Огонь, граница, май: закономерности приграничных конфликтов Кыргызстана

Дата:
Автор: Алибек Мукамбаев
Огонь, граница, май: закономерности приграничных конфликтов Кыргызстана

Май 2020 года выдался жарким: на границах Кыргызстана c Узбекистаном и Таджикистаном произошло сразу несколько конфликтов. 8 мая конфликт с применением оружия случился на кыргызско-таджикской границе, в районе сельских управ Ак-Татыр, Ак-Сай и Чорку. 24 мая инцидент произошел на участке кыргызско-таджикской границы, у села Максат. 31 мая – конфликт на кыргызско-узбекской границы у села Чечме. В первые летние дни, 2 июня – грузовая машина, принадлежащая гражданину КР, была обстреляна на кыргызско-таджикской границе, когда она следовала по дороге Ош-Исфана.

Все это звучит как сводки с фронта. Почему столкновения продолжаются, и есть ли в происходящем какие-то закономерности?

Конфликт 8 мая произошел на самом болезненном участке границы – у кыргызских сел Кок-Таш и Ортобоз, граничащих с таджикской сельской управой Чорку. Конфликт, начавшийся как перепалка местных жителей, перерос в закидывание другу друга камнями и закончился перестрелкой пограничников, в ходе которой, по утверждению кыргызской стороны, пограничники Таджикистана открыли минометный огонь. Всему виной были работы на «ничейной земле», которую каждая сторона считает своей.

Конфликт 24 мая произошел у анклава Ворух не далее, чем в 20 километрах от места предыдущего столкновения. Там так же было применено оружие со стороны пограничников. Ситуация аналогично началась с перепалки жителей и закончилась перестрелкой пограничников.

Конфликт на границе с узбекским анклавом Сох произошел 31 мая. Жители кыргызского села Чечме и узбекского села Чешме каждый год чистят канал и родник («чешме» переводится как «родник»). В этом году во время совместной очистки (кыргызская версия) или очистки со стороны жителей кыргызского села произошел конфликт, который начался со споров о принадлежности родника. Конфликт перерос в закидывание камнями. Премьер-министр Узбекистана и вице-премьер Кыргызстана (премьер-министр Абылгазиев в отпуске) провели переговоры на границе, где обсудили ситуацию.

Почему так происходит, и в чем отличие ситуаций на кыргызско-таджикской и кыргызско-узбекской границе именно в районах анклавов? Это очень важное уточнение, так как есть еще участки кыргызско-узбекской границы, по которым так же есть вопросы, и время от времени происходят инциденты.

Кыргызско-таджикская граница

Кыргызско-таджикскую границу можно условно поделить на две части: на ту, по которой практически нет спорных моментов (границы по Заалайскому, Алайскому и Туркестанскому хребтам), и ту, по которой вопросов много, где и возникают конфликты (границы Баткенской и Согдийской области в Ферганской долине, включая границы Ворухского анклава).

Особенно конфликтным является район между анклавом Ворух и сельскими округами Чорку и Сурх Исфаринского района Таджикистана и сельскими округами Ак-Татыр, Ак-Сай и Самаркандек Баткенского района Кыргызстана. Участки некоторых домохозяйств жителей двух стран расположены в шахматном порядке и инциденты на границы случаются постоянно. Основными триггерами конфликтов здесь, помимо споров о земле, являются вопросы поливной воды и пастбищ.

Важнейшая для ирригации река Исфара, берущая начало в горах Туркестанского хребта, проходит через анклав Ворух, потом через кыргызское село Ак-Сай, ниже которого находится важнейший гидроузел, ниже по течению – кыргызские села Кок-Таш и Ортобоз, после – река входит на основную территорию Исфаринского района Таджикистана. Вопросы распределения стоков, контроля над гидроузлом являются крайне актуальными.

Вторым важным моментом является вопрос пастбищ. Население Ворухского анклава растет. Возрастает и число живности в хозяйствах, которую необходимо пасти. Из-за неопределенности границ жители анклава по неосторожности могут заходить за линии границы. Это же утверждение справедливо для кыргызских фермеров-скототоводов, так как их летние пастбища находятся там же, и они так же пересекают границу по незнанию. Тем более, что каждая сторона считает, что приграничные территории принадлежат ей.

Стало уже практически традицией после каждого относительно крупного конфликта проводить встречу между курирующими вице-премьерами, но конфликты случаются сегодня с пугающей периодичностью. Даже встреча президентов стран в июле 2019 на границе, на вышеупомянутом самом «горячем» участке, не снизила уровень напряжения.

Кыргызско-узбекская граница

Кыргызско-узбекская граница так же имеет свои спорные участки. Мы сосредоточимся на самом крупном анклаве – Сохском.

Сохский анклав настолько крупный (население около 80 тыс. человек), что выделен в отдельный район. Анклав занимает территорию вдоль реки Сох. Интересным является то, что 99% населения анклава – этнические таджики. До конфликта между жителями Соха и близлежащих кыргызских сел в 2013 году коммуникации с основной частью Узбекистана проходили вдоль реки Сох по направлению на город Риштан. По кыргызской территории жители Соха проезжали 15 километров. После 2013 года они перемещаются уже через Хайдаркан, Кадамжай и Вуадиль проезжая уже 60 километров по территории КР. 

Тема дороги поднималась на встрече премьер-министра Узбекистана Арипова с населением района, и он пообещал, что дорога будет открыта. 

Ещё одним проблемным вопросом является вода. Часть территории Кыргызстана поливается водой из каналов, проходящих по территории Соха, а часть территории Соха, в свою очередь, поливается из источников, находящихся в Кыргызстане. Хотя есть традиция ежегодного совместного ремонта и очистки арыков, но не редки и стычки. Последний инцидент 31 мая начался как спор о принадлежности источника.  

Третим немаловажным пунктом является контрабанда. Жители близлежащих к Соху кыргызских сел нелегально завозят товары в Сох. Оттуда вывозятся товары узбекистанского производства. Нередки случаи ранений контрабандистов узбекскими пограничниками. Такие случаи тоже порождают волнения среди граждан Кыргызстана.

Градус и частота конфликтов – где сложнее ситуация?

Но, в целом, процесс урегулирования приграничного вопроса с Узбекистаном идет у Кыргызстана более гладко, и число конфликтов здесь намного меньше, чем на кыргызско-таджикской границе у Воруха и по течению реки Исфара. Причинами таких различий может быть и разница в административно-территориальном устройстве анклавов (Сох – район, Ворух – сельская управа), разница отношений страны с Узбекистаном и Таджикистаном в целом, работа региональных чиновников на местах.

Кроме того, Узбекистан граничит со всеми 3 областями, причем – по густонаселенным районам Ферганской долины, и пограничники Узбекистана установили жесткий режим контроля границ. Сейчас нет участка, который бы не был под контролем пограничников РУз, с колючей проволокой и контрольно-следовой полосой. А вот проблемные участки на кыргызско-таджикской границы никак не разграничены, и люди, а особенно товары бесконтрольно могут перемещаться через прозрачную границу. 

Так же важна сезонность – именно с мая по октябрь идут полевые работы, в том числе полив. В мае же скот угоняется на летние пастбища, а в сентября-октябре пригоняется назад в села. Следовательно, именно тогда в основном и происходят конфликты между жителями. В другое время конфликты на кыргызско-таджикской границе идут, если жители одной из стран начинают стройку или другие действия на «ничейной земле».

Если пограничники Таджикистана и Кыргызстана регулярно ввязываются в перестрелки, конфликтов на границе Соха с участием пограничников практически не происходят. И это при том, что Кыргызстан и Таджикистан состоят в ОДКБ, а Узбекистан нет.

Таким образом, нужно отметить, что, скорее, будет решен вопрос границ Сохского анклава, а не Ворухского анклава по вышеуказанным причинам. 


Ia-centr.ru является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.    

Поделиться: