Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Китайская «мягкая сила» в Центральной Азии

Китайская «мягкая сила» в Центральной Азии

Китай в процессе достижения экономического благосостояния еще в начале двухтысячных годов озаботился о собственном образе и репутации страны на международной арене. Учитывая, что для повышения темпов развития экономики, которая требовала новых рынков сбыта Китайских товаров, а также увеличения собственного веса и политического влияния на международной арене, Китай параллельно с процессом наращивания военной силы начал процесс по изучению и разработке элементов «мягкой силы». Какая она?

Китай и «мягкая сила»

Термин «мягкая сила» впервые появился в книге «Неизбежное лидерство: изменяющаяся природа американской власти» профессора Гарвардского университета Джозефа Найя.«Мягкая сила» возникла в противовес термину «жесткая сила» подразумевавшая использование государством военной силы, экономического давления, организации переворотов и других методов прямого воздействия для достижения политических целей на международной арене либо на конкретную страну. 

«Мягкая сила» для достижения целей использует способность государства быть привлекательным или моделью для подражания, выраженной в модели государственного управления, научно-технических достижений, высокой и массовой культурой, достижениями в спорте и так далее. 

В современном мире подобные инструменты стали активно использоваться странами обладающими амбициями на мировое, региональное господство или странами, имеющими конкретные цели в определенных государствах. 

США, после распада СССР, стали доминирующей силой в мире, которая начала активно продвигать и навязывать собственную модель образа жизни, идеологии, основанной на капитализме и демократии. Для этого использовалась американская киноиндустрия, шоу – бизнес, массовая культура, которая пользуется популярностью во всем мире.

Образовательные программы по обмену, пополняют количество лояльных к США лидеров почти во всех странах мира. А огромная международная сеть неправительственных организаций, работающих по всему миру и финансируемые из бюджета страны, обеспечивают институциональную поддержку «мягкой силы» США. 

Китайская Народная Республика, которая во время противостояния СССР и США находилась в процессе строительства национальной экономики, стремилась не участвовать в борьбе двух мировых держав, придерживаясь курса направленного на строительство национальной экономики. 

Коммунистические идеалы и принципы, которых придерживались первые лидеры Китая, в скором времени стали атрибутами прошлого. Курс на экономические реформы объявленные последователем Мао Цзедуна – Дэн Сяопином, позже названным «Коммунизм с китайской спецификой» привел к тому, что в стране произошли гигантские преобразования. Курс на поддержку частного бизнеса, и в тоже время процесс индустриализации превратил страну за три десятка лет во вторую экономику мира. 

Китай в процессе достижения экономического благосостояния еще в начале двухтысячных годов озаботился о собственном образе и репутации страны на международной арене. Учитывая, что для повышения темпов развития экономики, которая требовала новых рынков сбыта Китайских товаров, а также увеличения собственного веса и политического влияния на международной арене.

Образ бедной, необразованной страны, производящей дешевую и не качественную продукцию, который формировался специально для «выбивания» экономических преференций у стран Запада, к двухтысячным шло в разрез с амбициями Китая.  

Настроения, которые витали в кулуарах кабинетов высшей элиты страны, выразилось в конкретику в 2007 году на 17 съезде коммунистической партии Китая, на котором председатель Ху Цзиньтао выступая о приоритетных направлениях внешней политики страны, отдельно выделил пункт развития «культурной мягкой силы».

В своем выступлении на съезде Ху Цзиньтао отметил тот факт, что «в наши дни культура становится все более важным элементом соперничества в совокупной государственной мощи, а развитие культуры внутри страны должно сопровождаться повышением ее международного влияния».

На шестом пленуме ЦК КПК 17-го созыва, который состоялся в октябре 2011 г., был принят документ под названием «Решение ЦК КПК о некоторых важных вопросах углубления реформы культурной системы, содействия развитию и процветанию социалистической культуры». В нем говорилось о растущем значении «мягкой силы» в соперничестве между странами, а также о необходимости «осуществлять стратегию выхода культуры вовне, повышать международное влияние китайской культуры, демонстрировать миру новый образ реформ и открытости Китая».

В данном материале мы рассмотрим несколько основных направлений.

Борьба с антикитайскими настроениями в Центральной Азии

Китай придерживается общего курса применения «мягкой силы», в отношении всех стран региона, не разрабатывая отдельную стратегию для каждой страны.

Основная работа ведется в двух направлениях. Первое направление - выделение денежных средств руководствам стран региона на инфраструктурные проекты, проекты, связанные с решением социальных проблем, вопросов здравоохранения, военной помощи и так далее. Так, например, Китай собирается до 2020 года выделить Таджикистану кредиты и гранты на общую сумму до 3 миллиарда долларов США. Кыргызстану за период с 2010 по 2017 годы, Китай оказал поддержку на инфраструктурные проекты на общую сумму в 1,5 миллиарда долларов США.

На эти деньги в Кыргызстане началась стройка стратегической альтернативной автомобильной дороги связывающей север с югом страны, реконструирована теплоцентраль в столице страны, по всей стране восстанавливаются дороги, а также закончена строительство республиканских электрических станций.

Казахстан недавно обратился к правительству Китая за помощью на 300 миллионов долларов США, просьба которой сейчас находится на рассмотрении Пекина.

Вторым направлением стало культурно - гуманитарное сотрудничество подразумевающее продвижение образа Китая как страны союзника, стремящегося к сотрудничеству и взаимопомощи.

Под эту идею в странах Центральной Азии открылись институты Конфуция действующих под государственными университетами. На сегодняшний день в Казахстане действует пять Институтов Конфуция, в Кыргызстане – четыре, в Узбекистане, как и в Таджикистане, – два. Институт Конфуция в Ташкенте, например, посещают 350 человек. При этом растет число студентов изучающих китайский в государственных вузах.

В этих институтах студентов обучают китайскому языку, культуре, истории успешные выпускники получают возможность продолжить образование в самом Китае. Студенты в процессе обучения через знания, становятся более лояльными к Китаю, а часть, которая имела возможность посетить Китая, начинают испытывать симпатию к государству.

По данным Министерства образования КНР на 2017 г., численность казахстанских студентов в Китае достигла 13,2 тыс.; узбекских около 5 тыс. студентов; около 11 тыс. человек из Кыргызстана; таджикских студентов в Китае пока составляет несколько сот человек.

Большим блоком является работа в сфере средств массовой информации. В Кыргызстане, все ведущие государственные телеканалы имеют договора с китайскими телеканалами, в рамках которого Кыргызские государственные каналы показывают телесериалы, телепередачи, произведенные в Китае и переведенные на местный язык. На территории страны свое вещание осуществляет русская версия главного государственного телеканала Китая – CGTN русский. Телевизионные передачи, которого в основном посвящены международным событиям и новостям, связанным с Китаем. 

В республике на еженедельной основе печатается газета «Шелковый путь. Культурное развитие». Содержание газеты, однако, не отвечает требованиям местных жителей, так как большинство статей касается достижений и успеха Китая, в то время как события связанные с Китаем внутри Кыргызстана не всегда находят выхода в газете. 

Примером успешной реализации «мягкой силы» Китая можно назвать Шанхайскую организацию сотрудничества. После распада Советского союза страны Центральной Азии, начали процесс строительства национальных государств, получив в наследство проблемы, связанные с определением государственных границ с Китаем.

Процесс делимитации границ завершилась к 1996 году, в этот год по инициативе Китая, России и стран Центральной Азии была образована «Шанхайская пятерка», в которую входили Казахстан, Китай, Кыргызстан, Таджикистан и Россия. В 2001 году к объединению присоединился Узбекистан, преобразовав объединение в Шанхайскую организацию сотрудничества.

Созданная как площадка по делимитации границ, ШОС со временем показала себя эффективной площадкой по разрешению вопросов, связанных борьбой с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом, оборотом наркотиков. А также укреплению гуманитарных связей между странами участниками организации.

В 2007 году во время саммита ШОС в Бишкеке, президент России Владимир Путин предложил создать университет. В рамках данной инициативы был создан Университет Шанхайской Организации сотрудничества, представляющий из себя более чем 80 университетов которые входят в международную сеть. Студенты имеют возможность получить образование по направлениям как регионоведение, экология, энергетика, IT-технологии, нано технологии. Рабочими языками являются русский и китайский. Благодаря образовательным обменам студенты имеют возможность получить широкие познания помимо своих предметов, в том числе и о странах участниках ШОС.

Шанхайская Организация сотрудничества за годы своего существования стало не просто международным объединением, но и стало визитной карточкой Китая. Являясь самым крупным государством членом, а также самоназвание, которого происходит от названия крупного Китайского города, КНР в мировом сообществе воспринимается как лидирующая страна в организации.

В Центральной Азии ШОС воспринимается как мирная площадка, созданная для выстраивания отношений между странами СНГ и Китая. Китай своими инициативами и политикой мирного сосуществования, благодаря ШОС смог создать о себе позитивный образ среди элит и интеллигенции.

Центральная Азия и «Один пояс, один путь»

В 2013 году, председатель КНР Си Цзиньпин, выступая с речью в Астане (ныне Нур-Султан), рассуждая о роли ЕАЭС и возможном сопряжении с ШОС, выдвинул инициативу по созданию «экономического коридора Шелкового пути».

Позже этот проект получил название «Один пояс, один путь», в рамках которого начались переговоры по строительству железной дороги, соединяющей Центрально-азиатский регион с Китаем. «Один пояс, один путь» является одним из самых масштабных проектов в современной истории КНР, и включает в себя сухопутный и морской пути, которые должны обеспечит Китаю выходы на богатые рынки Европейских стран и стран Персидского залива. 

Руководства Китая понимает важность проекта для страны в деле роста экономических показателей, увеличения политического веса и влияния в мировом сообществе. В тот же момент проект значительно повысить статус и авторитет страны в мире, превратив Китай в активного актора международных отношений способного брать ответственность за разрешение мировых проблем.

Однако в Центральной Азии проект «Один пояс, один путь» вызывает не однозначную реакцию, как среди элит, так и среди простого населения. Учитывая размеры страны, количество населения, политический вес, военный потенциал и экономические возможности поднебесной в странах Центральной Азии опасаются роста влияния Китая на регион, прежде всего в вопросах возможной угрозы военного нападения.

Другим фактором является то, что экономический успех Китая, наращивание его мощи и влияния в мире, вызывает тревогу у больших западных держав. Китай, инициировав проект «Один пояс, один путь» вызвал критику со стороны западных держав, в особенности США, которая от слов перешла к делу, и в настоящее время ведет торговую войну с Китаем. Более того подбрасывая через средства массовой информации финансируемые из бюджета страны, информационные поводы негативно отражающиеся на образе Китая в мировом сообществе.

Проблемы «Китайской мягкой силы» в Центральной Азии

Однако мер, принимаемых Китаем недостаточно для реализации интересов Поднебесной в Центральной Азии. Если рассмотреть проблемы, которые усложняют процесс создания позитивного образа Китая в Центральной Азии, необходимо рассмотреть следующие причины.

В конце 2018 года и вначале 2019 года в Казахстане и Кыргызстане прошли митинги против Китая. Граждане выступили против незаконного удержания этнических уйгуров, казахов, кыргызов силовыми органами Китая в лагерях по перевоспитанию в районах компактного проживания в КНР. Новости об этих задержаниях были широко растиражированы в западных и Американских СМИ.

Эти протесты стали выражением анти китайских настроений, причины которых намного шире и выходят за рамки только требований участников митингов.

В процессе сложного понимания Китая играют огромное количество стереотипов, шаблонов, которые по наследству передались от советского прошлого современным жителям стран Центральной Азии. Советская система образования не предполагала изучения глубокого изучения стран Азии, делая упор на историю коммунистического движения в Европе.

В Центральной Азии, во всем регионе до сих пор не существует серьезных исследовательских центров, которые могли бы на доступном языке расшифровать процессы, происходящие в Китае. Представления об этой стране формируются из общей повестки международных событий освещающихся в новостях. Хотя Китая является соседом региона и имеет общие границы.

Большую роль играет отсутствие общей культуры, национальных традиций, обычаев, праздников. Сложность изучения языка, таинственность, мистицизм и в тот же момент тревога и страх перед мировой державой вызывает отторжение и боязнь Китая.

Вклад в антикитайские настроения делают и сами граждане Китая, которые не всегда честно ведут бизнес в странах Центральной Азии, стремясь подкупить местных чиновников или создавая невыносимые условия для местных работников на совместных предприятиях.

Есть и ошибки, допущенные представителями политических элит стран Центральной Азии, при выстраивании отношений с Китаем. Например, в Кыргызстане во время делимитации границы с Китаем, руководство страны, возглавляемое первым президентом Аскаром Акаевым, передало Китаю часть исконно кыргызских территорий, что вызвало в стране события, приведшие к первой революции в 2005 году.

В Кыргызстане из-за нарушений в процессе выделения Китайских грантов и кредитов, в ожидании приговора на скамье подсудимых оказались высоко поставленные чиновники.

Необходимо также учитывать, что и в самом Китае, нет серьезных специалистов, экспертов по странам Центральной Азии. Студенты, из Центральной Азии выезжающие на учебу в Китай, в основном обучаются на гуманитарных специальностях. Дипломные, магистерские работы, которых защищаются на темы связанные с предоставлением информации о собственных странах в тех или иных областях жизнедеятельности. Однако ценность этих работ в силу отсутствия понимания региона со стороны Китайских профессоров, не всегда объективна и не может быть оценена по достоинству. Центральная Азия для самого Китая является не изученным регионом, в силу которого и допускаются определенные ошибки при выстраивании образа.

Образ Центральной Азии в Китае формируется вокруг политических амбиций чиновников рассматривающих регион как коридор для обеспечения прохождения маршрута проекта «Один пояс – один путь», а также как регион, обладающий большими природными ресурсами. Однако этого не достаточно для того чтобы выстроить собственный образ, необходимы исследования и большая научная работа.

В такой же степени страны Центральной Азии, также стоят перед проблемой выстраивания своего образа в Китае, так как от этого зависит эффективное продвижение и взаимовыгодное сотрудничество, в котором будет осознанность и глубокое понимание друг друга, как с этими проблемами и трудностями будут справляться эти страны вопрос будущего.


Теги: Китай, Центральная Азия

0
Шухрат
По всей видимости, китаизация неизбежна, хотя бы по той причине, что их ( китайцев), слишком огромное количество.
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение