Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Нефть на совместные предприятия — новая эра белорусско-казахстанских отношений?

Нефть на совместные предприятия — новая эра белорусско-казахстанских отношений?

31.10.2019

Автор: Алексей Авдонин

Теги:

24-25 октября в г. Нур-Султан состоялся бизнес форум с участием глав государств Беларуси и Казахстана. Событие вызвало волну обсуждений в отношении намерения Республики Беларусь поставлять альтернативную (российской) нефть из Казахстана. Вместе с тем, важным итогом казахстанско-белорусского форума стало углубление кооперации между предприятиями двух стран, расширение возможностей для казахстанского бизнеса по вхождению в белорусские активы и национальный рынок республики.

Но обо всем по порядку. 

Казахстанская нефть для Республики Беларусь

Надо понимать, что вопрос поиска новых поставщиков нефтересурсов прорабатывается Беларусью уже давно (Венесуэла, Азербайджан, страны Ближнего Востока). Однако ввиду географического расположения (в первую очередь, из-за отсутствия выхода к морю) экономическая целесообразность таких проектов носила зачастую сомнительной характер и в большей степени инициировалась белорусским руководством по политическим мотивам. 

Вот и сейчас вопрос казахстанской нефти стал активно обсуждаться после начала реализации Российской Федерацией т.н. “налогового маневра”, и в связи с неготовностью Москвы идти на какие-либо уступки Минску в предоставлении компенсаций. 

Неизбежный рост цен на российскую нефть вследствие такого маневра и соответствующее «выпадение» доходов бюджета Беларуси (за 9 мес. 2019 году – 250 млн. долл., в 2020 – 400 млн. долл.) заставляют Минск активнее искать альтернативных поставщиков.

Вместе с тем, анализ внешнеторговой статистики по группам товаров ТН ВЭД ЕАЭС свидетельствует, что доля России в поставках товаров 27 группы (топливо минеральное, нефть и продукты их перегонки; битуминозные вещества; воски минеральные) составляет около 98 процентов, изменяясь по годам незначительно в пределах от 98,12 до 98,8 проц. Получается, что на протяжении последних лет каких-либо альтернатив для российской нефти Беларусью не найдено.

Вероятность продажи Казахстаном нефти Беларуси по сверхнизким (нерыночным) ценам сомнительна. Одновременно, российская сторона вряд ли предоставит льготные тариф на транспортировку (по трубопроводам), ее стоимость будет исчисляться по рыночным ценам.

Вместе с тем, следует учитывать, что Беларусь завершает процесс модернизации НПЗ, расширяет мощности и глубину переработки нефти. Обновление оборудования и повышение эффективности заводов дает возможность последним получать положительный экономический результат при переработке нефти даже с относительно высокой стоимостью.

Таким образом, можно констатировать, что проект «Казахстан-нефть-Беларусь» с одной стороны носит демонстративный характер, направленный на усиление переговорных позиций Минска с Москвой в рамках обсуждения «налогового маневра», с другой – имеет под собой и ряд экономических выгод для Беларуси, но только в случае баланса входных расчетных параметров (выходная цена на казахстанскую нефть, тарифы РФ на транспортировку нефти, глубина переработки). 

Реакция партнеров по ЕАЭС

Следует учитывать, что белорусская инициатива закладывает новый условия для форматирования взаимоотношений между странами ЕАЭС.

С одной стороны, ставится под вопрос монополия России на поставку нефти в Беларусь, с другой – создаются новые институциональные условия для развития межгосударственных коопераций внутри ЕАЭС. Однако реализовать их в полном объеме можно исключительно при соблюдении принципов транспарентности и открытом диалоге с Россией (в частности, транспортировка).

Если исключить информационный фон вокруг темы поставки нефти и трезво оценить итоги прошедшего форума, то важно отметить стремление белорусской стороны максимально вовлечь казахстанский капитал в реализацию внутренних и внешних экономических интересов Беларуси.

Для начала оценим внешнеторговую и инвестиционную статистику и посмотрим на ее динамику.

Чистые цифры

Так, совокупная доля Казахстана в белорусском товарообороте увеличилась с 0,8 до 1,4 проц. с 2016 по 2019 (01-08) гг.  

Рис.1 Динамика товарооборота, экспорта/импорта между РБ и Казахстаном, доля Казахстана в совокупном товарообороте РБ (млн.долл., %)

пятый.png

При этом темп роста товарооборота с Казахстаном превышал средние темпы роста товарооборота Беларуси со странами ЕАЭС. Вместе с тем, оба данных показателя снижаются (см.Рис.2).

Рис.2 Темпы роста товарооборота Казахстана и Беларуси (%)

Рис2.png

Согласно данным Нацбанка Республики Беларусь, прямые иностранные инвестиции Казахстана в Беларусь имеют склонность к уменьшению. Так, на 01.01.2018 года они составляли 41 млн. долл. США, на 01.01.2019 – 31 млн. долл. США. 

Рис.3 Динамика ПИИ Казахстана в сравнении с совокупным ПИИ в Беларуси ПИИ России в Беларусь (млн. долл. США)

Рис3.png

Инвестиции Беларуси в Казахстан, в том числе, сокращаются. На 1.01.2018 – 8,1 млн. долл. США, на 01.01.2019 – 7,3 млн. долл. США. Однако, на 01.01.2017 они составляли все во лишь 3,9 млн. долл. США.

Рис.4 Динамика совокупных ПИИ Беларуси, ПИИ Беларуси в Россию, Казахстан (млн. долл. США)

Рис4.png

Приведенная статистика относительных показателей (Рис.2, Рис.3) демонстрирует признаки стагнации внешнеторгового и инвестиционного сотрудничества между Казахстаном и Беларусью. 

Вслед за форумом новая глава экономического сотрудничества?

Фактически, прошедший бизнес форум и встреча глав государств должны «вдохнуть новые силы» в двустороннее сотрудничество.

Итогом переговоров стало подписание между Казахстаном и Беларусью 15 соглашений на общую сумму 75 млн. долл. в отраслях машиностроения, агропромышленного комплекса и фармацевтики. Проработаны направления сотрудничества в логистике, цифровых технологиях, туризме и иных сферах.

Активное стремление Минска к вовлечению свободного казахстанского капитала в страну является необходимым фактором улучшения платежного баланса республики на фоне увеличения ее отрицательного торгового сальдо (01-08.2019– «минус» 3,6 млрд. долл.).

Примечательно, что при развитии экономической кооперации с Казахстаном белорусские госчиновники ориентируются не на аналогичные казахстанские госпредприятия, а на расширение взаимодействия с частными компаниями и представителями бизнес элит Казахстана.

В частности, Нурлан Смагулова компания «Астана Моторс» (дилер МАЗ), Андрея Лаврентьева «Агромашхолдинг» (дилер «Гомсельмаш», с/х техника) и т.д. 

«Астана Моторс» в 2016 году стала дилером МАЗ в Казахстане, а в 2017 году запустила сборочное производство самосвалов белорусского бренда на своей площадке в Алматы. В 2019 году планируется выпустить 100 единиц техники, а в 2020 году расширить модельный ряд и довести объем сборки до 350 автомобилей.

Белорусские частные компании развивают в Казахстане продажи мебели, продукции легкой промышленности, косметики и IT-разработчики.

В целом, в Казахстане успешно действует более 430 предприятий с участием белорусского капитала.

В свою очередь и казахстанские бизнесмены осваивают белорусский рынок. Наиболее известный казахстанский бизнесмен в Беларуси – это Кайрат Боранбаев, с 2015 года он владеет франшизой MсDonald`s в Беларуси.

Уроженец Казахстана Кенес Ракишев (12-е место в казахстанском рейтинге Forbes), владеет в Беларуси банком «БТА Банк». Бизнесмен Орифджан Шадиев  (32-е место в рейтинге Forbes) приобрел в 2016 году итальянскую девелоперскую компанию Todini Costruzioni Generali, которая в рамках европейских программ реализует проекты строительства автомобильных дорог в Беларуси.

Эти проекты эффективного сотрудничества казахстанского и белорусского капитала могут активно использоваться в качестве положительных примеров иными государствами-участниками ЕАЭС.

Модель подобных двухсторонних бизнес форумов в рамках ЕАЭС должна стать основой развития внутри торгового, инвестиционного сотрудничества и кооперации между государствами Евразийского экономического союза.  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение