Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ДЕМОКРАТИЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

10.02.2011

Автор:

Теги:

ДЕМОКРАТИЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

 

Пока власти пытаются нащупать чисто регулятивные механизмыдля снижения накала конфликтов между группами русской и кавказской молодежи,политические партии страны указывают на более радикальные меры, меняющиехарактер правления. В этой связи обозначились две проблемы. Первая – утраталибералами влияния на вменяемый националистический дискурс. Вторая – нежеланиевласти поддерживать низовые уровни самоорганизации населения, попросту говоряторможение реформ принципов местного самоуправления.

 

Начнем с того, что либералы и националисты в своихкритических аргументах во многом совпадают. Интеллектуалы с разнымиидеологическими платформами, формирующие взгляды для той и другой группыпартий, определенно не сводят кризис исключительно к проблеме «межнациональныхотношений». В чистом виде для России это слишком абстрактное суждение, уводящееот сути. Существует сумма острых проблем, усугубление которых как раз иприводит к выплеску националистической энергии в молодежной среде. Попробуемперечислить главные.

 

Первая среди них - коррупция вообще, и в правоохранительныхорганах в частности. По словам Дмитрия Медведева, большую часть преступленийданного типа совершают именно сотрудники правоохранительной системы, и этопрямым образом отражается не только на расследовании конкретных криминальныхэпизодов и бытовых споров, но и ведет к деградации морального облика системы вглазах общества. А это является причиной того, что конфликты в молодежной средеотказываются решать легальным образом, переводя спор на квази-криминальный иэтно-групповой уровень, где моральный авторитет формируется не публичнымифигурами, а харизматичными радикалами «по закону улицы». Таким образом,кризисная ситуация рождается попранными принципами правосудия.

 

Вторая проблема, порождающая межнациональные кризисы внутристраны – низкое госфинансирование и отсутствие продуманной, отвечающейсовременным вызовам, системы воспроизводства человеческого капитала (сфераздравоохранения, образования, социальные услуги). Здесь же нужно отметитьотсутствие или крайне не широкое распространение в РФ современныхобразовательных программ, рассказывающих о ценностях культурного многообразияРоссии. Это надо рассматривать в совокупности. Именно в этих сферахчеловеческая личность может быть воспитана в духе современного прогрессивногоплюрализма содружества народов. Как станут разрабатывать эту тему, пока неизвестно, кроме того, что на модернизацию ФЦП «Молодежь России» будет истрачено10 млрд. рублей.

 

Третий критический вызов – милитаризация молодежной среды.Доктрина национальной политики в России строилась на модели, от которойостались лишь следы в молодежной среде. А именно на модели послевоенногоинтернационализма советских народов, имеющих очень высокий внутренний моральныйценз, распространяющийся как на публичную жизнь, так и на бытовую. Российскиепоколения 1980-1990-х годов имеют иную матрицу. Ее проявления еще только предстоитизучить. Кавказский сепаратизм 1990-х, вылившийся в череду локальных конфликтови две чеченские войны, взрастил целое поколение молодых людей с особымнепримиримым менталитетом. Что «южане» видели кроме применения силы у себя народине, на Кавказе? Многие семьи из разрушенных родовых гнезд бежали вцентральные регионы РФ и там столкнулись с ситуацией общей для всех группнаселения тяжести социально-экономических проблем. Отсюда взаимное озлобление,выплескивающееся на российских улицах, в учебных заведениях, в интернете, намитингах радикальной ультраправой оппозиции. Агрессия взрослых передаласьдетям. Система образования никак не ответила на этот вызов.

 

Четвертое – характер российской экономической системы.Здесь, решающую роль играет даже не количество доступного и высокооплачиваемого предложения на рынке труда, а скорее процентная ставка поипотечному и потребительскому кредиту. Если молодой человек понимает, что врядли в обозримую перспективу он сможет построить дом, купить квартиру илиарендовать ее на продолжительный срок, он не будет столь ревностным сторонникомтой версии «стабильности», которую инсталлирует власть. И, конечно, в такойситуации, правые и националистические построения быстро распространяются иаргументировано продвигаются лидерами движений.

В принципе этот список можно продолжить и дальше.

 

Однако вернемся к совпадению националистов и либералов.Дальше номинального сближения ряда оценок причин кризиса дело конечно не идет.Лидеры националистов и либералов принципиально игнорируют друг друга. Хотя, вянваре, благодаря властям они сумели близко познакомиться лично в изоляторе наСимферопольском бульваре (в одно время там находился Борис Немцов и ВладленКралин (Владимир Тор), активист ДПНИ). Вот как комментирует этот контакт самНемцов: «Мы с ним пересекались. Демократическая оппозиция и националисты имеютгораздо больше различий, чем общего. Но в одном мы едины – в стране уничтоженысуд, милиция, права людей, в стране хаос». Он рассказал, что они дискутировалис Тором о национализме, Немцов почитал пару журналов: «С чем-то я согласен, счем-то нет. Мы нормально с ним разговаривали. Мы могли бы нормально с нимдискутировать в парламенте. Но у нас парламент не место для дискуссий. Где унас место, где можно обсуждать и дискутировать? Они не хотят, чтобы быладискуссия».

 

Вообще-то, еще недавно, в публичных оценках стороны другдруга попросту ненавидели. Что собственно понятно. В течении последнегодесятилетия происходило сознательное оболванивание позиций как одного так идругого фланга. Либералов превратили в «продажных перевертышей, рвущихся ккормилу власти». Националисты получили свой негативный шлейф: сначала властипугали красно-коричневым Зюгановым (коммунно-патриотами), затем образом«русского фашизма». Попытка властей отодвинуть оба эти фланга на маргинальныепозиции удалась. Но запрос на тему остался.

 

Понятно, почему либералы старательно обходят сторонойпатриотическую риторику, эту нишу заняли оппоненты. Однако колоссальнымупущением явилось игнорирование либеральными и право-либеральными лидераминационалистической проблематики. Проблемы определения российской идентичности,вопросы трудовой миграции в Россию, другие темы, если и затрагивались, то лишькосвенно. Владимир Милов в статье «Либерал-национализм против фашизма» обратил вниманиена это упущение, но дальше констатации дело пока не движется. Хотя, ведьочевидно повестку для политических дебатов формирует жизнь, а не желаниеполитика не касаться «грязных» тем. Между тем в обществе уже сформировалисьвзгляды, которые либералам трудно обсуждать с их традиционных позиций. И этобольшая проблема для будущего либерально-демократического проекта России.Причем речь уже не о каких-то маргинальных слоях. Вот, пример расставленныхакцентов на данную проблему, в сублимированном виде обобщающем мнение многихпредставителей нижних слоев среднего класса. «Нынешнее кремлёвскоеправительство ведёт на Кавказе фашистскую пропаганду в стиле “кавказцы – высшаяраса”, что потом воспитанные таким образом кавказцы и транслируют в русскихрегионах. Кроме того, власти препятствуют оказанию давления на приезжих в планеассимиляции, почему-то видя в этом проявления “национальной розни”, хотя вреальности национальная рознь – это как раз препятствование ассимиляции.Наконец, проводится политика неравенства перед законом русских и представителейдругих национальностей, за одни и те же преступления в их отношении применяютсяразные статьи УК..» - из ответа на письмо читателя редакции сайта известногопитерского бизнес-коучера Евгения Гильбо «Школа эффективных лидеров». Вконечном итоге происходит двойное искажение. Во-первых, многие граждане Россиисходятся в том, что именно такая описанная выше политика сознательно проводитсяфедеральными властями, и в том, что либералы с ней в целом солидарны.

 

Теперь собственно о необходимости обратить внимание напринципы демократии в национальной политике. Вопрос не однозначный. Дискуссии ирезкие высказывания лидеров властей не пугают. Но ведя мониторинг дискуссий омежнациональных отношениях, власти склоны сводить эту тему исключительно кпроблеме качества администрирования. То есть идти по проторенному маршруту,перезагружая прежние известные формы управления, поддерживающие общие балансы.То есть, решили провести коррекцию работы силовых и правоохранительныхведомств, усилить работу традиционных конфессий (весной стартует федеральныйисламский телеканал, РПЦ берет под опеку отношения с молодежными общественнымиорганизациями), решили усилить работу с официальными организациями диаспоры, итак далее.

 

Однако уже стало очевидным, что наиболее выраженнаясамоорганизация политической жизни минует перечисленные формы. Эффективнаядеятельность местного самоуправления, более широкий контроль за действиямивластей со стороны населения, создание благоприятных условий для самоорганизацииволонтеров – вот те линии, которые прямо влияют на характер ежедневногохозяйственного и бытового взаимодействия населения. Этих вопросов в контекстемежнациональных отношений власти пока не касаются. Но в наших условияхпостсоветского транзита только справедливый демократический климат в состояниипоставить барьер распространению экстремистских идей. Другой путь – эскалациярепрессивных усилий со стороны государства. Но он уже не выполним.

 

Конечно, правонационалистический поворот характерен и дляЕвропы, успешной в смысле работающих форм демократии. Однако нужно исходить изтого, что развитие местных демократических механизмов создает такие условия,где межнациональные кризисы разрешать намного легче. Видимо в этой точкелибералы могли бы обнаружить для себя возможности усилить собственные позиции,развернутся лицом к проблемам национальной политики и межнациональных отношенийв стране.

 

07.02.11 

http://www.politcom.ru/11398.html


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение