Что выигрывает Индия от украинского кризиса?

Дата:
Автор: Алексей Куприянов
«#Россия в индийском политическом мировоззрении занимает очень важное место, потому что мы, с их точки зрения, древняя цивилизация и дружественная страна, с которой у индийцев нет никаких точек враждебного пересечения: мы не претендуем на их сферы влияния, они не претендуют на наши. Конфликт с Западом сейчас преподносит #Индии Россию на блюдечке с голубой каемочкой. Там, где мы раньше выбирали страны Запада, отказываясь от сотрудничества с Индией, больше не осталось альтернатив», – отмечает руководитель группы Южной Азии и региона Индийского океана Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Алексей Куприянов. Эксперт рассказал Ia-centr.ru о новых возможностях для Индии в связи с изменением мировой системы экономических связей и о том, как это может сблизить Нью-Дели и Москву.
Что выигрывает Индия от украинского кризиса?

– В прессе сейчас много информации о том, что Индия может стать одним из немногих бенефициаров украинского конфликта. Что она могла бы от него получить?

– От украинского кризиса выигрывает не только Индия, но и все азиатские экономики: из-за слома сложившейся системы экономических связей между Европой и Россией, Европой и Украиной азиатские экономики получают царский подарок в виде огромного количества продукции, которая до этого была бы направлена в Европу. 

Это в первую очередь химические удобрения, зерновые культуры – и в принципе весь спектр сельскохозяйственных культур. Теперь эту продукцию по копеечным ценам получат Индия, Китай и остальные страны региона.

Кроме того, для стран Персидского залива сейчас открывается огромный европейский рынок, нуждающийся в диверсификации источников нефти. России, в свою очередь, тоже нужно будет искать новые рынки потребителей своих энергоносителей, и мы сможем поставлять их азиатским экономикам.

Более того, Россия – слишком заманчивый рынок, чтобы с него полностью уходить, а Европа, в свою очередь, слишком богатый партнер, чтобы с ним не торговать. Чтобы вновь наладить торговлю между Россией и странами Европы, понадобится транзитер, через которого можно будет заливать инвестиции в Россию и получать оттуда товары. На роль транзитера могут претендовать Китай, Индия и ряд других азиатских стран.

Позиции Индии как страны–транзитера сильнее всего: как одно из государств англоязычного пространства, Индия воспринимается Западом как абсолютно «своя» страна. 

Никто не сомневается в ее приверженности демократическим идеалам, нет идеологических противоречий, препятствующих сотрудничеству с Индией. Это потенциально удобный хаб для товаров и денег.

По большому счету, для всей Азии сейчас складывается совершенно фантастическая ситуация.

Конечно, если украинский кризис продлится не больше года, то связи с Европой опять начнут налаживаться, а поток свободных товаров и пустой рынок исчезнут. Однако при обратном исходе Азия в долгосрочной перспективе получит еще больше бонусов.

– Вы упомянули поставки сельскохозяйственных культур, а в связи с ситуацией на Украине продовольственная безопасность в этом году может оказаться под угрозой. Сможет ли Индия выиграть от этой ситуации?

Скорее всего, мы увидим встречные потоки продовольствия из стран Азии: Индия уже заявила, что будет экспортировать зерновые культуры. Фактически, Индия сыграет роль хаба, который будет поставлять свои культуры в страны ЕС и получать в то же время российское зерно.

– Если вернуться к поставкам энергоносителей, за март 2022 года Россия поставила в Индию 6 млн баррелей нефти, что составляет половину от всех поставок за 2021 год. Говорит ли это о наращивании экспорта российской нефти в Индию?

Это напрямую зависит от дальнейшего развития ситуации на Украине и того, насколько нефтяные экспортеры из стран Залива смогут встроиться в текущее положение дел на рынке.

Индия сейчас диверсифицирует поставки углеводородов, до последнего времени Россия была не самым очевидным источником этой диверсификации. Индийцы диверсифицировали за счет южноамериканской, либо африканской нефти (Анголы и др. стран). 

Сейчас же совершенно неожиданно появилась возможность выхода огромного количества российских нефти и газа на мировой рынок, которой Индия не преминет воспользоваться.

– Россия и Индия заявляли о своих намерениях перейти на национальные валюты во взаиморасчетах. Насколько это реалистичные планы, не рискованно ли это?

– Не думаю, что тут есть какие-то риски. В советское время схема торговли рупии-рубли уже использовалась, однако она была скорее более удобна для Индии, так как индийская валюта была слабее советской. Все зависит от динамики курса рубля, на данный момент, например, рубль растет.

У России в запасе очень много схем, в частности, можно использовать привязку к юаню – это ничем не хуже, чем привязка к евро. К тому же курс юаня искусственно поддерживается правительством, что делает его очень стабильной валютой. Торговля по схеме рупии-рубль в привязке к юаню в качестве модельной валюты вполне осуществима.

– Россия и Индия также славятся своим ВТС, что сейчас происходит в этой сфере на фоне событий на Украине?

– Нас не ожидает сокращение российско-индийского военно-технического сотрудничества. Наше ВТС идет волнами: индийцы заключают контракты, платят деньги – идет волна подъема. Потом эти контракты исполняются, и у нас – спад, потому что в это время не заключаются новые контракты.

Проблема в ВТС с индийцами заключается не во внешних факторах. 

Во-первых, индийцы не готовы бесконечно покупать чужую продукцию, им хочется создавать свою. Это означает, что система вооружения будет либо локализоваться, либо производиться в Индии. Учитывая, что Индия – один из лидеров по IT-стартапам, наиболее дорогостоящие технические решения они будут разрабатывать сами.

Во-вторых, индийцам в принципе не нужна некоторая российская военная техника, например, танки, артиллерия, реактивная артиллерия – Индия уже достигла предела по насыщенности армии этими системами вооружения.

На некоторых направлениях Россия проигрывает техническое соревнование. Например, индийцы выбрали южнокорейскую гаубицу, а не нашу, потому что она объективно лучше. Но есть и сферы, в которых Россия лидирует: подводные лодки, система ПВО, авиация. А есть еще некоторое количество направлений, по которым Россия ничего не может предложить, например, флот. Когда индийцы обсуждали с Россией межправительственное соглашение по поставке самолетов морской разведки, нам просто нечего им было предложить. 

Если мы хотим углублять ВТС с Индией, нам нужно развивать те направления, которые интересны индийцам.

– Самый важный вопрос: поддержит ли Индия Россию в текущем кризисе или поддастся на давление США?

– Индия будет поддерживать Россию. У нас с Индией с 1971 года установились неплохие отношения, и если они и портились, то преимущественно по нашей вине.

Россия в индийском политическом мировоззрении занимает очень важное место, потому что мы, с их точки зрения, древняя цивилизация и дружественная страна, с которой у индийцев нет никаких точек враждебного пересечения: мы не претендуем на их сферы влияния, они не претендуют на наши.

Конфликт с Западом сейчас преподносит Индии Россию на блюдечке с голубой каемочкой. Там, где мы раньше выбирали страны Запада, отказываясь от сотрудничества с Индией, больше не осталось альтернатив.

– В Центральной Азии интересы Индии и России не пересекаются?

– Индийцы очень много говорят про Центральную Азию, но очень мало там делают. Хотя заявлено множество проектов, КНР и России они явно противостоять не могут.

– Кстати, о Китае: недавно состоялась встреча министров иностранных дел Индии и Китая. Каковы перспективы выработки единой позиции Индии и Китая по Украине?

– Выработка совместной позиции маловероятна. Отношения Индии и Китая очень двойственные, потому что, с одной стороны, Китай воспринимается в Индии как довольно коварный сосед. Но, с другой стороны, Индия и Китай существуют бок о бок уже давно – 5000 лет. У них крепкие, огромные культурные и экономические связи.

Например, перед пандемией двусторонняя российско-индийская торговля едва переползла показатель в 11 млрд долл. – это при том, что мы официально считаемся особо привилегированным стратегическим партнером Индии. У индийцев и китайцев, которые не считают друг друга привилегированными стратегическими партнерами и имеют затяжной пограничный спор, двусторонняя торговля превосходит 90 млрд долл.

Индия на мировой арене постоянно занимается сложным балансированием, поэтому с индийской точки зрения, чем больше центров силы – тем лучше.

Нет никаких оснований полагать, что в будущем Индия откажется от политики балансирования и, тем более, неожиданно решит, что она больше не великая держава и не претендует на то, чтобы вернуть себе свою древнюю славу.

Поделиться:

Яндекс.Метрика