Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Елена Панфилова: «Переломить сопротивление тех, кто обладает огромными ресурсами и возможностями в нашей стране, будет очень сложно».

23.04.2008

Автор:

Теги:

 


Перспективы проведения серьезной антикоррупционной кампании в стране реальны, и они такие же, какие были пару месяцев назад. Медведев свои приоритеты обозначил, он намерен бороться с коррупцией, он заявил, что эта борьба будет его приоритетом. С этой целью разрабатывается серьезная программа, практически полностью разработан закон о противодействии коррупции. Есть также ряд предложений, которые не входят в закон, а входят в программу. И все это будет им озвучено, но, разумеется, сразу после инаугурации. И после инаугурации, что также очевидно, по этим вопросам Госдума будет голосовать не так, как в последний раз, когда эти антикоррупционные законы обсуждались.

- А если обозначить основные болевые точки в этой сфере, то, на ваш взгляд, с чего надо начинать, и хватит ли у избранного президента сил для этой борьбы? Ведь коррупционными связями сегодня пронизаны все государственные структуры, как все это можно сдвинуть?

Для того, чтобы все получилось, нужны два компонента. Первый - это устойчивая политическая воля, из которой будет следовать, что это не очередное увлечение очередного лидера этой темой, а что-то постоянное, неизменное, неизбирательное, когда борьба с коррупцией объявляется целью на дальнюю перспективу. «Это то, чему я, как президент Российской Федерации, уделяю с сегодняшнего дня постоянное внимание и в связи с чем мы принимаем постоянные меры» - эти слова должны быть сказаны.
Нашего чиновника, нашего депутата, нашего судью и нашего правоохранителя  можно загнать в рамки, только если наше высшее политическое руководство продемонстрирует, что оно настроено серьезно.
Как это делать - другой вопрос: то ли надо пугать, то ли рычать, то ли ограничиться правильными словами или предпринимать конкретные действия - как применять каждый из этих элементов и в каких пропорциях - это уже его дело. На самое главное - должна быть продемонстрирована ясная политическая воля, которая до сих пор, в общем-то, не демонстрировалась.
Тот же факт принятия этой программы, принятия закона, назначение для реализации этой программы каких-то людей - все это должно стать определенным мессиджем, который продемонстрирует, что это не какая-то филькина грамота, не очередной повод поболтать про коррупцию, а серьезное намерение. Таким образом, должно быть сразу сформировано четкое и ясное понимание того, что этим страна будет заниматься. И это первая задача, с которой начинать.
Параллельно должен быть сформирован набор скучных технологических мер, о которых у нас очень любят говорить, думая, что каждая отдельно взятая борьба с коррупцией должна сопровождаться какими-то особенными действиями. На самом деле, это набор обычных технологических мер по упорядочиванию отношений бизнеса и власти, граждан и власти, поведению чиновников, общей лейтмотив которых сводится к тому, чтобы поменять понимание этими чиновниками своей роли. А сегодня у них ментальность такова, что они считают, что приходят на госслужбу только для того, чтобы при случае использовать свое служебное положение в своих целях. Так вот это представление надо в корне поменять.
Все нормы западного законодательства говорят о civil service и public service. Civil service - это служба society - обществу, public service - это service to public, служба гражданам. У нас это звучит как государственная служба, отсюда, видимо, наши чиновники полагают, что государству совершенно наплевать на то, что они делают, и они так свою службу и воспринимают. Соответственно,  меры, о которых я говорю, прописаны международным законодательством и определяются здравым смыслом - это точная регламентация объема полномочий, выстраивание системы контроля, выстраивание системы декларирования доходов и имущества, выстраивание системы контроля за конфликтами интересов, выстраивание системы адекватного социального обеспечения, причем речь идет не о повышении зарплаты, а о том, чтобы чиновник был заинтересован в длительной  безупречной службе. То есть, имеется в виду социальный пакет, который продлен во времени и связан с тем, чтобы чиновник не украл не только сегодня, но и через 20 лет.
Также необходимо выстраивание системы, при которой суды полностью выходят из зависимости, как монетарных интересов, так и государства. Каждая из этих мер на самом деле представляет из себя  документ на 1-2 странички - это поправки в УК, либо поправки в Административный кодекс, либо поправки в закон о государственной и гражданской службе. Либо это небольшой документ об этике государственной службы, об этике парламентария и т.д.
И буквально в тот момент, когда будет проявлена политическая воля, требуется одно - чтобы эти документы начали появляться, приниматься, проверяться, чтобы это делали люди вменяемые, и не обязательно, чтобы это делалось все сразу. Потому что никто не ждет - ни общество, ни граждане, ни мы с вами - что сейчас по быстрому эту задачу решат, и в 2009 году мы заживем без коррупции. Все это потребует времени и без жертв не обойдется, это понятно всем.
Но сейчас главное - чтобы все эту задачу восприняли всерьез и надолго. И чтобы было перечислено, что для ее реализации делается конкретно - пункты а, б, в, г и д.  А дальше чиновники, депутаты и прочие заинтересованные лица начнут пищать, расстраиваться и т.д. - будет  сложный и тяжелый процесс. И не весь бизнес будет от этого в восторге, потому что есть бизнес, который очень хорошо наладил связи с государством и от этого целиком и полностью зависит.
То есть, будет серьезная борьба, и тут очень важно, с одной стороны, не терять продекларированную политическую волю и не говорить, опустив руки: пошли вы к черту, с вами не справишься, а продолжать претворять в жизнь этот план: а, б, в, г и д, не взирая на то, кто что будет говорить и как сопротивляться.
Залог успеха этой кампании на две трети зависит от этого, и на одну треть он зависит от субстанции, к которой, к сожалению, в нашей стране относятся скептически. Я имею в виду гражданскую волю.
Вот говорят, что граждане голосуют так, как они хотят, но я не знаю, почему они так голосуют. Но я точно знаю, что почти все поголовно граждане, и социологические опросы это доказывают, действительно хотят, чтобы коррупции было меньше.  Потому что она задевает практически всех тем или иным своим крылом.
Но другое дело, что люди наелись разговорами и абсолютно уверены в том, что все во власти «единым миром мазаны», поэтому они разуверились в том, что что-то возможно. И на треть успех этой кампании зависит от того, что надо будет переубедить общество и доказать ему, что все это серьезно, что с коррупцией можно бороться, что не все во власти  «единым миром мазаны», что на самом деле интересы общества понимаются правильно.
И если в результате граждане скажут: ну да, это действительно задевает наши интересы и мы на стороне той власти, которая готова бороться с коррупцией, тогда будет успех. И по моим ощущениям, это произойдет лет через 15.

- В том, что народ эту борьбу поддержит, сомнения нет, люди от коррупции, безусловно, страдают. Но вот в том, что «Единая Россия»  с радостью ринется в бой, есть большие сомнения. Сколько там миллионеров, сколько лоббистов, крупных чиновников, которые по определению не могут быть непричастными к этому явлению - неужели Медведев может рассчитывать на их поддержку?

Я вам сразу скажу, что это будет борьба не на жизнь, а на смерть. Если он по каким-то своим собственным причинам решится на это, то это будет действительно очень серьезный шаг, потому что трещать будет много костей, хребтов, позиций и чиновных титулов. И на самом деле, это отличает настоящего политического лидера от самозванца - то, что он решается и идет к своей цели, невзирая ни на что, несмотря на сопротивление.
Никакие серьезные политические реформы, экономические реформы и социальные реформы не могут быть осуществлены без сопротивления, а антикоррупционная реформа в нашей конкретной стране и вовсе сопоставима с той же самой приватизацией 90-х годов - это сложно, это резьба по мясу, это значит - нажить себе огромное количество самых разных врагов, и это серьезный тест. Посмотрим, как новая власть с этим справится.
Проще всего сделать вид, что этой проблемы нет и отделаться декоративными заклинаниями, постучать в шаманский антикоррупционный бубен, попрыгать, покричать и разойтись, все оставив как есть.
Но если они намерены это делать всерьез, то придется биться и с «Единой Россией», и не только с «Единой Россией». Люди в этой партии, в конце концов, очень хорошо понимают, что такое  лояльность, поскольку они зависимы от власти. И очень многие стали там миллионерами только потому, что лояльны. И они очень хорошо понимают, что, может быть, им придется поделиться миллионами, дабы оставить доступ к источнику лояльности.
Но есть значительно более серьезные люди, членами «Единой России» не являющиеся, которые, будучи чиновниками, сидят у своих теплых кормушек, которых не видно и не слышно, и мы с вами про их действия ничего не знаем - вот они представляют из себя значительно более сильную препону, зачастую непреодолимую. Потому что они обладают такими ресурсами и возможностями в нашей  ресурсозависимой стране, которые позволяют им диктовать свою волю.  И переломить их сопротивление будет куда как сложнее, чем «Единой России».

- Но эти люди, что можно предположить, сегодня составляют значительную опору не для Медведева, а для Путина. Вот Путин, на ваш взгляд, будет Медведеву союзником в этой борьбе?

Знаете, я думаю, что как в начале про Путина спрашивали: «Who is m-r Putin?», так тот же вопрос можно задать и сегодня, в конце его правления. Это человек, который любит удивлять, причем иногда, как мне кажется, даже самого себя - какими-то своими решениями, действиями, поступками. И я не знаю, будет ли он в этом Медведеву союзником.
С одной стороны, ничего не указывает на то, что он должен быть таким союзником, потому что он сам по большому счету ничего серьезного в этой сфере не предпринял, и только под конец срока началось какое-то движение.
Может быть, по каким-то причинам ему это нужно и важно, а может быть, и нет.
Я думаю, что до поры до времени он будет сохранять, что называется, вооруженный нейтралитет. И наверное, достаточно глупо будет выглядеть лидер партии и премьер-министр, который начнет сопротивляться антикоррупционным мерам. Ведь схема такая, что публично ей сопротивляться довольно сложно, чтобы не потерять лица.
И я думаю, что в какой-то момент, когда он увидит, куда качнется стрелка, он и примет решение, что делать. И если Медведев действительно найдет в себе силы и союзников, чтобы начать реализовывать те решения, о которых мы говорили, тогда, может быть, Путин к этому присоединится и возможно, даже эту борьбу возглавит и поможет Медведеву. А может быть, он сделает так, что Медведеву будет крайне трудно что-либо сделать.
Сегодня трудно прогнозировать развитие ситуации, потому что коррупция лежит не только на пересечении политики, экономики и социальных проблем, но и таких тонких вещей, как личная безопасность, личное благосостояние. И какие карты будут сданы в какой момент - нам, к сожалению, предугадать не дано.

Елена Панфилова, директор российского отделения Transparency International.

http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=40967


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение