Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А. Медведев: Мы слишком с большой легкостью называем себя и друг друга экспертами.

27.02.2011

Автор:

Теги:

Тезисы выступления  на Круглом столе: «Россия и ЦА: проблемы информационных и экспертных коммуникаций»                                                                                                                 

Бишкекский Пресс-Клуб,

г. Бишкек

      

                                                                                                          А.Медведев

                                                                                                           исполнительный директор

                                                                                                          АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт»

 

Уважаемые коллеги-эксперты, уважаемые журналисты!

 

Спасибо за предоставленную возможность выступить  на мероприятии Бишкекского Пресс Клуба, а за одно и побывать  в гостях у уважаемой Чинары, с которой меня связывают теплые воспоминания уже  далекого  2004 года, когда я в качестве журналиста-стажера  IWPR из Туркменистана  впервые был приглашен ею в Кыргызстан. В то время Кыргызская республика, как вы помните, была «островком демократии» в ЦА. Первое, что меня тогда поразило – так это количество газет, при чем газет на русском языке, которые в изобилии продавались в обычных газетных киосках.

            К тому времени я уже прожил 10 лет в Туркменистане, поэтому уже было что и с чем сравнивать. И в этом плане тот Кыргызстан меня искренне порадовал обилию газет и названиями улиц на русском языке.  Однако к чему может привести стремление  в короткие сроки избавиться от совместного проживания в Империи и  построить демократию западного типа  в бывшей советской  республике Средней Азии, и чем это в итоге обернется,  мне тогда еще было невдомек.  С тех  пор прошло не так уж и много лет, но за то короткое время  Кыргызстан изменился  серьезно и не в лучшую сторону. Эти изменения, конечно, не отбили охоту бывать у вас в гостях и пытаться искать совместные проекты, но если здраво  рассуждать  на бытовом уровне, то о том, чтобы продолжать приезжать к вам с семьей на  отдых на Иссык-Куль, мягко говоря, имеет смысл предварительно подумать. К сожалению, уровень личной безопасности в Кыргызстане является одним из минусов имиджа  страны и восприятия ее за рубежом, включая в России.  Хотя, понимаю, что все относительно, да и где этот уровень личной безопасности на столько уж выше?

            Сегодня, в очередной раз, будучи у вас в гостях, я выступаю одновременно, и как частное лицо, неравнодушное к происходящим в Киргизии событиям, и как исполнительный директор российской автономной некоммерческой организации, являющейся субъектом общественной дипломатии.   С радостью  откликнулся на предложение принять участие в открытом диалоге с киргизскими экспертами и журналистами, потому что готов изложить и свое личное мнение по поводу  вынесенной в название темы нынешнего мероприятия, и поискать партнеров  для возможных совместных проектов.    Думаю, что подобные мероприятия – хороший повод и возможность для сверки оценок и подходов. В своем выступлении, мне хотелось бы затронуть всего лишь несколько моментов.

            Первое о чем хотелось сказать - мы слишком с большой легкостью называем себя и друг друга экспертами. Применительно к себе - лично я себя экспертом по ЦА, а тем более по Киргизии, не считаю, и, соответственно не называю.  Потому что,  во-первых, не живу здесь, да и бываю в гостях не достаточно часто, чтобы иметь право давать советы.  Наличие современных средств коммуникации в виде  мобильной связи и интернетовских социальных сетей   все же не заменит необходимости дышать тем же воздухом и кожей чувствовать события в стране, о которой ты пишешь. Во-вторых, не имею достаточного количества партнеров внутри страны, чтобы обладать достаточным для анализа количеством качественной информации.  Поэтому позиционирование в качестве  участника общественной дипломатии, а фактически коммуникатора – это было бы более справедливо и корректно с моей стороны.

Понятий «эксперт» достаточно много, в своей деятельности,  я руководствуюсь тем, что «эксперт – это специалист, приглашаемый или нанимаемый за вознаграждение, для выдачи квалифицированного заключения или суждения по вопросу, рассматриваемому или решаемому другими людьми, менее компетентными в этой области».

На мой взгляд, если данное определение применить к тем, кого в обиходе мы называем «экспертным сообществом», то  убедимся, что количество экспертов на самом деле намного меньше, чем об этом создается впечатление.   Хочу быть правильно понятым  – у меня нет  стремления, кого-либо обидеть. Говорю лишь о том, что при значительном видимом количестве экспертов, в том числе по Киргизии, на самом-то деле современный Кыргызстан в России  толком-то и не знают. На слуху ваши ключевые политики, понятны политические и бизнес интересы их ближайшего окружения. Не исключаю, что на этом знания и ограничиваются. Безусловно, существует пласт академических знаний, что очень важно, потому что без качественного фундамента невозможно построить крепкую, функциональную и долгосрочную конструкцию межгосударственных взаимоотношений. Так вот фундамент есть, есть и достаточно денег на стройматериалы. Но такое впечатление, что не хватает формулы цементирующего раствора и необходимого количества инженеров, которые смогли бы и конструкцию возвести, и себя при этом не обидеть. Но не обидеть так, чтобы возведенная конструкция еще и прослужила долго.

Например, если заглянуть в доступное через Интернет информационное поле, освещающее события в Кыргызстане и комментирующее нынешнее состояние киргизско-российских отношений, то мы насчитаем, как  минимум, 20 постоянно публикующихся экспертов. Уточняю, я говорю об информационном поле, которое читают в России, и  содержание которого и формирует в основном российское общественное мнение. К сожалению, российский обыватель, чье мнение все же небезразлично и  для граждан Кыргызстана, находящихся на территории России, и для властей Кыргызской республики, и для властей РФ, мало читает киргизские СМИ или мониторит киргизские сайты.   Так вот из этих 20 и более экспертов: более половины – профессиональные  и уважаемые журналисты-репортёры, перед которыми не стоит задача глубокого анализа. Всего лишь 3-4 человека,  которые живут или длительное время проживали в Киргизии, навряд ли больше  1 или  2 академических ученых, чьи исследования непосредственно касаются современного Кыргызстана, оставшиеся (включая меня) – те, кто  недавно открыли для себя Киргизию.   На самом деле, по моему глубокому убеждению, на данный момент в российском публичном поле присутствует всего лишь один серьезный эксперт. Но не буду его называть, чтобы не обидеть других, и не оказать ему «медвежью услугу». Он пока недостаточно часто публикуется, возможно, и из-за личной скромности, но, живя в Москве, имеет достаточное количество партнеров среди вас, чаще других бывает у вас в гостях, имеет отличные аналитические способности, до сих пор неангажирован, молод  и порядочен на личном уровне. К тому же – сегодня находится на своем месте, полностью ему соответствует (что само по себе большая редкость в наши времена), и со временем будет обладать и необходимым административным ресурсом.   Когда таких появится хотя бы 5-6 наше взаимное восприятие друг друга в едином информационном пространстве будет абсолютно иного качества. Пока же в информационном пространстве превалирует «информационный шум» над содержанием, вал количества  информации,  на прочтение которой уходит масса времени, но которая непригодна для анализа.

Каким образом исправить ситуацию? Думаю, что механизмы общественной дипломатии, участниками которой большинство из присутствующих в меру своих сил, способностей и возможностей являемся, могли бы сыграть свою положительную роль. Это второе, о чем мне хотелось сказать сегодня.  В моем понимании общественная дипломатия это достаточно эффективный инструмент даже при видимом отсутствии у нее административных рычагов. А при правильном отношении властей к институтам гражданского общества, общественная дипломатия может быть  именно тем инструментом, с помощью которого имеет смысл разгребать завалы там, где классическая дипломатия находится в тупике.  Таким образом, общественная дипломатия, в моем понимании, это не только  не обязательно, а вовсе не  оппозиционная деятельность по отношению  к существующим властям и их курсам, включая внешнеполитическим,  как иногда это преподносится.   То есть, общественная дипломатия – это не «против», а это нужное дополнение. Зачем она нужна?  Закономерный вопрос, если взять в учет наличие официальной дипломатии, закрытых и полузакрытых  центров исследований,  наличие  высокооплачиваемых консультантов в коммерческих компаниях, заинтересованных в расширении своего присутствия на новых  для них рынках.   Ответ – в итоговой эффективности перечисленных и бесспорно уважаемых субъектов взаимоотношений наших государств.   Дело в том, что мы тоже здесь живем и видим, что в наших взаимоотношениях творится что-то не так, что могло бы быть многое иначе. Мы видим  куцую политику реагирования на события, а не их прогнозирование, мы слышим  лай «говорящих голов», а не предложения о выходе из тупиков.  

На мой взгляд, для того, чтобы  инструменты общественной дипломатии заработали эффективно необходимо тесное взаимодействие  экспертных сообществ различных стран, сегодняшний уровень которого явно недостаточен. С первого взгляда наладить такое взаимодействие  представляется делом легким. Кажется, что для этого всего лишь необходимо нужное количество грамотных политологов, журналистов и узко специализированных экспертов, и немного денег – и вот вам продукт общественной дипломатии в виде обращения, призыва, очередного буклета, громкой кампании и отчета в СМИ об успешно «освоенном» гранте.

            На практике все обстоит намного сложнее. Во-первых, оказывается, что быть грамотным политологом еще недостаточно для того, чтобы быть объективным и не стать очередной «говорящей головой», якобы ни от кого независимой. Во-вторых, оказывается, что мало быть грамотным журналистом, чтобы озвучивать свою гражданскую позицию и минимизировать риск оказаться на улице, и не потерять работу в СМИ, которое оказалось не столь независимым. В-третьих, оказывается, что  мало быть высококвалифицированным специалистом, чтобы носить имя независимого эксперта и не забыть о том, что экспертом является  не просто носитель узкоспециализированных знаний, но лицо, способное  предложить конкретное и выполнимое  решение, а также лицо, способное быть и эффективным коммуникатором для его воплощения. Наконец, мало иметь средства на выполнение того или иного проекта, нужно еще уметь ими правильно распорядиться, чтобы достичь поставленной цели, а не «освоить» их в процессе движения к ней.  

            В чем здесь преимущества общественной дипломатии в форме взаимодействия экспертных групп? На мой взгляд, в изначальной мотивации создания временного трудового коллектива под конкретный проект. На мой взгляд, редкий  чиновник или штатный консультант в коммерческой компании наделен той же мотивацией, что и  участник проектной деятельности.  Для того, чтобы получать свои дивиденды чиновнику  достаточно не совершать ошибок  и просто «плыть по течению», особо не заботясь о достижении цели. Наши же проекты – должны быть нацелены на иное, то есть на конечный результат. А чтобы этот результат приносил нам не только моральное удовлетворение от общественной деятельности,  но и  чтобы нам еще и платили, как экспертам,  за конечный продукт того или иного проекта,  нужно ставить перед собой реалистичные цели, соизмеряя их с нашими имеющимися стартовыми возможностями. И только  достигнув их – ставить иные, а не шарахаться от одной темы к другой, хватаясь за конъюнктуру и за счет этого   сохранять  членство в гипотетическом «экспертном сообществе».

            Как этого добиться? Прежде всего нужна коммуникативность между российским и киргизским экспертными сообществами. Нужны двусторонние временные трудовые коллективы, перед которыми стоят конкретные и вполне достижимые цели. На первом этапе, в виде готовых и качественных информационных продуктов, которые бы серьезным образом отличались от «информационного шума». Аналитики должны работать непосредственно в Киргизии, сидя в Москве или периодически наезжая в гости, Киргизию не изучишь и востребованный продукт не сделаешь. Структуры, находящиеся поближе к источникам возможного финансирования, должны искать гранты, то есть заниматься фандрайзингом,   обрабатывать информационные полуфабрикаты для доведения их до продукта конечного потребления.

Что это за продукты? Безусловно, не многостраничные талмуды и не сборники материалов проведенных конференций, которые мало кто читает на уровнях принятия решения. По всей видимости, это короткие аналитические записки, одна - двухстраничные схемы. Т.е. все, что называется  конечным аналитическим продуктом.

В текущем году «ПолитКонтакт» вновь будет участвовать в грантовых конкурсах в рамках ежегодных Распоряжений президента РФ «Об обеспечении  государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества».   Заявка с точки зрения российских масштабов не будет многобюджетной, тем не менее, мы запросим достаточное количество средств, чтобы обеспечить ими создание качественного  информационно-аналитического продукта, распространение которого видим на столах российских государственных мужей принимающих участие в выработке содержания российско-киргизских межгосударственных отношений.  Рабочее  название проекта я вижу как «Создание Атласа Понимания Кыргызстана».    Мы готовы в этом году подать совместную заявку от имени себя и наших киргизских партнеров, без участия которых, повторюсь, подобный продукт создать в принципе невозможно. 

Еще раз спасибо за приглашение и возможность выступить.

   

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение