Кыргызстан снова лихорадит: страна готовится выбирать шестого президента

Дата:
Автор: Аида Исамова
Кыргызстан снова лихорадит: страна готовится выбирать шестого президента

Как складывается ситуация в Кыргызстане за месяц до выборов и почему следующую смену власти считают вопросом времени – в материале Ia-centr.ru.

Недавний визит и.о. президента Кыргызстана Таланта Мамытова в Москву и встреча с российскими чиновниками накануне президентских выборов может преследовать насколько целей.

Во-первых, Мамытов, по всей вероятности, должен был убедить россиян, что ситуация в Кыргызстане находится под контролем и октябрьская смена власти не повторится.

Во-вторых, и.о. главы государства наверняка пытался уговорить коллег поддержать действующую власти на фоне нарастающего давления на Бишкек со стороны США.

Напомним, что в Кыргызстане президентские выборы и референдум по Конституции намечены на 10 января 2021 года. 

За месяц до этого официально стартует предвыборная гонка – кандидаты уже развернули предвыборные штабы, заключили временные политические союзы и пытаются мобилизовать административный ресурс.

Внутренняя ситуация в Кыргызстане перед выборами

Смена власти 6 октября 2020 года в Кыргызстане произошла сразу после парламентских выборов. Президент Сооронбай Жээнбеков подал в отставку, его пост занял Садыр Жапаров – бывший депутат, освобожденный из мест заключения.

Заняв президентское кресло, Жапаров начал экстренно сосредотачивать в своих руках рычаги управления страной, расставляя своих людей на наиболее важные посты в государственной системе.

Так, главой спецслужб стал его друг Камчибек Ташиев. Под контроль были взяты и финансовые доходы ряда отечественных и иностранных предприятий.

Например, произошла смена части менеджеров в ОАО «Кыргызалтын» (государственная компания, контролирующая добычу золота на нескольких рудниках в стране), нескольких банков и сотовых компаниях.

Кадровые перестановки и передел собственности на фоне смены власти – печальное, но уже привычное явление для Кыргызстана.

Примерно по таким же схемам действовали предыдущие президенты страны, получив власть в свои руки: Курманбек Бакиев в 2005 г., члены Временного правительства в 2010 г., Алмазбек Атамбаев в 2011 г. и Сооронбай Жээнбеков в 2017 г..

Непривычным в нынешней ситуации является то, что политические игры разворачиваются на фоне экономического спада, усугубленного пандемией.

В каких условиях идет передел власти?

  • Часть трудовых мигрантов, которые обеспечивали до 30% ВВП республики, сейчас потеряли работу и не могут выехать из страны.
  • Россия, дававшая деньги на покрытие дефицита кыргызского бюджета, после октябрьских событий поставила финансирование на паузу.
  • Китай, который финансировал инфраструктурные проекты и вкладывал инвестиции в разработку месторождений (одну из ключевых отраслей экономики Кыргызстана) – заморозил переговоры по новым проектам.
  • США приостановили выделение денег по гуманитарным программам, требуя от Бишкека заключить соглашение о сотрудничестве.

Внутренних резервов для поддержания экономики на плаву в данных условиях у республики нет. 

Поэтому Бишкек прибегает к знакомой схеме изыскания ресурсов – чиновникам, подозреваемым в экономических преступлениях предлагается откупиться и вернуть часть средств в казну, чтобы избежать уголовного преследования.

Насколько эффективным окажется этот метод – сказать трудно. 

Источники, близкие к администрации президента Кыргызстана считают, что «бюджет может продержаться за счет внутренних резервов максимум до весны. До этого времени необходимо провести выборы».

Пока же «первоочередная задача – легитимизировать Жапарова. Референдум по Конституции должен отвлечь внимание избирателей от президентских выборов. Пока сторонники и противники поправок спорят между собой, новые власти укрепляют свои позиции».

Команда нынешних управленцев, помимо финансовых трудностей, сталкивается с ростом недовольства региональных элит, часть из которых отстранили от управления страной после смены власти осенью этого года.

Некоторые северные кланы и раньше были недовольны монополией Сооронбая Жээнбекова и его семьи, но после отставки президента не смогли договориться с новой командой Жапарова и теперь надеются взять реванш на парламентских выборах. 

Точная дата проведения парламентских в КР пока неизвестна. Предположительно, они могут состояться весной 2021 года. До этого времени законотворческой деятельностью продолжит заниматься действующий созыв парламента, срок полномочий которого истек два месяца назад.

Религиозный фактор

Дополнительную интригу в непростую ситуацию в Кыргызстане могут внести религиозные группы, которые значительно нарастили свою активность после отставки Жээнбекова. 

Пожалуй, самой громкой их публичной инициативой был отказ от светского статуса страны.

В итоге понятие «светского государства» в проекте основного закона страны пока осталось, но по факту оно ничего не меняет. 

Представители различных религиозных групп давно имеют сеть лоббистов во власти, которые борются за контроль над финансовыми потоками из-за рубежа, увеличение количества своей паствы и получение официального статуса политической партии.

Таким образом, перед президентскими выборами в стране назревают несколько внутренних конфликтов.

  1. Раскол в окружении Садыра Жапарова.
  2. Рост недовольства региональных элит, вызванный переделом собственности и отстранением от власти.
  3. Рост недовольства части населения из-за ухудшающейся социально-экономической ситуации.
  4. Нарастающая активность религиозных групп и включение их в процесс принятия решений.

Внешние игроки и их политическая активность

Чуть более, чем за месяц до президентских выборов активизировалась деятельность США в Кыргызстане. 

Представитель Вашингтона – посол Дональд Лу сделал резкое, по дипломатическим меркам, заявление. Он сравнил события в Кыргызстане с «голливудским фильмом про мафию».

МИД Кыргызстана расценил слова посла как вмешательство во внутренние дела КР.

Недовольство Вашингтона может объясняться несколькими обстоятельствами. 

Во-первых, США не могут заключить новое Соглашение о сотрудничестве, взамен денонсированного в 2015 году. 

Во-вторых, это может быть последствием меняющейся политики США в отношении региона, продиктованного стратегией противостояния Вашингтона с Пекином.

По информации источников, близких к администрации президента Кыргызстана, Бишкек внимательно следит за финансированием политических партий и отдельных кандидатов на пост президента, поступающим из-за рубежа.

Помимо материальной и консультационной поддержки Вашингтон через сеть СМИ и неправительственных организаций намерен дискредитировать результаты выборов в Кыргызстане.

Публичная оценка политических процессов со стороны Москвы – крайне нейтральная. 

Прошедшая на днях встреча и.о. президента Кыргызстана с председателем Госдумы России Вячеславом Володиным обошлась без сюрпризов. Представитель Кыргызстана, по всей вероятности, пытался заручиться поддержкой российского руководства.

КНР, оставаясь ключевым финансовым источником заемов и серьезных финансовых проектов, пока также воздерживается от выражения заинтересованности в исходе голосования. 

Впрочем, молчание официального Пекина не мешает отдельным китайским организациям финансово поддерживать некоторых политиков в Кыргызстане.

Тактика других игроков – Турции, Казахстана, стран Европейского союза – схожа с позицией Пекина. Публичную дистанцию от предвыборного процесса компенсируют финансовые вливания, консультационная и информационная поддержка кандидатов и политических партий.

В случае Кыргызстана внешние игроки понимают, что вне зависимости от того, кто выиграет президентскую гонку, сам факт победы на выборах не гарантирует долгого пребывания у власти.

Чтобы сохранить свой пост, новому лидеру страны потребуется выполнить несколько задач: срочно отыскать новые источники пополнения казны, успешно провести парламентские выборы и удерживать власть на фоне разочарования среди сторонников. Оно же не заставит себя ждать и, скорее всего, произойдет уже спустя полгода после проведения самих выборов.

Какой будет жизнь в Кыргызстане спустя год – полтора – неизвестно. В стране, пережившей три вооруженных переворота и множество локальных конфликтов, причины которых до сих пор не устранены, прогнозировать развитие ситуации больше, чем на несколько месяцев вперед – невозможно.

Поделиться:

Яндекс.Метрика