Эксперт: Российской капитуляции ждать не приходится

Дата:
Автор: Александр Гущин
Старший научный сотрудник Института постсоветских и межрегиональных исследований РГГУ Александр Гущин кратко анализирует, что показал саммит в Женеве для России, США и всего мира. Эксперт: Российской капитуляции ждать не приходится

Можно согласиться с теми экспертами, кто пишет, что саммит в Женеве между российским и американским лидерами уже хорош тем, что он прошел. Но он и многое показал.

Во-первых, показал, насколько нелепы псевдоэксперты с обеих сторон, которые то и дело кричат, что все, вот наступил момент, когда Москва выслушает условия капитуляции. Все эти YouTube-каналы с оппозиционными и просто убогими деятелями, которые видят все в черно-белой палитре, выглядят все более «фриково», хотя и являются пропагандистским инструментом.

Как в Америке, те, кто русскую тему эксплуатирует во внутриполитической плоскости и не понимает, что Байден, со своей системностью как раз стремится возвратить многое, как было непросто до прихода фигуры и образа Трампа, но и до того, как русская, тема прочно вошла в эту внутреннюю плоскость.

Поэтому пока впечатление, что обе стороны достигли того, что хотели. США показали союзникам, что действительно вернулись. Внутренней американской аудитории и всему миру Байден показал, что он опытный выдающийся политик, который вовсе не так плох, как хотели показать его недоброжелатели. Не каждый здоровый человек выдержит подобные переговоры.

Россия же показала, как мне кажется то, что все разговоры о ее желании вернуться любой ценой в западный мир на любых условиях, мир который все равно будет трансформироваться и в долгосрочной перспективе позиции которого не будут усиливаться, остаются лишь «хотелками», может быть, еще части нашей элиты, но части существенно сократившейся.

России важен Запад, но уступок и капитуляций за красивые подвешенные морковки уже не будет, а суверенизация многих сфер и главным образом сознания все же идет. Вопрос в том, чтобы точно понять, в какой фазе она сейчас движется. Однако то, что Россию тут нельзя повернуть вспять полностью, и это уже не только зависит от фигуры самого Путина, уже становится ясным.

Китайский вопрос

В этом контексте жаль, что сейчас не очень понятно, как обсуждался Китай, а ведь именно это самая главная тема, развитие которой мы увидим по косвенным признакам чуть позже.

Для России же важно сохранить свободу маневра в условиях конфронтации Вашингтона и Пекина. Но при этом стратегически нельзя терять того, что достигнуто в партнерстве с Пекином.

Пути взаимодействия

Что же касается остальных договоренностей, то возвращение к ограниченному взаимодействию с посольствами, рабочими группами, стратегической стабильностью, безопасностью – это позитив. Позитив и то, что Путин, несмотря на условия отсутствия совместной конференции, первым продемонстрировал, что условности важны, но они не определяющие. Его конференция получилась активной, четкой, формирующей мнение.

Надо сказать, что и конференция Байдена в целом получилась. По крайней мере, это реально был вид лидера и системный президент великой страны.

По Украинскому вопросу

Слова Байдена о признании минских соглашений за основу – хороший знак. Другое дело, что дьявол в деталях, и стороны имеют разногласия по-прежнему, они это признали. Но сам факт признания Байдена этих соглашений как базы урегулирования говорит о том, что Киеву не удастся подменить их так, как он этого хочет – новым Минском, Будапештским форматом, планами b, c, d и т.д. Украинский контекст остается на столе, но он уж точно не важнее таких тем, как ядерная, кибер-безопасность, Арктика.

Алармизм в сторону

В общем саммит прошел, и если смотреть на то, как не оправдались первоначальные алармистские или капитулянтские прогнозы, удался.

Российско-американские отношения вступили в некий новый этап, этап попытки перехода в более контролируемую конкуренцию. А Россия ищет место суверенного третьего, и очень хотелось бы, чтобы это было не только местом, но стало вскоре, как верно отметил российский выдающийся синолог А. Маслов на недавней конференции в фонде Розы Люксембург, своеобразным третьим путём, который бы был интересен для наших евразийских партнеров.

Именно от того, в какой степени мы сможем быть не просто маневрирующей стороной, но страной, формирующей большую евразийскую повестку, зависит, в какой степени успешно мы сможем стать на этот третий путь и в условиях новой биполярности, сохранить и укрепить все свои стратегические преимущества.

Поделиться: