Казахстан-2017: Блеск и нищета властного транзита. Ч.1

Дата:
Автор: Дарья Чижова
Реакция Владимира Владимировича, напомню, была крайне негативной. Причем не на упоминание какой-то конкретной персоны, а на сам факт того, что кто-то пытается обсуждать такого рода ситуацию публично. Полагаю, что реакция Нурсултана Абишевича может быть еще более жесткой.   Казахстан-2017: Блеск и нищета властного транзита. Ч.1

Дарья Чижова: На дворе наконец-то лето, сезон отпусков, а казахстанские и российские эксперты вдруг вернулись к активному обсуждению проблем властного транзита в странах ЦА. Если интерес к киргизской теме понятен – скоро выборы, то почему вдруг такой ажиотаж вокруг казахстанской проблематики?

Причем высказались по теме транзита не только известные эксперты, но и российские общественно-политические издания, которые прежде не были замечены в повышенном внимании к центральноазиатским сюжетам. В чем причина?

Андрей Карпов: Самое простое объяснение – лето. Круг сюжетов, интересных для СМИ, существенно сузился. Никлас Кейдж и мемы – это здорово, но только для определенной аудитории. Если под рукой нет актуальных тем, то нужно их придумать или воспользоваться (как в «Золотом теленке») «записной книжкой» эксперта – вопрос о преемниках и властном транзите в РК и КР – как раз из числа вечных вопросов.

«Регнум», например, пошел по вполне разумному пути – о ситуации в Казахстане рассуждают лучшие казахстанские эксперты – Досым Сатпаев, Данияр Ашимбаев.

Большая часть же подобного рода публикаций в изданиях, которые вспоминают о Казахстане от случая к случаю, ни на чем не основаны, кроме как общего представления авторов о ситуации в стране. Есть такой Казахстан, есть проблема властного транзита, есть круг потенциальных наследников.

Из этой нехитрой комбинации можно «сварить» любой аналитический «суп» - от путевых заметок до «серьезного разбора шансов».

Другое дело – эксперты, которые обладают неким инсайдом. Это и казахстанские и российские авторы. Есть определенная информация, которую они получают из собственных источников – на ее основании можно сделать какие-то условные выводы о вероятной схеме транзита – и то, о каких-то возможных сценариях, с очень высокой степенью допущения.

Тут вопрос в качестве источников информации, ведь легко можно попасть на намеренный вброс, стать заложником близкого общения с представителями той или иной группы интересантов. Некоторые казахстанские элитарии любят «заходить» на информационное поле Казахстана через российские СМИ.

Дарья Чижова: Возможен ли вариант, при котором «высокие шансы» того или иного претендента в трактовке СМИ будут искусственно «усиливать» его недруги, недоброжелатели в Акорде? Вряд ли ближнему кругу Нурсултана Абишевича понравится, если кто-то из чиновников будет в частных беседах именовать себя «кандидатом номер 1»?

Андрей Карпов: Эта комбинация хорошо известна и в российской политике. Вспомните недавнюю публичную сцену вокруг «писем Володину». Схема отработанная – публикуется некий текст частного письма или запись разговора, где лицо Х именует себя «будущим президентом» или даже не сам Х, а кто-то из его родственников.

Реакция Владимира Владимировича, напомню, была крайне негативной. Причем не на упоминание какой-то конкретной персоны, а на сам факт того, что кто-то пытается обсуждать такого рода ситуацию публично. Полагаю, что реакция Нурсултана Абишевича может быть еще более жесткой.

Есть серьезные казахстанские политики, которые «просят» - через соответствующие пиар-структуры - не упоминать их имена в подобном контексте. Никак. Ни хорошо, ни плохо. Дальновидная реакция.

Но, с другой стороны, все это непременные атрибуты околовластных интриг. Так было и пять лет назад и год назад – просто сейчас вбросы стали более конкретными по содержанию, речь в такого рода публикациях идет об одной-двух персонах, с обсуждением возможных шансов. Поэтому ажиотажа намного больше.

При этом достоверной информации, вероятнее всего, нет сейчас ни у кого. Можно угадать, а можно попасть пальцем в небо. Ценность подобных рассуждений будет очень и очень условной.

Дарья Чижова: Еще одна тема для дискуссии – модели транзита. Например, принцип коллективного преемника.

Андрей Карпов: В этой дискуссии, полагаю, будет больше смысла. Но, обратите внимание, речь все равно идет о шансах конкретных персон, а не о новой системе, балансе сдержек и противовесов. Все замыкается на личностном факторе. Кстати говоря, как и в российском экспертном поле накануне выборов 2018 года. Причем в еще более экзотичной форме – отдельно Путин, где-то там Навальный и его перспективы, а дальше – в кучу – все остальное.

Окончание следует...

Поделиться: