Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Западный альянс для Центральной Азии

23.04.2008

Автор:

Теги:

 


Несмотря на то, что Соединенные Штаты находятся территориально далеко от Центральной Азии, интерес к этому региону, и особенно к его энергетическим ресурсам, в Вашингтоне не ослабевает. При этом помимо активной «челночной дипломатии» высокопоставленных сотрудников госдепартамента, Пентагона и министерства энергетики США в республики Центральной Азии Вашингтон все чаще использует для укрепления своих позиций в регионе усилия европейских союзников. И хотя потенциально американские и европейские энергетические компании вроде бы являются конкурентами в борьбе за получение доступа к нефти и газу республик Центральной Азии, на самом деле цели у них общие. И если в чем-то Соединенные Штаты добиваются успехов в отношениях с теми же Казахстаном или Кыргызстаном, то почти всегда Вашингтон не забывает при этом своих партнеров по Евросоюзу. В свою очередь и европейцы, пробивая в регионе свои интересы, прямо или косвенно содействуют укреплению здесь американских позиций. Особенно подобная кооперация между Вашингтоном и Брюсселем ощущается в вопросах энергетического снабжения «старого континента» энергоресурсами Центральной Азии. И если еще совсем недавно главным объектом такого интереса у европейцев и американцев был Казахстан, то теперь все взоры привлечены к развитию сотрудничества с Туркменистаном, на долгие годы фактически закрытым для внешнего влияния.
 
Ашхабад удивляет Европу, но не Америку

Совсем недавно в Брюсселе было объявлено о том, что президент Туркменистана Гурбанкули Бердымухамедов намекнул европейцам о том, что его страна якобы готова поставлять свой природный газ в Европу посредством пока еще не проложенного трубопровода Nabucco, о котором давно и много говорят, но которого пока нет ни на карте, ни тем более в реалиях. Вопрос этот обсуждался в столице Туркменистана Ашхабаде на встрече руководства Евросоюза с министрами иностранных дел пяти центральноазиатских республик.
На встрече этой присутствовали: от европейцев де-факто министр иностранных дел Евросоюза Бенита Ферреро-Вальднер, главы МИД Словении и Франции, которые в этом году будут председательствовать в Евросоюзе, а также спецпредставитель ЕС по странам Центральной Азии француз Пьер Морель.
Символично, что накануне этой встречи американские газеты, а также официальный представитель госдепартамента выступили с «ненавязчивыми просьбами» к руководству Евросоюза «подтолкнуть» страны Центральной Азии, и особенно Туркменистан, к присоединению к газопроводу Nabucco, который должен будет доставлять природный газ из стран региона в Европу в обход российской территории.
При этом Соединенные Штаты уже неоднократно просили европейцев «наконец-таки осознать», что чрезмерная зависимость от газовых поставок из России вредит и внешнеполитическим интересам единой Европы и самих Соединенных Штатов.
Сами страны Центральной Азии дали понять европейцам, что в решении о диверсификации своего газового и нефтяного экспорта на европейские рынки они будут руководствоваться чисто прагматическими соображениями. Если Америка и ЕС готовы инвестировать в Nabucco, а также дать возможность Туркменистану и Казахстану заработать денег на экспорте больше, чем при прокачке газа через российскую территорию, то поставлять свой газ они будут именно по американо-европейскому плану.
Но если российский путь окажется выгоднее с финансовой точки зрения (а российский монополист «Газпром» уже пообещал существенно поднять закупочные цены на центральноазиатский газ с будущего года), то и Астана, и Ашхабад, и в дальнейшем Ташкент будут поставлять свой газ через российские трубопроводы.
Между тем откровенный прессинг, который оказывает по отношению к Туркменистану Евросоюз весьма неоднозначно воспринимается в Брюсселе и Ашхабаде. Интересно, что если европейские дипломаты считают прорыв на «туркменском газовом направлении» наиболее реальным уже в ближайшие несколько месяцев, то «европейскую карту», но уже в своих раскладах, умело разыгрывает президент Туркменистана Бердымухамедов.
Так же, как и в отношениях с Казахстаном, европейцы и американцы, действуя совместными усилиями, пытаются проталкивать свои как финансовые, так и политические интересы. А вот Туркменистан во всех этих комбинациях ведет собственную игру, которая не имеет ничего общего ни с западными интересами, ни с российскими.
 
«Узбекский маршрут» Вашингтон и Брюссель будут осваивать совместно

Любопытно и еще одно направление совместной работы Соединенных Штатов и стран Евросоюза в Центральной Азии. Речь идет о налаживании отношений с Узбекистаном - самой большой по численности населения страны региона, которая прежде всего из-за политических разногласий с Западом была в последние пару лет на периферии внимания и Вашингтона, и Брюсселя.
После событий в мае 2005 года в Андижане Европа и Соединенные Штаты практически полностью свернули контакты с официальным Ташкентом, что привело к серьезному охлаждению отношений с этой страной. Но уже в прошлом году в столицах стран ЕС и Вашингтоне было принято решение если не полностью простить И. Каримова за Андижан, то по крайней мере сделать вид, будто никаких особо серьезных препятствий для восстановления нормальных отношений с Ташкентом у них больше не имеется. «Сигнал дружбы» от Европы в Ташкенте был услышан, и теперь ЕС стремится как можно быстрее наверстать упущенное и вновь вернуться в Узбекистан.
В Ташкенте ЕС намеревается открыть свое представительство, причем, по словам Бениты Ферреро-Вальднер, в «Узбекистане за последнее время достигнуты существенные подвижки на пути реформ, и Европа готова помочь Ташкенту выйти из международной изоляции».
Как справедливо отмечают европейские газеты, никаких особых улучшений в ситуации вокруг Узбекистана на самом деле нет и не предвидится на ближайшую перспективу. Но оставаться в стороне от огромного узбекского рынка, да еще после предложений узбекского президента Ислама Каримова в Бухаресте помочь НАТО и США в осуществлении операции по реконструкции Афганистана, руководство Евросоюза просто не имеет права.
Кстати, еще в прошлом году и страны Евросоюза, и Соединенные Штаты по дипломатическим каналам пытались подтолкнуть Узбекистан начать сотрудничать в сфере энергетики и обсуждать вопросы поставок узбекского природного газа на европейские рынки. Узбеки тогда выслушивали подобные предложения, принимали их к сведению и просто ждали подходящего момента, когда «большая Европа» созреет для восстановления двусторонних отношений в полном объеме.
Теперь же, как считают в Ташкенте, о возможности прокладки газопровода из Узбекистана через Туркменистан к берегам Каспия с европейцами вполне можно и побеседовать. Причем подобные переговоры могут стать весомым аргументом в давлении на Россию, если она не захочет по каким-то причинам соглашаться на повышение цен за газ, идущий из Узбекистана по российским трубам в Европу.
 
К Астане у ЕС и США - свой особый счет

Естественно, что в подобном взаимном дипломатическом сотрудничестве между США и ЕС на территории Центральной Азии особое место уделяется развитию отношений с Казахстаном. При этом если в контактах с Узбекистаном и Туркменистаном фактически ни о каком политическом давлении на эти республики речи не идет (и европейцы, и американцы на Ташкент уже «давили» после Андижана, но ничего не добившись, от подобного курса решили отказаться), то с Казахстаном ситуация складывается совсем по-другому.
Поскольку Астана взяла на себя определенные политические обязательства, претендуя на председательство в ОБСЕ на 2010 год, то и Соединенные Штаты, и руководство Евросоюза рассматривают эту ситуацию как крайне выгодную для себя в плане увязывания поведения республики как у себя дома, так и на внешней арене, с тем, чтобы позволить ей занять через два года важный международный пост в Европе.
При этом и американцы, и европейцы ведут дискуссии с Астаной об изменениях и реформах главным образом во внутренней жизни Казахстана (права человека, прозрачность выборов, реальная многопартийность, независимость судов и всей правоохранительной системы), но при этом вообще не обсуждается энергетическая политика республики.
Дело в том, что Казахстан очень четко и своевременно выполняет все свои соглашения по поставкам и природного газа, и нефти на экспорт и ни разу не дал ни Вашингтону, ни Брюсселю возможности усомниться в сохранении такого надежного курса и на перспективу. По словам представителя госдепартамента США, «Казахстан является надежным поставщиком энергоносителей на мировые рынки, и для Соединенных Штатов остается важным стратегическим партнером в этой области».
К тому же и в США, и в ЕС видят, что Казахстан идет активно на сотрудничество в сфере политических реформ, и даже если большая часть из них к 2010 году не будет осуществлена, особых проблем для председательствования в ОБСЕ это Астане создать не должно. Потенциально Казахстан поддержал и идею газопровода Nabucco, если этот проект будет для республики финансово выгоден, что также не может не радовать Вашингтон и Брюссель.
Также важно, что у Астаны сложились в последнее время доверительные и партнерские отношения с Азербайджаном, от позиции которого в конечном итоге будет очень сильно зависеть вариант поставок центральноазиатского газа в Европу под дном Каспия. И Астана, и Баку уже не раз заверяли Запад, что они готовы совместно работать над этим проектом, когда его финансовая и практическая составляющие будут уже конкретно обсуждаться на встрече всех заинтересованных в проекте сторон.
При этом, как и в случае с другими республиками Центральной Азии, в отношении Казахстана и Соединенные Штаты, и страны Евросоюза фактически тесно координируют свои действия и политику, реализуют схожие по сути проекты и задумки, а в Астане рассматривают такую позицию как часть единой стратегии западных стран по расширению и укреплению своего присутствия - особенно в энергетической сфере - в регионе.
Понимают в Астане и то, что именно на три вышеупомянутые республики региона - Туркменистан, Узбекистан и Казахстан - и в Вашингтоне, и в Брюсселе будет делаться основная ставка. Что же касается двух других стран Центральной Азии - Таджикистан и Кыргызстан, то поскольку они не располагают интересующими западные страны стратегическими энергоносителями, то они фактически во всех энергосхемах и «трубопроводной дипломатии» попросту не участвуют.
Между тем не стоит думать, что о важности Бишкека и Душанбе в обшей стратегической схеме присутствия США и Евросоюза в регионе забыли. Тому же Таджикистану Европа будет помогать бороться с проникновением наркотиков из соседнего Афганистана, оборудуя специальные контрольно-пропускные пункты на таджикско-афганской границе. А Кыргызстан будет получать деньги из бюджета ЕС для утилизации участков расположения урановых шахт, остающихся на территории этой республики.
Не будем забывать и о том, что на территории Кыргызстана находится военная база «Манас», которая содействует осуществлению операции сил НАТО в Афганистане, а Таджикистан давно уже получает предложения от Соединенных Штатов предоставить на аналогичных условиях свою территорию для военно-воздушной базы либо ВВС США, либо войск коалиции и партнеров по НАТО.
В целом же и Соединенные Штаты, и страны ЕС проводят в Центральной Азии политику, во многом взаимодополняющую друг друга и укрепляющую позиции обеих заинтересованных в этом сторон. Говорить при этом о какой-то антироссийской подоплеке подобной кооперации Вашингтона и Брюсселя не приходится: речь идет о самой настоящей экономической и политической прагматике, на которой и основываются интересы и США, и стран Евросоюза.
Что же касается самих стран Центральной Азии, то они, во-первых, воспринимают активность в этом регионе со стороны Соединенных Штатов и как само собой разумеющееся явление, и как своего рода противовес политике Китая и России. А во-вторых, из этой активности расположенных географически далеко от центральноазиатских республик, но крайне заинтересованных в их энергоресурсах стран, государства региона должны либо в тесном сотрудничестве друг с другом, либо, прагматически работая поодиночке, «выжать» для себя по максимуму собственные выгоды - как политические, так и экономические.
Ведь от того, как конкретно будут вести себя в отношении с европейцами и США и Казахстан, и Туркменистан, и Узбекистан во многом будет зависеть вся энергетическая конфигурация этого региона на ближайшую перспективу, а также вероятность обострения борьбы за влияние в этом регионе со стороны не только Вашингтона и Брюсселя, но и других важных игроков в Центральной Азии - прежде всего России, Китая и Ирана.

Юрий Сигов, Вашингтон

«Деловая неделя»


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение