Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Отто Ястров: ислам и демократия несовместимы

06.02.2011

Автор:

Теги:


Интервью с профессором арабского языка Эстонского гуманитарного института Таллинского университета Отто Ястровым
Виллу Зирнаск (Villu Zirnask)

Происходящее в арабском мире напоминает Восточную Европу 1989 года, когда начал по очереди крушиться коммунистический режим. Насколько соответствует это сравнение?

- Это не совсем уместное сравнение. В багаже у освободившихся от тоталитарных режимов стран Восточной Европы был прежний опыт демократии – они знали, что это такое и чего они хотят, потому они сейчас в ЕС.

В арабских странах ничего подобного не происходит. Режим может измениться, но на смену ему не придет демократическое управление государством. Конечно, будут произведены косметические изменения: в Египте Мубараку придется, скорее всего, покинуть власть, у него уже присмотрен наследник, только что назначенный вице-президентом Омар Сулейман. Может случиться и так, что власть вовсе возьмет в свои руки армия и вместо него придет военный диктатор. Но, по сути, это ничего не изменит.

Что же касается других арабских стран, то не уверен, произойдет ли там вообще что-либо. Сейчас, конечно, у арабов царит оживление – проходят митинги, говорят о революции… Но это не значит, что все закончится превращением режима в демократический.

- Почему в арабских странах не может расшириться и внедриться демократия?

- Согласно индексу человеческого измерения, это очень отсталые государства, они находятся в конце каравана. Здесь очень большая зависимость от религии, которая не признает прогресса и развития, оказывает давление на женщин и интеллектуальную жизнь. На Западе не хотят особенно прислушиваться, что исламу демократия не симпатична. В исламе люди должны слушаться наказов бога, власть и правительство принадлежат богу. И наказы бога очень обстоятельны, они затрагивают повседневную жизнь. Рядом с ними демократии просто не остается места. Ислам предполагает, что у человека нет права выбирать себе лидеров, принимающих новые законы и меняющих прежние. Ислам говорит, что на все есть правила и их нельзя изменять.

На деле подобная вера означает, что власть и правительство принадлежит богу, что государством правит диктатор, зачастую пришедший к власти военным путем. Если он продемонстрирует, что хороший мусульманин, народ возражать не будет. Люди арабского мира не чувствуют, что власть – это нечто такое, что принадлежит им.

- Говорят, у вспыхнувших в арабских странах беспорядков лицо молодого безработного. Насколько религиозно молодое арабское поколение?

- Молодое поколение обычно менее религиозно, но с возрастом оно становится все более религиозным. Я предполагаю, что люди, начавшие беспорядки, не очень хорошие мусульмане. Стиль их жизни не обязательно очень религиозен, тем не менее, они убеждены, что ислам в мире превыше всего. Даже если они не ходят в мечеть и потребляют алкоголь – все равно они говорят, что ислам лучше всего. Никто не говорит, что ислам нужно задвинуть на задний план.

- В чем секрет влияния ислама? Он ведь не принес мусульманам хорошей жизни, но, тем не менее, успешно распространяется по всему миру.

- Секрет ислама – об этом на западе не очень хотят говорить – насилие. Ислам – религия, базирующаяся на насилии. Пророк сам был человеком, использовавшим насилие, руководил нападениями на шедшие в Мекку караваны, убивал вожатых караванов и делил награбленное среди своих сторонников. В первые годы ислама люди жили очень бедно и единственным способом выбраться из нищеты был грабеж караванов. Если ты успешен, у тебя было влияние. Затем ислам подмял под себя окружающие цивилизации и приобретенное таким образом богатство стали трактовать как знак: наша религия самая правильная, потому что бог нам помогает.

Мусульмане верили и верят до сих пор, что история движется только в одном направлении и в ее конце стоит мир, где ислам покорит все иные религии. Они очень активно действуют во имя достижения этой цели и в некоторых регионах, прежде всего в Африке, добились больших успехов. Они добиваются этого как миссионерской деятельностью, так и насилием.

- Вы говорите, что даже если Мубарак падет, в Египте на его место просто придет новый диктатор. Для Европы есть разница, кто именно?

- Мубарак был союзником западного мира. Он не был идеальным человеком, но, тем не менее, он был вызывающим доверие союзником. За это Египет – не лично Мубарак, он не настолько коррумпирован, как некоторые другие – годами получал от США большую поддержку. По сути, США оплачивали Египту счета за продовольствие, своими силами Египет не смог бы накормить взрывообразно увеличившееся население. Рост численности населения действительно взрывоподобен – за 30 лет удвоился, с 44 миллионов до 84 миллионов – и перенаселенность также является причиной безработицы.

Мубарак заключил мирный договор с Израилем, он его соблюдал и был гарантом мира в этом регионе. Поэтому я шокирован тем, что все европейские политики сейчас критикуют Мубарака – где они были предыдущие 30 лет? Да и США во главе с президентом Обамой повернулись к нему спиной. Со стороны США совершенно безответственно отказываться от своего союзника. Если Мубарак падет, в Египте может последовать хаос и к власти придти радикальное "Мусульманское братство".

США сейчас повторяют ошибку, допущенную во времена Джимми Картера в Иране. Иран во главе с шахом был тогда верным союзником США. Разумеется, шах был диктатором, но он пытался модернизировать государство, вести западным курсом. Кто критиковал шаха, оправлялся в тюрьму, но это нормально на Ближнем Востоке. Когда Картер отказался от поддержки шаха, к власти пришел реакционный режим аятоллы Хомейни и Ирак превратился в ярого врага США, каковым является и по сей день.

Моя единственная надежда заключается в том, что в Египте в ближайшие дни власть возьмет в свои руки армия. Иначе мы получим прямо у себя под боком второй Иран.

- Разве ислам не может стать более современным, даже не в отдаленной перспективе?

- Я сталкивался с арабским миром 40 лет – работал в разных государствах и встречался с разными людьми. К сожалению, наблюдал, что за это время ислам становился все более реакционным. 30-40 лет назад в Германии можно было свободно пойти с арабскими студентами на праздники или в корчму, они были обычными молодыми людьми. Сейчас среди приезжающих из арабских стран такого больше нет – они говорят, что не могут ходить в места, где потребляют алкоголь. Они стали намного более радикальными, а не умеренными. Это вызывает у меня серьезную озабоченность.

В общественном мнении арабских стран все больше доминирует радикальная идеология, находящаяся под воздействием Аль-Каиды. Мусульмане, прибывающие в Европу – в Германию, Францию и т.п. – в поисках лучшей жизни, настроены даже более радикально, чем те, кто остается дома. Распространилось мнение: это государства неверных, мы не можем с ними смешиваться. Европейцы в то же время становятся все более слабыми, мораль падает, и они не верят больше даже в свои собственные идеалы. Разумеется, это не способствует противостоянию наступающего ислама.

Перевод: Хейно Сарап

Оригинал публикации: Eesti Paevaleht

Опубликовано: 04/02/2011
("Eesti Paevaleht", Эстония)
Источник - ИноСМИ

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение