Каракалпакское ремесло: истории мастеров в народном искусстве

Дата:
Автор: Алтынай Алиева
Каракалпакское ремесло: истории мастеров в народном искусстве

«Крылатые» юрты, звонкоголосые дутары и кобызы (музыкальные инструменты – ред.), свадебное платье невесты, стилизованное под старину, ковры, вобравшие в себя все буйство сочных красок, женские украшения, созданные настоящим волшебником – возрождая ремесла, каракалпакские мастера превращают бизнес в занятие для души.

История каракалпакского искусства

Вышивать свое свадебное платье или кок-койлек девочки-каракалпачки начинали в нежном возрасте, помогали создавать настоящий шедевр будущим невестам мамы и бабушки. Подобного наряда нет у представительниц других народов Средней Азии, а каждый узор на платье – это символ, оберег, знак рода, а еще – намек на принадлежность к воительницам из героического эпоса «Кырк кыз».

unnamed-19.jpg

Экземпляры синего платья каракалпачки хранятся не только в музеях Узбекистана, но и в Государственном музее этнографии в Санкт-Петербурге. Если местные девушки и женщины производили на специальных станках ткани для одежды, ковры и украшения для юрты, плели циновки из тростника, то мужчины были кузнецами, кожевниками, ювелирами, жестянщиками. 

Одним из городов мастеров в 19 веке считался город Ходжейли (там располагались целые ремесленные кварталы), а ремесленным центром – Чимбай, жители которого помимо юрт изготавливали головные уборы, обувь, мыло, мельницы. 

Арбы и юрты делали по индивидуальному заказу, впрочем, как и сейчас. В отдаленных аулах арба, запряженная осликом – транспорт, которым продолжают пользоваться сельчане. 

arba1.jpg

Развито было у каракалпаков и гончарное дело, к ним также относили и мастеров по производству тандыров – хлебных печей, это ремесло, кстати, и сегодня существует в Каракалпакстане.

От мечты – до дизайнерских коллекций

Каракалпакское мастерство живет не только в истории или в виде музейных экспонатов, и сегодня его прославляют местные мастера.

Айзада Нурумбетова занялась возрождением традиционного каракалпакского костюма более 10 лет назад. Еще школьницей она мечтала о том, что познает тайны, скрытые в узорах вышивальщиц, а пошитые ею костюмы в национальном стиле будут символом красоты и изящества каракалпакской женщины. 

4892675-min.jpg

Проводником в мир моды прошлых столетий для Айзады стала заведующая отделом народно-прикладного искусства Государственного музея искусств Республики Каракалпакстан имени И. В. Савицкого Айгуль Пирназарова. Будущего дизайнера ждало много открытий, ведь каждый узор на платье, накидке или головном уборе невесты – саукеле, это символ, оберег, особый тайный знак. 

Начав создавать свою коллекцию, Айзада строго придерживалась одного правила – «живая» ручная вышивка – это главная фишка офисного костюма, платья для выхода в свет или наряда для исполнительницы народных песен.

Саукеле

Трудясь над очередной коллекцией, она не забывает о детях и мужчинах, а модный приговор ее работам не раз выносили на самых высоких показах в Ташкенте и Москве. В феврале Айзада стала участницей международного фестиваля культур Восточный базар «Тюбетейка 2020», прошедшего в столице России. 

У Нурумбетовой десятки учениц по всему Каракалпакстану, для многих из них ремесло стало спасением, смыслом жизни, успешным проектом. Манзура Ерниязова – также одна из тех, в чью судьбу занятие творчеством внесло большие коррективы. После замужества Манзура переехала к супругу в Муйнак, где с ней произошел несчастный случай – молодая женщина потеряла руку и ногу, но сдаваться не собиралась. В 2013 году Манзура стала бизнес-леди – ей помогли с открытием социального предприятия – швейного и вышивального цеха общество с ограниченной ответственностью «Qaraqalpaq Sheberi Manzura». 

Сегодня в каждом районе Каракалпакстана действуют десятки цехов, где можно заказать одежду в национальном стиле. Пошьют на заказ и девичье приданное – лоскутные корпеше, корпе (ватные стеганые одеяла), подушки. Спрос на такую продукцию есть всегда. Свадебный наряд для невесты и ее подруг в особом тренде, его можно заказать или взять в аренду.

И бизнес, и занятие для души

Пандемия коронавируса внесла свои коррективы в планы тысяч людей, но каракалпакские мастера и на карантине не сидели без дела. В созданной в Чимбайском районе этнической деревне «Топи аул» ремесленники продолжали заниматься творчеством – изготавливать юрты, плести циновки из камыша, создавать национальные украшения. 

100850999_584582452450418_6212897977254543360_o.jpg

В музее семьи Таджимуратовых – отца – художника и сына ювелира до закрытия границ всегда было много гостей. Дарибай Таджимуратов – художник и скульптор, с прошлого года начал возрождать традиции изготовления изделий из керамики, а в помощники к себе взял сельскую молодежь. А еще мастер умеет видеть волшебство в самых обычных предметах – старом колесе от арбы, высохшем дереве, терракоте, куске шамотной глины. 

Его сын – Адиль, единственный в Каракалпакстане ювелир, воссоздающий старинные женские каракалпакские украшения по тем, что хранятся в запасниках музея и выставлены в экспозиционных залах. 

117169205_633549900887006_2766256660863917168_o.jpg

Мастер работает с латунью, серебром, мельхиором и бронзой, в качестве камня использует сердолик, бирюзу и кораллы. Все, как в старину – такие украшения носили прапрабабушки сегодняшних модниц, предпочитающие китайскому массмаркету настоящие произведение искусства.

Заказы у Адиля есть всегда, выполнять их помогают братья и ученики, которым нравится превращать металл в серьги, браслеты, кольца, подвески. 

А в семье Кобланбаевых, что живет по соседству с Таджимуратовыми, наладили изготовление юрт. Процесс ее «постройки» трудоемок, у мастеров уходит чуть больше месяца, на то, чтобы изготовить и собрать одну юрту. С развитием гостиничного бизнеса спрос на них возрос – юртовые лагеря пользуются большой популярностью у иностранных туристов. Заказывают юрты частные лица, а также предприниматели, занятые в сфере общественного питания, животноводы. 

Файзулла Назарбаев из Ходжейлийского района – мастер по изготовлению жилищ кочевников в третьем поколении. Первым это ремесло освоил его дед – Назарбай усто, который поставлял юрты самому Джануид-хану. И сегодня, больше века спустя, таинство происходит в той же мастерской, где трудились отец и дед ремесленника.

К работе Файзулла усто приступает только весной после того, как заготовленная с зимы древесина просохнет до особого состояния. «Шестикрылые юрты заказывают чаще», – говорит мастер. А вот юрты с «размахом» крыльев от 18 до 24 – реже, такие и стоят дороже, и времени на их изготовление уходит больше. Помогают мастеру сын Махмуд и племянник Мансур, чужих людей к участию в процессе Назарбаев не допускает. 

Юрта

Одной из своих юрт он гордится особенно – двадцать лет назад заказ на нее поступил из Куня-Ургенча, куда на мероприятие дожжен был прибыть Сапармурад Ниязов. 

Назарбай Кадибергенов с супругой Тазахан Турдиевой из Шуманайского района Каракалпакстана вырастили пять дочерей. Глава большой семьи занимается изготовлением музыкальных инструментов, домашней утвари. Его супруга – лоскутным шитьем, дочери плетут украшения из бисера, вышивают им одежду, шьют под заказ гардины, а самая младшая – Гулзада делает игрушки из вторичного сырья – бумаги и использованных целлофановых пакетов.  

Семейное дело приносит стабильный доход, а участие в конкурсах и выставках – заслуженные награды. Но главное, считает Назарбай Кадибергенов, что каждый из них занят любимым делом. 

 

Поделиться:

Яндекс.Метрика