Интернациональные семьи в Узбекистане: три удивительные истории

Дата:
Автор: Алтынай Алиева
Интернациональные семьи в Узбекистане: три удивительные истории

У настоящей любви нет национальности, вероисповедания, возраста. Ей не страшны испытания разлуками и людские мнения, а с годами она становится только крепче.

Герои этих историй живут или жили в разных уголках Узбекистана, представители разных национальностей они волей судьбы и сердца выбрали эту страну своим домом.

Как живут интернациональные семьи в Узбекистане – три удивительные жизненные истории знакомства и любви в материале Алтынай Алиевой.


Любовь, не знающая границ

В Узбекистан Альберт Мозелевич Шапиро приехал пятьдесят с лишним лет назад из Украины. Друг, с которым он когда-то служил в армии в одной из прибалтийских республик, предложил «махнуть в Ташкент, потому что там тепло и солнечно, живут хорошие люди».

В Хмельницком остались родители, сестры и друзья, а в столице Узбекской ССР у Альберта не было никого. Поступил он в Ташкентский политехнический институт – учился на гидрогеолога. После окончания вуза молодого специалиста на практику отправили в Каракалпакию, город Кунград.

Тогда помощник бурового мастера, покоритель пустыни Кызылкум еще не знал, что его ведет судьба. Первый красавец на факультете, он считался завидным женихом, но создавать семью в его планы не входило. Пока он не встретил хрупкую Элеонору с восточными глазами, застенчивую и смущавшуюся под его восхищенным взглядом. Просить руки девушки решился сразу.

Как живут корейцы Каракалпакстана?

К зятю – еврею, со звонкой фамилией Шапиро корейская семья Хван отнеслась с уважением, приняла как родного сына.

Ему было 29, их дочери 21 – молодая семья обосновалась в маленьком поселке «Развилка», под Нукусом, где Альберт Мозелевич руководил Приаральской гидрогеологической экспедицией.

Вскоре у пары появился сын Сергей, а через три года дочь Ирина. Родственникам Альберта невестка нравилась – добрая, отзывчивая, покладистая, в Хмельницком их всегда ждали с нетерпением.

В 1975 году семья переехала в Ташкент, где пришлось обосновываться заново, обустраивать быт. Трудностей не боялись, рожденный за год до начала Великой отечественной войны, Альберт Мозелевич, повидал в жизни многое.

– Благодаря папе, наша мама получила высшее образование, он помогал ей учиться, вести хозяйство, растить нас. В свободное время изучал иностранные языки. Он неплохо владеет китайским, японским, немецким, английским языками. Сейчас работает в режиме «онлайн» переводчиком в одной из компаний, а ему в этом году будет 81 год, – рассказывает дочь Альберта Шапиро и Элеоноры Хван Ирина Мирная.

– Став начальником экспедиции, которой отдано почти 10 лет трудов, он создал свой театр, ставил спектакли. Непрофессиональные артисты выступали на импровизированных сценах, радуя местных жителей. Мама была его музой, он посвящал ей стихи, и сейчас продолжает их писать. 

А мама недавно начала учиться рисовать. Родители не устают восхищаться друг другом и говорить на языке любви, который, кстати, не требует перевода. Папа активно занимается спортом, много ходит и обязательно подтягивается на турнике каждое утро. Когда нашим с братом детям исполнился год, мы отмечали это событие по корейской традиции, красивой и древней.

Ирина – нумеролог и психолог, сейчас открывает для себя астрологию. Ее старший брат, Сергей – ювелир, с женой украинкой, они вырастили троих детей. Сын Ирины, Павел, увлекается компьютерными технологиями, пишет рецензии на современные фильмы и музыку. Когда «интернациональные» внуки собираются в доме Шапиро-Хван, стол пестрит от корейских, еврейских, узбекских блюд.

Браки1.jpg

Два года назад супруги отметили золотую свадьбу. Их мечта – дождаться рождения правнуков и вместе с ними отпраздновать бриллиантовый юбилей своей семьи.

Обычаи переплелись в одной большой семье

Еркина Кененбаева из Бостанлыка, что под Ташкентом, и Зулейху Курбанову из города Касансай Кашкадарьинской области свела Москва. Студенты столичного государственного педагогического института познакомились на одном из молодежных мероприятий, проходившем в общежитии в 1974 году.

Он казах, она узбечка, но любовь не заглядывала в шестую графу, ей все равно на национальности. Родители жениха и невесты были не против их отношений, на свадьбе, состоявшейся в московском ресторане «Юность» они стали самыми дорогими гостями.

– Две «Чайки» и две «Волги» доставили нас и друзей из ЗАГСа к месту празднования торжества, которое продолжилось в общежитии, – вспоминает Еркин – ака Кененбаев.

– Через год появился наш первенец – Азат. Этот день помню до сих пор, с ним связана интересная история. Звоню в Московский роддом № 1, спрашиваю, Курбанова родила? Да, говорят, поздравляем, у вас сын! Как на крыльях помчался на Калининский проспект, накрыв попутно, стол для друзей – студентов. Приезжаю, а мне говорят, простите, родила другая Курбанова, не ваша. Ждите! Оказалось, что в этом роддоме две роженицы с одной фамилией. Азат родился в этот же день, только несколькими часами позже.

Браки2.jpg

Потом семья отправилась жить к родителям мужа в Бостанлыкский район Ташкентской области – они и займутся воспитанием внука, пока молодые учатся в Москве. По казахской традиции, мальчика – первенца от старшего сына, растят бабушка и дедушка по линии отца, считая его своим ребенком.

Вернувшись на родину, выпускники МГПИ начали работать учителями в сельской школе, преподавали русский и узбекский языки.

– Жили дружно, а наша многочисленная казахско-узбекская родня поддерживала, как могла. Семья росла, появились сын Кайрат и дочь Айгуль. В начале 90-х решил заняться бизнесом, уехал в Нижний Новгород, открыл там фирму, спустя годы вернулся домой, – продолжает Еркин – ака Кененбаев.

– Супруга все это время была рядом с моей родней, ее называли самой лучшей невесткой. В трудовой книжке жены всего одна запись – в школе, куда она пришла после окончания вуза и проработала до выхода на заслуженный отдых. Наши дети и внуки говорят на узбекском, казахском и русском языках. Всегда мечтал, чтобы они знали еще и таджикский язык. Супруга младшего сына и ее родня им владеют отлично, надеюсь, моя младшая внучка, которой нет еще года, будет разговаривать на четырех языках.

Еркин – ака занимается наукой, пишет докторскую диссертацию и преподает русский язык в Чирчикском государственном педагогическом институте, мечтает выпустить сборник стихов, которые пишет с юности. У них с женой 10 внуков, двое детей живут в соседнем Казахстане. Младший сын с женой и дочерью, как и полагается по обычаю, остался с родителями.

Браки3.jpg

Казахские, русские и узбекские обычаи переплелись в их семье в одну – традицию любви и взаимопонимания, уважения, веры и добра. Ей в большой интернациональной семье следуют неукоснительно.

Любовь, которая не умирает

Поздняя любовь в жизни Уразабая Уракбаева из Хорезма случилась, когда ему было 53 года. Дети выросли, создали свои семьи, первый брак распался много лет назад. В Ленинград он приехал отдохнуть в санатории, навестить младшего сына Курбанияза, который жил в этом городе, работал на одном из предприятий. Статный, с густой шапкой черных волос, пронзительными карими глазами Уразбай – ака не выглядел на свои годы.

Рахиль, также отдыхавшую в санатории, он приметил сразу, когда познакомились, оказалось, что у них много общего. Рахиль с братом-близнецом Иосифом чудом пережили блокаду, а Уразбай с сестрой воспитывались в детском доме в Хорезмской области.

После нескольких встреч решили жить вместе, и Уразбай – ака переехал к своей будущей супруге. Дети жениха к браку отца отнеслись спокойно, а когда у младшего сына родились сын и дочь, Рахиль Вульфовна стала им заботливой бабушкой. После пережитой блокады своих детей она иметь не могла.

В Ленинграде (а потом уже Санкт-Петербурге) пара прожила почти двадцать лет, а потом Уразбай – ака решил вернуться на родину. Рахиль последовала за ним – в маленькую, как она говорила «деревню» в Гурленском районе Хорезмской области. Купили дом на земле и зажили своим хозяйством, начали выращивать овощи и фрукты, рис и хлопок, развели живность.

Узбекский язык «баба Рая», как ее назвали на новом месте, выучить не смогла. Соседи и родственники мужа говорили с ней на русском, они же помогали управляться в саду и поле. Уразбай – ака в махалле был уважаем – он помогал многодетным и нуждающимся семьям, детскому дому, где вырос.

Раз в год супруги ездили в Санкт-Петербург, навестить сына и внуков, к которым Рахиль Вульфовна прикипела всей душой. 

Уразбай Уракбаев умер на руках у дочери, когда ему было 83 года. После его ухода Рахиль Вульфовна осталась жить с ней, мужа она пережила на 5 лет. Семья падчерицы стала для нее родной – ее дети и внуки дети были с бабушкой до самого последнего дня. Брат Рахиль Вульфовны – Иосиф, давно живший в Германии, звал сестру к себе, но она наотрез отказалась. Потому что обещала любимому мужчине быть похороненной рядом с ним.


Иллюстративное фото обложки: BIGPICTURE.RU 

Поделиться:

Яндекс.Метрика