Дата:
Автор: Алибек Тусупбеков
Зараженные в хадже: последствия исламофобии в Кыргызстане

Несмотря на то, что Кыргызстан граничит с Китаем, главная угроза для человечества в этом году – коронавирус – добралась до республики относительно поздно. О первых зараженных было объявлено 18 марта, ими стали вернувшиеся из Саудовской Аравии трое кыргызстанцев, которые участвовали в малом хадже («умра») – паломничестве для мусульман. Учитывая, что за несколько дней до этого были выявлены первые зараженные в соседних Казахстане и Узбекистане, а новости из Европы (особенно из Италии и Испании) очень сильно напоминали военные сводки, то неудивительно, что в стране началась паника. 

Люди стали поспешно закупать продукты, лекарства и медицинские маски. Для недопущения распространения вируса и возможных беспорядков и мародерства правительство ввело режим ЧС (который потом сменился чрезвычайным положением), ограничило въезд и выезд в республику (за исключением грузовых перевозок и возвращения граждан КР). Также был объявлен режим карантина и комендантского часа в городах Бишкек, Джалал-Абад,  Ош и тех районах, где были выявлены зараженные и контактировавшие с ними. Такими мерами удалось избежать усиления паники, но полностью остановить распространение COVID-19 не удалось: к 28 апреля число заразившихся достигло 708, из них 8 скончались, выздоровели 416.

Усиление исламофобии

Страны Центральной Азии, ожидавшие «нападение» с Востока и успевшие заблокировать границу с Китаем, не оказались готовы к тому, что вирус может быть завезен в страну не только из Поднебесной. И если в Казахстане и Узбекистане первыми зараженными стали вернувшиеся из Европы, то в Кыргызстане это были участники паломничества в Саудовскую Аравию и миссионерства («даавата») в Пакистан и Индию. К слову, «Таблиги джамаат» – движение дааватчиков – запрещен в Казахстане, России, Таджикистане, Узбекистане, но вполне комфортно чувствует себя в Кыргызстане.

После того, как стало известно, из каких стран был завезен вирус в страну, в социальных сетях и СМИ началась информационная кампания за установление строгого контроля за мусульманами, выезжающими за границу – на религиозную учебу, паломничество и даават.  Сторонники такого подхода указывают, что «в стране мечетей больше, чем школ и больниц», а сами мусульмане «могли бы посидеть дома, так как конечно они знали о пандемии». Действительно: участники малого хаджа вернулись в Кыргызстан 12 марта, значит в Саудовскую Аравию они вылетели в конце февраля, когда COVID-19 уже бушевал почти по всей планете. Та же Саудовская Аравия закрыла въезд для паломничества 27 февраля, а первый случай заражения там был выявлен 2 марта. В этой ситуации весьма пассивно действовало Духовное управление мусульман Кыргызстана, которое не стало призывать мусульман отменить малый хадж в условиях надвигающийся пандемии. Позднее ДУМК ввело временное ограничение на пятничную молитву в мечетях лишь 17 марта, т.е. через 5 дней после возвращения более сотни верующих из Саудовской Аравии, где к 12 марта было уже почти 50 случаев заражения.

Кроме того, некоторые вернувшиеся с хаджа по приезде не стали соблюдать карантин, уже зараженные отказывались лечиться, а находившиеся в Индии на даавате 10 граждан КР спрятались в мечети, таким образом нарушив правила карантина. В общем, у общества появилось много вопросов к верующим, а в некоторых случаях дело доходило даже до оскорблений и угроз. Основными требованиями у сторонников светского пути развития к властям страны стали запрет на деятельность «Таблиги Джамаат» и строгий контроль за паломниками.

Сами мусульмане в свое оправдание приводят доводы, что коронавирус сейчас это общемировая проблема, эта болезнь разносится вне зависимости от идеологических и религиозных взглядов.  Страх и паника перед опасностью заразиться часто ведут к расколу в обществе, разделяя его на оптимистов и паникеров, верующих и атеистов, соблюдающих требования властей и правил карантина и не соблюдающих.

Очевидно, что если бы коронавирус не проник в страну вместе с верующими, то Кыргызстану все равно не удалось бы избежать пандемии. Можно, конечно, ссылаться на Таджикистан и Туркменистан, где до сих пор по официальным данным не выявлены зараженные, но возвращающиеся граждане КР из стран Европы, России или Казахстана стали бы источником распространения вируса по республике. Кроме того, одним из главных факторов распространения вируса стало несоблюдение карантина, когда люди не переставали ходить в гости, проводить праздничные мероприятия и т.д.

Мусульмане против коронавируса

Обвинения со стороны гражданского сектора и сложная ситуация в стране и мире способствовали активизации местной мусульманской общины («умма») и международных исламских организаций в борьбе против коронавируса и помощи нуждающимся.  Так, местная благотворительная организация, состоящая из мусульман, «Садака Джария» организовала доставку продуктов малоимущим семьям, пенсионерам и инвалидам, всего около 500 семьям. ДУМК передало 700 тысяч сом на счет  для борьбы с коронавирусом, эти деньги собрали сотрудники религиозного управления. Имамы многих мечетей организовали сбор денежных средств и продуктов питания. Благотворительности  способствует и начало священного для мусульман месяца «Рамадан», когда необходимо помогать нуждающимся.

Активно проявляют себя и международные фонды, преимущественно из стран   Персидского залива. Кувейтский фонд «Центр Ас-Сафа» выделил Кыргызстану 250 тысяч долларов на покупку медицинского оборудования, защитных костюмов для врачей и экспресс-тестов. Также этот фонд оказал помощь продуктами питания нуждающимся семьям. Благотворительная организация «Human appeal International» (ОАЭ) помогла продуктами питания 400 семьям. «Qatar Charity» (Катар) выделил 3 млн. сом на покупку защитных костюмов для врачей.

Такая активная гуманитарная помощь нуждающимся должна будет, во-первых, снизить негативный информационный фон вокруг «вирусного хаджа», а, во-вторых, усилить значимость местной мусульманской общины, так как люди, оказавшиеся в беде, будут скорее помнить, как нельзя кстати полученные продукты, чем эмоциональные призывы в интернете.

Что дальше?

В целом, властям пока удается удерживать ситуацию под контролем и, скорее всего, к июню она нормализуется. Однако, правительству и обществу надо быть готовыми к гуманитарному и экономическому кризису, так как много людей останется без работы, по мелкому и среднему бизнесу нанесен сильнейший удар, уже сейчас многие семьи испытывают проблемы с покупкой самого необходимого. Ожидается, что после карантина еще больше кыргызстанцев уедет из страны работать заграницей, а сам Кыргызстан окажется еще более зависимым от внешней помощи.

Важно также принимать во внимание, что мусульмане (и верующие, в целом) имеют высокий уровень самоорганизации и консолидации, что особенно проявляется в тяжелые периоды. Поэтому неспособность светских властей быстро преодолеть кризис будет играть на руку исламским лидерам, которые смогут использовать потенциал мусульманской общины не только для помощи нуждающимся, но и для усиления привлекательности исламского образа жизни. В такой ситуации власти вряд ли согласятся на требования ограничить выезд мусульманам и запретить движение дааватчиков. Коронавирус, несмотря на все еще продолжающийся негативный информационный фон, не сможет ослабить позиции мусульман в стране, а при некоторых условиях, даже усилит их.  


 ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.   

Поделиться: