Зачем России обучать Центральную Азию – замруководителя Россотрудничества

Дата:
Автор: Александра Перминова
Зачем России обучать Центральную Азию – замруководителя Россотрудничества

Зачем России бесплатно обучать студентов из Центральной Азии и почему российские методики русскоязычного обучения специальностям так востребованы в этом регионе – поделился с Ia-centr.ru заместитель руководителя Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) Павел Шевцов.


– В мае 2021 года перед главой министерства науки и высшего образования РФ Валерием Фальковым президент России поставил задачу проработать вопрос увеличения количества обучающихся из Центральной Азии в вузах России. Россотрудничество также сегодня говорит о грядущем увеличении квот для будущих студентов из стран этого региона. Почему для РФ важно обучать в своих ВУЗах студентов из Центральной Азии именно на бюджетной основе?

– Увеличение образовательных квот в России ведётся уже на протяжении нескольких лет и затрагивает все страны мира, а не только постсоветское пространство и страны Центральной Азии в частности. Квотная кампания в этом году направлена на 175 стран – четвёрку лидеров составляют Китай, Вьетнам, Беларусь (700 мест) и Таджикистан (630 мест). Страны Центральной Азии в основном находятся в числе государств, получающих наибольшее количество бюджетных мест.

Евгений Примаков – руководитель Россотрудничества также уже не раз подчёркивал важность концентрации наших усилий на странах Центральной Азии и европейских странах СНГ. России важна подготовка профессиональных кадров для экономик этих стран, а особенно в условиях, когда далеко не все могут позволить себе поехать в РФ на платное обучение. 

Перед объявлением новой квотной кампании, которая в этом году состоится в августе-сентябре, мы проводим консультации с экономическими и образовательными министерствами стран Центральной Азии для определения приоритетных и востребованных специальностей.

– Согласны ли Вы с тем, что значение русского языка в странах Центральной Азии снижается?

– Роль русского языка не сокращается, так как во многих странах он остаётся языком межнационального общения. Другая проблема состоит в том, что часто современный уровень знания русского сравнивается с тем, что было в СССР, но это некорректно, так как тогда изучение языка было обязательным.

Несмотря на новые реалии мира, русский язык продолжает быть фундаментом сотрудничества России и Центральной Азии. Развивается программа поездок преподавателей русского языка в Таджикистан, с этого года она распространена на Узбекистан и Киргизию.

Идёт строительство пяти школ русского языка в Таджикистане, расширяется сеть филиалов российских вузов в странах Центральной Азии, например, очень активно это происходит в Узбекистане. Наша деятельность даёт импульс не только гуманитарному, но и экономическому сотрудничеству.

– Вы сказали, что предложения по специальностям для обучения – это чаще всего запрос со стороны наших партнеров из Центральной Азии. Получается, что здесь Россией ничего «не навязывается» и мы, условно, даем на спрос свое предложение?

Безусловно. Например, в соответствии с межправительственными соглашениями между РФ и странами Центральной Азии, государства делают запрос на оказание методологической поддержки преподавания русского языка. Перед нами стоит задача воспитания нового молодого поколения преподавателей русского языка, которые возьмут «знамя» преподавания от старших и будут мотивировать иностранных студентов на изучение российской культуры, получение образования в России.

Сейчас готовится новая программа продвижения русского языка, и сложилась довольно парадоксальная ситуация, когда многие молодые преподаватели русского языка ни разу не были в России. Этот пробел надо закрыть.

– Возвращаясь к квотированию: по каким принципам формируется конкретное количество мест, которое предоставляется тем или иным странам? К примеру, Узбекистан – самая многонаселенная республика Центральной Азии получила по увеличенной квоте только около 400 мест, а Таджикистан – 630 мест.

Эти цифры, можно сказать, сложились исторически и регулярно закрепляются из года в год. До прошлого года квота не увеличивалась, а перераспределение ограниченного числа бюджетных между странами Центральной Азии было трудно осуществить. В этом году квота увеличена с 15 тыс. до 18 тыс., а в следующем году будет поднята до 23 тыс. В 2024 г. достигнет 30 тыс. бюджетных мест.

Вы правильно указали на диспропорции между Узбекистаном и Таджикистаном, но с увеличением квоты у нас появилась возможность предоставить Узбекистану 150 дополнительных мест, что стало самой большой страновой прибавкой. Увеличения коснутся и всех других стран, но важно понимать, что мы говорим о цифрах Россотрудничества. У отдельных университетов – ВШЭ, Финансовый университет и РАНХиГС – еще есть приоритетные планы приёма в рамках квоты Правительства РФ, и они активно сотрудничают со странами Центральной Азии. Кроме того, многие выпускники школ из Центральной Азии поступают в российские вузы по квоте соотечественников.

Поэтому точные цифры приема иностранных студентов из региона на бюджетной основе в сумме всех этих квот – намного выше.

– Как обеспечивается прозрачность процедуры отбора кандидатов на обучение в российских вузах? Так, весной этого года звучали обвинения в несправедливом отборе в рамках кампании. Как добиться здесь транспарентности?

Россотрудничество постоянно совершенствует прозрачность процесса отбора, это, безусловно, является нашим приоритетом, так как в наших программах участвует более 175 стран.

Сложно избежать разговоров о несправедливости отбора кандидатов. Достаточно посмотреть на статистику этого года – на 630 мест для абитуриентов из Таджикистана было подано 5292 заявки. Поэтому всегда найдутся огорчённые родители, которые не будут удовлетворены критериями отбора.

В прошлом году из-за пандемии мы проводили онлайн-тестирование и будем продолжать расширять эту систему и в этом году. Хорошо себя зарекомендовала электронная система тестирования Финансового университета и МФТИ.

Мы продолжаем реагировать на заявления и сигналы о возможных нарушениях, в том числе технического характера – связанных с плохим качеством интернет-связи, чтобы учащиеся, которые не смогли сдать экзамен из-за электронных сбоев, могли сдать его ещё один раз.

Цифровые технологии помогают достичь прозрачности, но при этом здесь же возрастает техническая сложность реализации процесса.

Помимо увеличения количества квот для студентов Центральной Азии, какие еще векторы для образовательных контактов со странами региона планируются Россотрудничеством сегодня?

Мы уделяем внимание не только привлечению студентов в Россию, но и повышению качества образовательного процесса в самих странах Центральной Азии. Требуется давать учащимся в Центральной Азии культурную и языковую подготовку для продолжения учёбы в России, особенно если учащиеся планируют учиться по сложным техническим специальностям, к примеру, медицинским или творческим. Важно понимать, что у них не будет времени на раскачку.

Мы планируем внедрять программы социокультурной адаптации, чтобы студенты из Центральной Азии могли максимально комфортно учиться в российской образовательной среде и понимали российскую терминологию. Через наши центры, партнёрские организации и школы мы стараемся обеспечить такую предварительную подготовку, которая должна начинаться уже с младших классов.

Расширение филиальной сети российских ВУЗов также будет продолжаться, но важно, чтобы студенты из Центральной Азии учились не только в Санкт-Петербурге и Москве, но и использовали образовательные возможности региональных образовательных учреждений.

– За последние несколько недель вы посетили сразу две страны Центральной Азии – Таджикистан и Узбекистан. Расскажите, в каких мероприятиях вы принимали участие, какие впечатления остались? Так, в Душанбе Вы присутствовали на важнейшей для России и Таджикистана образовательной выставке.

– Да, вместе с Министром образования и науки Таджикистана, его заместителем, посольством РФ в республике и представителями Российско-Таджикского (Славянского) университета 19 мая мы открывали выставку. В этом году в Международной выставке-ярмарке «Российское образование. Таджикистан-2021», прошедшей в Душанбе, участвовало 29 университетов. Конечно, если сравнивать с 2019 годом, когда было представлено 53 ВУЗа, то можно заключить, что в этот раз участников было мало.

Однако, учитывая все пандемические ограничения, в которых существует мир, я уверен, что наша выставка и состав участвовавших – это очень большое достижение. За последние два года выставка в Душанбе – для нас первое «офлайн» мероприятие такого масштаба на постсоветском пространстве. Выставка стала своеобразным толчком для российских университетов, глотком свежего воздуха. Коллеги же из Таджикистана увидели, что жизнь возвращается в прежнее русло, можно полноценно взаимодействовать с российскими ВУЗами воочию.

Самое важное в выставке – очная коммуникация самих абитуриентов и представителей российских университетов, для этого все и делается. Энергия общения людей необходима, когда мы зажигаем ребят, мотивируем их для обучения в Российской Федерации, изучения русского языка. С нашей стороны в Душанбе приезжают преподаватели, руководители департаментов российских университетов и очно, лицом к лицу, рассказывают о кампусах университетов, о том, как взаимодействуют между собой российские ребята и ребята из иностранных государств, как построена система образования. Межличностное взаимодействие – это принципиальный момент.

Мне как представителю Россотрудничества радостно, оттого что в Таджикистане удалось провести девять полноценных образовательных выставок. На следующий год мы договорились Министерством Образования Таджикистана, что совместными усилиями будет организована 10-ая юбилейная выставка, мы хотим сделать ее особенной.

– Еще одна недавняя Ваша поездка была в Республику Узбекистан, в каких мероприятиях участвовали там?

– В рамках визита в Узбекистан мне удалось посетить два города – Бухару и Ташкент. В Бухаре состоялась Межрегиональная конференция ректоров высших учебных заведений Узбекистана и России, т.н. форум ректоров России и Узбекистана.

Меня лично порадовало, что с узбекской стороной шел не просто протокольный разговор. По итогам форума получился конкретный диалог о развитии и программ двойного диплома, и студенческих обменов, потому что сейчас взаимодействие с Узбекистаном, с точки зрения преодоления границ, хорошее.

Очень много было в этом году и переговоров о формировании совместных научных программ, потому что узбекская сторона не скрывает, что там очень заинтересованы в развитии химической технологии. В рамках этого же визита, но уже в Ташкенте, мы открывали филиал Российского государственного химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева (РХТУ). Я могу сказать, что это очень позитивный и передовой опыт сотрудничества наших стран, когда с узбекской стороны есть технологические партнеры в лице очень крупной химической корпорации, заинтересованной не только в подготовке студентов, будущих своих сотрудников в Москве, но и в передаче россиянами технологий обучения студентов именно в страну.

Открытие филиала РХТУ – живой пример успешной совместной работы: узбекская сторона предоставляет помещение для университета, а российская – преподавателей и полностью выстроенный образовательный процесс. Такая синергия, я уверен, придаст большой импульс для развития межгосударственных отношений в сфере образования и очень сильно подстегнет развитие химических производств, химических технологий в Узбекистане.

Расшифровка текста: Никита Белухин, Любовь Белова

Фото: Никита Власов

Поделиться:

Яндекс.Метрика