевших в Казахстане не критично – 35 человек (из них, по официальным сообщениям, ни одного тяжелого случая), с другой стороны, это лучшее время действовать – модели Китая и Южной Кореи доказали эффективность. Но сможет ли Правительство обуздать последствия? 

Укротитель «чёрных лебедей»

Первому году президентства Токаева не позавидуешь: Арысь, Кордайские события, погромы в Атырау, падение цен на нефть и обвал тенге.

В каком-то смысле именно так закалялась сталь: пройдя через целую плеяду «чёрных лебедей», Токаев, во время пандемии, принимает крайне своевременные решения. Казахстан был одной из первых стран постсоветского пространства, принявших самые жёсткие меры после сообщений о «приближении» вируса. Запрет на участие и организацию международных мероприятий, ограничение авиасообщения позволили оперативно локализовать потенциально заражённых, а значит обезопасить окружающих.

Обвал цен на нефть: Казахстан пересмотрит бюджетные расходы, Россия откупорит кубышкуРешение о закрытии городов – это фактически реализация политики «слышащего государства», где главное – люди. Насколько это поднимает рейтинг действующего Президента сказать сложно, но очевидно, что последовательность главы государства не может не импонировать обществу. 

Закрытие городов своевременно и в связи с их социальной структурой – количество приезжих в Алматы и в Нур-Султан, мягко говоря, значительное. Введение режима удаленной работы, перевод на дистанционное обучение школьников и студентов, фактически, могли бы простимулировать приезжих из других регионов Казахстана вернуться на временные каникулы домой. В реальности это бы повлекло за собой распространение вируса по территории всей страны, а учитывая, что дети зачастую болеют вирусом бессимптомно вариантом, последствия для бабушек и дедушек могли бы стать фатальными. 

Большим вопросом остается и способность медицинских учреждений оказать своевременную помощь, особенно в регионах. И дело не в общем уровне медицине, а специфике последствий вируса. Большинству тяжелобольных пациентов требуются дорогостоящие аппараты искусственного дыхания.  В мирное время аппараты используется на короткий срок для постоперационных больных и не требуются в огромном количестве. И если в Алматы, по заявлениям властей, их 579, то количество подобных аппаратах в регионах значительно отличается, в Атырау, например, их всего 12. А значит, основная задача сейчас – не дать выйти вирусу из городов.

Социальные условия понятны, но что делать с экономикой? 

Отложенные последствия 

Пока все обсуждают особенности житья в карантине, у Правительства есть время провести анализ и принять взвешенный антикризисный план в нынешних условиях. А подумать есть о чем: 

Фактическая остановка работы крупной промышленности в Китае, сокращение количества перелётов и, как следствие, падение спроса на нефть, последовавшая нефтяная война, начатая Саудовской Аравией, привела к катастрофическим последствиям. Цены на нефтересурсы пробивают дно, опускаясь ниже 20 долларов за баррель (При этом, бюджет Казахстана спланирован из расчёта 42 доллара, а себестоимость добычи на уровне 25 долларов) От президента и правительства ждут решений – пока они носят ситуативный характер и вряд ли помогут избежать структурных последствий кризиса. 

Введение режима ЧС, закрытие торговых центров, ограничение передвижения людей – шаги двойственного характера: остановить пандемию, но и ударить по бизнесу. В условиях нефтяной войны, постоянных скачков национальной валюты и изменения цен на нефть, валютные и золотые запасы предыдущих лет и налоговые отчисления должны бы стать своеобразным оплотом стабильности для государства. Но режим ЧС и карантин меняют правила игры – государству и здесь придётся тратить деньги.

Малый и средний бизнес уже бьют тревогу – многие объединения пишут публичные письма с просьбой объявить налоговые, арендные каникулы, обеспечить социальные выплаты тем, кто вышел в отпуск без содержания. Игнорирование этих требований может сыграть плохую шутку для бюджета в долгосрочной перспективе – МСБ занимает в структуре ВВП порядка 29,5 %. К тому же именно бизнес отвечает за рабочие места в городах, а значит, под угрозой и социальная стабильность. Казахстан на карантине: первые жертвы – туроператоры

Другим острым вопросом являются последствия для госкорпораций и крупного бизнеса. Сложней всего ситуация может сложиться с в туристической и авиационной отраслях страны – запрет на перелеты и остановка проведения любых мероприятий (даже не международных) за месяц, могут привести к серьезнейшим последствиям. И если Air Astana, вероятно, за счет государственных дотаций сможет компенсировать последствия, то остальным компаниям, может не хватить запланированных средств. Рассчитывать на иностранных инвесторов не приходится – потребуется время, чтобы свести дебет с кредитом после сенсационных обрушений рынков. 

Дешевая валюта, конечно, задел для производственников, ориентированных на экспорт. Но кто, когда и что будет готов покупать – вопрос открытый. 

«Alea iacta est» – жребий брошен, сказали бы великие. Сможет ли Токаев перейти и этот Рубикон, а главное, преодолеть последствия? Возможно, это один из самых серьезных вызовов, стоявших перед Казахстаном когда-либо.


Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение