Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Стратегические приоритеты США в отношении Азербайджана.

19.02.2011

Автор:

Теги:

Стратегические приоритетыСША в отношении Азербайджана.

 

Эффект прибытия в Баку нового американского посла МетьюБрайзы был усилен встречей на конференции по безопасности в Мюнхене главы МИД АзербайджанаЭльмара Мамедъярова с государственным секретарем США Хилари Клинтон. Формальногоговоря, после этого момента (Баку полтора года не имел американского посла) можноговорить о начале следующего этапа американской политики в отношенииАзербайджана. Во всяком случае, таковы ожидания наблюдателей.

 

Очевидно, на фоне событий в арабском мире, Вашингтонозабочен укреплением стабильных светских государств в исламском мире. Какизвестно, Азербайджан, замкнувший на себя кризисный опыт постсоветскойтрансформации элит и реалии становления исламского менталитета в массе общества,находится в условном списке «надежно-стабильных» партнеров Запада в регионе. Давайтепроанализируем, какие линии сотрудничества с Баку стратегически наиболее значимыдля Вашингтона. Судя по активности последних лет в регионе, и тому, как Вашингтонреагирует на арабские события, выделяются несколько тем, взаимопривязанных кстепени политической стабильности в стране.

 

1. Поддержка режимаИльхама Алиева.

 

Реакция американского истеблишмента на публикации WikiLeaks, а затем на политические революции в СевернойАфрике оказалась практически идентична: растерянность от неожиданности. Событиязастали врасплох. Этот вывод следует из смысла послания Госсекретаря США главамамериканских дипломатических миссий, собравшихся на первую глобальнуюконференцию американских послов в Вашингтоне. Клинтон призвала посольства глубжевходить в курс местной ситуации, сократить количество письменных докладов иактивнее пользоваться социальными сетями. По ее мнению американские дипломаты«проспали» события в Египте и Тунисе, в других арабских странах, потому что«слишком увлекались составлением отчетов, забывая выходить за стены посольств».Таким образом, очевидно, с прибытием в Баку посла Брайзы, признанногоспециалиста по кавказскому региону, посольство станет более надежныминструментом американской политики и соответственно постарается точнее определятьсоциально-политическую температуру в Азербайджане.

 

Сегодня термометр в Баку показывает стабильность. Беспокоитьсяне о чем. Однако, судя по диаметральным оценкам американского истеблишмента вотношении правления Хосни Мубарака (столкновение позиций Маккейна и Клинтон),Вашингтон до сих пор не вполне четко представляет наилучший вариант своей политикив прозападных исламских странах с традиционно жесткой вертикалью автократическойвласти. Как сочетать миссию продвижения демократии ипрагматические интересы во внешней политике США?

 

С одной стороны, сегодня очевидно, чтоподдержка Ильхаму Алиеву будет обеспеченна и далее. При этом не стольясно, возникнут ли у Вашингтона новые оговорки относительно расширения доступак власти и уровню демократического контроля в Азербайджане. Не ясны и каковы впринципе исторические перспективы «нелиберальной демократии» о которой вприменении к Египту так прекрасно писал Фарид Закария. Допускать ли демократию встране с исламским менталитетом или нет? Приходят ли исламисты к власти потому,что власть слишком довлела, или потому, что власть ослабла? Наконец, чем,например, Бен Али лучше Хагиба Буригбы, а Омар Сулейман лучше Хосни Мубарака?Разве тем, что преемники начинали как вынужденные капитаны реформ? Но ведьзаканчивали они как генералы стагнации. Меняются фигуры, но система и традициявласти остается прежней. Сторонники демократической эволюции считают, что влюбой стране, включая исламскую, усиление давления монополизма власти во всехсферах при одновременном ее отрыве от реалий «современной жизни» может привестик росту радикализма в обществе, а значит усилению исламистских настроений. Поэтомунужно периодически «спускать пар», дозировано допускать в органы властирелигиозных лидеров, но жестко блокировать фанатиков.

Насколько эти вопросы относятся к Азербайджану? ВАзербайджане ислам всегда присутствовал в качестве морального авторитета иодного из внутренних стержней политической конструкции. Однако в ХХ веке (вособенности досоветский и после советский период), несмотря на влияние Ирана,ислам так и не оказался в числе детонаторов мощных политических процессов в стране.Но как возможный, такой сценарий в будущем исключать нельзя. Правда, длятекущей политики США это слишком сложные вопросы. В отношении Азербайджана Вашингтонможет следовать четкой целесообразности – то есть стремиться максимально долгоподдерживать Баку в сохранении и консервации уже достигнутых социальных балансов.

 

Однако эту же ситуацию можно рассмотреть под другим угломзрения. Устойчивое положение Алиева и стабильно-поступательный рост экономикиАзербайджана, может поднять планку качества реформ. И соответственно задатьновые критерии (сценарии) для американской политики. Ильхам Алиев находится вочень удачном положении «золотой середины». Даже по либеральным нормам у негодостаточный ресурс эффективного правления (всего шесть полных лет у власти при сравнительновысоких темпах социально-экономического развития). У него нет проблем сподержанием политической стабильности в Азербайджане в ближайшей перспективе,нет реальных противников. Следовательно, это дает ресурсы для более глубокойсоциально-экономической модернизации. Вашингтон может потребовать уже не простоусиления демократического камуфляжа, а настаивать на постепенной модернизацииполитической системы.

 

2. Стимулированиеуглеводородного экспорта Баку.

 

Вторая задача американского присутствия – подержаниеевропейской и в целом западной энергетической безопасности. ЗначениеАзербайджана в этой системе также интересно рассмотреть через призму Египта. Вторымегипетским объектом по значимости для западной энерго безопасности, после Суэцкогоканала, является панарабский газопровод. Начиная с 2008, по мере его строительства,к нему подключались Иордания, Израиль, Сирия, Ливан. Давно обсуждаетсястроительство соединения с Турцией, чтобы затем соединится отдельной веткой с проектом«Набукко» для выхода на рынок ЕС. Объемы поставок в этом направлении были невелики, но расценивались как весьма перспективные, учитывая новые египетские иизраильские месторождения в Средиземном море. Однако нестабильность сделаладальнейшие ставки на египетский маршрут весьма слабыми. Так, например, BritishPetroleum являясь главным внешним инвестором с общими вложениями $17 млрд.эвакуировала из Каира свой офис (500 человек). Statoil прекратилабурить на месторождениях шельфа и так же как British Gas эвакуировала сотрудников.Из этого следует снижение Египта в рейтинге оптимальных участников для Набукко.Вот как на взгляд Ильи Заславского (наиболее известного специалиста покаспийским месторождениям) выглядит вероятность подключения ресурсов длянаполнения Набукко. На первом месте азербайджанский газ с проекта Шах-Дениз-2,Умид и других. На втором - иракский газ. На третьем - туркменский газ через СПГтерминалы и в перспективе транскаспийский газопровод. И теперь только в четвертуюочередь -- панарабская труба. Таким образом, значение стабильности Баку, какглавного партнера Набукко, для западного мира только возрастает. Что касаетсясамого Набукко, то несмотря на все трудности с организацией этого масштабногопроекта и ресурсной базой, ЕС от него вряд ли откажется. Просто по соображениямрепутации.

 

3. Использование Бакув качестве союзника США на границе с Ираном.

 

Азербайджану удается балансировать между двумя полюсами.Желанием США получить постоянное присутствие на границе с Ираном и ответнойреакцией Ирана, продвигающего на территории Азербайджана свои культурные ирелигиозные программы. На практике это означает весьма сложные конструкции. Азербайджанцына собственном опыте знают каким сложным, но в то же время необходимымпартнером является Тегеран. Через территорию Ирана проходит пуповина наземнойсвязи с Нахчываном. Азербайджанский бизнес активно торгует с иранскимипартнерами. Иранцы заинтересованы в импорте азербайджанского газа и расширениитранспортных коммуникаций на границе. Однако при всем этом известны инциденты вазербайджанском секторе Каспия. Баку очевидно, что Иран не столь однозначен всвоей позиции по карабахскому конфликту. Иранские прошиитские организации ведутактивную пропаганду на юге Азербайджана. Много раз иранские политики своимивысказываниями ставили азербайджанские власти перед необходимостью жестких ответныхкомментариев. Успешное сотрудничество Азербайджана с США и, а еще более сИзраилем, периодически поднимает в тегеранских СМИ антиазербайджанскую волну.

 

Возникает вопрос - понимают ли проводники американскойполитики совокупность трудностей, с которыми сталкивается Азербайджан,сотрудничая с Вашингтоном в области безопасности? Вероятно, за океаном есть понимание,что Баку не может форсировать свое участие в ряде военных проектов, к тому же учитывая,что с севера довлеют интересы безопасности России. Тем не менее, предстоящее десятилетиене принесет в регион большей стабильности и США постараются зафиксировать своевоенное присутствие в Азербайджане.

 

Главный вопрос, по которому Азербайджан окажется в зонеповышенных рисков связан с развертываем глобального ПРО. ПозицияВашингтона по этому вопросу является непреклонной. Первый этап строительства системыначнется уже в этом году, с размещения радаров системы Aegis на суше и накораблях в Средиземном море (Иран уже выдвигает туда свои ВМС). ВозраженияРоссии по вопросу ПРО не принимаются, Вашингтон лишь теоретически готовработать с Москвой по обмену данными и совместному анализу угроз. Учитываяприсутствие в Габалинском районе Азербайджана российской РЛС «Дарьял» даннаяколлизия прямо проецируется на Азербайджан. Вне зависимости от судьбы станции(срок ее аренды российским минобороны заканчивается в 2012 году) практическивсе потенциальные расклады говорят о том, что Азербайджану может быть предложенопринять участие в одном из секторов будущей ПРО. Речь идет не только осдерживании Ирана, но и росте угроз от направления индо-пакистанского конфликта(Исламабад заявил, что вышел из паритета с Индией и увеличил количество своихядерных зарядов). В зависимости от накала дебатов по ПРО между Москвой иВашингтоном, Баку получит либо головную боль от дилеммы участия-игнорированияэтого проекта, либо возможность повысить свои ставки как важного региональногоигрока в этой глобальной системе.

 

4. США и Карабах

 

В заключении, что может получить Азербайджан отинтенсификации сотрудничества с США? Перед Баку всегда стояла трудностьдобиться от Вашингтона понимания региональной политической проблематики,близкого к азербайджанским позициям. Разумеется, такое положение не уникально ив разной степени известно по опыту большинства государств мира. Разница лишь втом насколько элиту этих государств устраивает такое положение вещей. Еслисудить по успешной реализации в Азербайджане западных инфраструктурныхпроектов, успеху различных социально-экономических реформ прозападнойэкономической модернизации, то Баку является удачным партнером для Вашингтона(без излишнего фанатизма, присущего, например, Тбилиси). И это много разподчеркивали в Вашингтоне, говоря, например, о взаимовыгодном сотрудничестве вуглеводородной сфере, на Каспии, или подчеркивая вклад Баку в деятельность коалиционныхсил в Афганистане. При этом Вашингтон не слишком серьезно упрекал Баку в низкойдинамике демократического развития, в отличии, например, от стран ЦентральнойАзии. Но является ли Вашингтон таким же равно отзывчивым партнером для Баку?Вопрос риторический. Напрасно думать, что усилия США в карабахскомурегулировании будут сконцентрированы в пользу Азербайджана лишь вследствиестратегического характера отношений между Баку и Вашингтоном. Этого совершенноне достаточно. Также как не достаточно для успешного урегулированияэтно-территориального конфликта иметь хорошую оценку в рейтинге качествадемократии. В этом смысле «милитаризм» в официальной риторике Баку оправдан.Ставки в этом конфликте необходимо регулярно взвинчивать, чтобы он былпредметом постоянного глобального рассмотрения, постоянной «головной боли»держав. Возможно, это принесет результат. Но лишь в будущем. На сегодня в свойактив Азербайджан может записать только поддерживающую риторику в свой адрес.На встрече в Мюнхене госсекретарь Клинтон лишь в очередной раз отметила – «насталовремя для достижения прогресса в Нагорно-Карабахском урегулировании».

При всей технической и стратегической разности политикиМосквы и Вашингтона в отношении Азербайджана, давно подмечено определенноесходство в том, что обе державы используют карабахский процесс в качествеприкладной темы в своих более широких вопросах, и лишь во вторую очередь, принеобходимости, публично реагируют на интересы и требования участниковконфликта.

 

http://www.politcom.ru/11441.html

14.02.2011


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение