«Ташкент – судьба моя»: врачи, которые посвятили жизнь Туркестану

Дата:
Автор: Алтынай Алиева
«Ташкент – судьба моя»: врачи, которые посвятили жизнь Туркестану

Служению медицине они посвятили практически всю свою жизнь, и сегодня, годы спустя, остаются примером для тех, кто так же принес клятву Гиппократу. В Ташкенте они нашли применение своим знаниям и опыту, обрели славу и вечный покой. Они – русские врачи, чьей судьбой стал Туркестан и помощь его жителям.

24785172_777714429082506_957464449871153958_o.jpg

Рисовый базар в Ташкенте. 1890-1900 годы.

Приехали на время – остались навсегда

В конце XIX – начале ХХ веков от недугов людей в Туркестане лечили табибы – врачеватели от народной медицины. Были среди них хирурги – самоучки и травматологи, повивальные бабки.

Облегчить страдания больного помогали отвары из лекарственных трав, настои и порошки, мази и эфирные масла, кровопускание. И если одних больных табибам удавалось спасти, то другие обратившиеся, употребив, к примеру, ртуть и прочую химию умирали от отравления.

А вот многие костоправы нередко оказывались на высоте – после манипуляций такого «травматолога» пациент избавлялся от хромоты, болей в спине и шее.

Женщинам в то время лечиться у знахарей-мужчин не позволяла религия, потому они следовали их советам на расстоянии. О хворях жен, матерей или дочерей табибам ведали главы семейств.

Возможность лечиться у «дохтура» жительницы Ташкента получат только в 1883 году, когда откроется первая лечебница для женщин-мусульманок.

Позже такие амбулатории начнут принимать пациенток в Намангане, Андижане, Маргилане, Коканде и Самарканде.

Н. Гундиус, А.Пославская и Е. Мандельштам стали первыми, кто рискнул начать помогать местным детям и матерям, так, как того требовал общий уровень развития медицины. Для этого отважные женщины еще должны были получить разрешение по докладной записке, поданной генералу М. Черняеву, которая в конечном итоге была им удовлетворена.

Поначалу желающих лечиться у женщин-врачей было немного, но после «чудесного» выздоровления тех, кто отважился прийти на прием, потянулись другие жительницы Ташкента.

Амбулатория для мужчин появится в 1886 году. Инициаторами ее создания выступят С.Рыжковский, Д.Палиенко, Г.Рождественский и еще четыре врача, вызвавшихся работать безвозмездно, дабы принести пользу «туркестанским людям».

Двенадцать с лишним тысяч пациентов разных возрастов осмотрят врачи-волонтеры из России в первый год существования амбулатории. 

Позже, когда лечебница начнет разрастаться, при ней начнут работать фельдшеры, их ученики и даже первый врач, принимавший пациентов на платной основе – Соломон Лейбович Шварц.

Через десять лет после открытия в год здесь будут принимать до 43 тысяч пациентов.

Важно упомянуть, что самым первым лечебным заведением Ташкента являлся еще военный лазарет. Он был открыт в 1868 году, двумя годами позже его преобразуют в военный госпиталь второго класса.

В 1896 году здесь начнет свою работу психиатрическое отделение, а еще через 10 лет – прививочная станция, где станут оказывать помощь больным бешенством.

Городская больница, приемный покой и амбулатория среднеазиатской железной дороги, санитарный надзор – один за другим появлялись медицинские заведения в Ташкенте.

Приезжим русским медикам предстояло не только завоевывать доверие жителей мастерством и знанием своего лекарского дела, но и учить язык, становится своими для местного население. Это было непросто, но многие, решившие приехать на время, остались навсегда.

Дело совести и чести

Петр Фокич Боровский, Леонид Михайлович Исаев, святитель Лука – Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, Антонина Алексеевна Шорохова, Алексей Дмитриевич Греков – эти люди, решившие работать на туркестанской земле, боролись с малярией и холерой, помогали малышам появиться на свет, оперировали.

Алексей Дмитриевич Греков родился в 1873 году в Новочеркасске. После окончания Санкт-Петербургской военно-медицинской академии он приезжает в Мерв (сегодня город Мары в Туркменистане), где ему предстояло спасать жителей от малярии, заниматься научной деятельностью.

Греков_Алексей_Дмитриевич.jpg

Десять лет спустя он защитит докторскую диссертацию, а в 1911 году Грекова переведут в Ташкент, с которым он свяжет свою судьбу.

Старший ординатор военного госпиталя продолжит свои исследования, будет преподавать в медицинском училище, которое откроется в 1918 году, организует кафедру микробиологии при Ташкентском университете в 1920 году, примет участие в создании медицинского факультета этого вуза.

Основатель Санитарно-бактериологического института, его первый директор, Герой труда, профессор Греков оставит после себя свыше пятидесяти научных трудов, книгу «Пятьдесят лет работы врача в Средней Азии» и учеников, которые продолжат его дело, начатое на заре ХХ века.

Как начальник Аму-Дарьинского противоэпидемиологического отряда здесь он был на передовой борьбы с чумой. Болезнь, к счастью, обошла специалиста стороной, хотя риск заразиться у Грекова был огромный.

2-2.jpg

Группа российских медиков на пути к кишлаку Анзоб. Бухарский эмират. 1899 г. Из фотоальбома А.М. Левина «Противочумная экспедиция в Анзоб в русском Туркестане»

Именно Греков докажет возможность получения иммунитета против холеры путем иммунизации холероподобным вибрионом и выделит вакцинный штамм от человека.

Алексея Дмитриевича не станет уже в 1957 году, ему будет 84, когда он уйдет из жизни. Легендарного врача, прожившего в Ташкенте почти полвека, похоронят на Боткинском кладбище.

Здесь же нашла вечный покой Антонина Алексеевна Шорохова, также посвятившая Ташкенту практически всю свою жизнь и карьеру.

Выпускница Санкт-Петербургского женского медицинского института Шорохова несколько лет после окончания вуза проработала в акушерско-гинекологической клинике вуза ординатором. Потом была Тульская губернская земская больница.

xx93.jpg

И вот в 1916 году двадцатишестилетняя Антонина отправляется в Ташкент, создавать гинекологическое отделение при Новгородской больнице города.

Ее девизом было – «материнское счастье есть неотъемлемое право всякой женщины». Помочь сохранить дитя юной матери или той, что носила под сердцем седьмого ребенка, спасти саму женщину, дать надежду той, что мечтает о материнстве – разве это не чудо?

Женскому врачу было нелегко работать в новых условиях, но сдаваться она не собиралась. Не позволяли характер и сила воли, но главное, желание доказать, что доверять науке нужно куда больше, нежели повитухам с сомнительной репутацией.

Ее слова о настоящем докторе актуальны и сегодня – «современный врач должен быть человеком всесторонне эрудированным, с широким кругозором, внимательным, дисциплинированным человеком с добрым сердцем, готовым пожертвовать собой ради спасения, здоровья и жизни людей».

Шорохова понимала, что одну ошибку, особенно в работе специалиста ее профиля, будут помнить годами, позабыв о подвигах, совершаемых каждый день. 

Потому совершенствоваться она считала важным всегда, несмотря ни на какие обстоятельства. 

На земле, ставшей ей родной, Шорохова проживет шестьдесят с лишним лет. Ее вклад здесь оценят по достоинству – наградят орденом Ленина, дважды – орденом Трудового красного знамени, изберут депутатом Верховного Совета Узбекской ССР.

Свой долг она выполнит до конца, следуя главной цели – дарить женщинам радость материнства. До своего столетнего юбилея Антонина Алексеевна не доживет всего пару лет, скончавшись в 1979 году.

Ташкент навсегда примет и Петра Фокича Боровского. Сначала будет все та же Петербургская военно-медицинская академия, которую будущий профессор окончит с отличием.

После – защита докторской диссертации, работа врачом в Маргеланском лазарете. В Ташкент он прибудет в 1892 году, где объявит войну холере.

Запрет на использование воды из нескольких колодцев сделает свое дело – эпидемию удалось остановить.

После того, как его исследования, связанные с поиском возбудителя восточной язвы, подвергнут сомнению, Боровский выберет другое направление – хирургию. 

Открытие, сделанное им в 1894 году, признают почти 40 лет спустя, незадолго до смерти блестящего ученого и хирурга. Герой социалистического труда Петр Фокич 12 лет будет заведовать кафедрой госпитальной хирургии Среднеазиатского медицинского института в Ташкенте.

Требовательный к себе, превосходный диагност, он дотошно изучал каждого пациента, прежде чем вынести окончательный диагноз. Коллеги уважали Боровского за добрый нрав и то, что он никогда не отказывал им в поддержке – советом, делом, простым человеческим участием.

Он работал, ничуть не жалея себя, вспоминали его ученики, и за день до ухода из жизни был на «боевом» посту.

У каждого времени свои герои. Российские врачи, приехавшие в Ташкент сто с лишним лет назад и ставшие его частью, героями себя и не считали. Они просто выполняли свой долг, жили по совести и чести. А значит, все сделанное – было не зря.

Поделиться:

Яндекс.Метрика