Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Плюсквамперфект Назарбаева.

28.01.2011

Автор:

Теги:

ПлюсквамперфектНазарбаева.

 

Сверхдолгое правление одного лица, даже если оно былосверхудачным для страны, впоследствии рождает колоссальные проблемы дляобщества и социально-политической системы. Однако в случае с Казахстаном кризис«безвременья» последних лет усугубляется еще и негодной политической практикойосуществления этой власти.

Нынешняя история с референдумом не просто «вытаптываетполяну» и снижает горизонты будущих политических карьер, она ведет к аннуляциивсех былых достижений социально-политической жизни первых лет независимогоКазахстана под руководством Назарбаева. А они, эти достижения, были и у страныв целом, и у элиты в частности. Эти достижения позволили на рубеже конца 90-хвыиграть неформальную конкуренцию за право считаться наиболее продвинутойстраной из всего блока СНГ. Но если в 90-х годах, увлажненные перестройкой,появлялись ростки гражданского самоуправления, то теперь их настигла полнаязасуха. Этот референдум возвращает Казахстан назад.

 

Есть оптимисты, считающие, что референдум не будет подписан.Мол, Конституционный Совет отменит решение парламента и распустит его. Странувведут в управляемый кризис, но сразу назначат новые выборы, и вместе с «НурОтаном» в Мажилисе окажутся еще две-три партии. А потом будут выборыпрезидента, и Назарбаев пойдет на следующий круг. В период же этого небольшогокризиса он осуществит кадровые чистки, антикоррупционные репрессии бюрократии иеще пару популярных мер... Хотелось бы верить.

 

Однако все это выглядит слишком сложно, времени для подобныхсхем было достаточно и раньше, но убедительных демократических очищающихпроцедур не предпринималось. Не считать же таковыми отставки и уголовныепреследования бывших родственников. Все было гораздо более обыденно и дажеприземленно: референдумы, переносящие президентские выборы на пару лет раньшесрока (плебисцит 1995 года о продлении президентских полномочий до 2000 годабыл проведен взамен выборов 1996 года, а выборы 1999-го и 2005 года состоялисьна год раньше положенного).

 

Я не знаю, зачем Назарбаеву соглашаться на этот референдум.Но учитывая, что он пока не бог, я могу допустить лишь чисто человеческое – онкупился на доводы окружения.

Вероятно, зная его особенность перестраховывать свои выборы,ему обрисовали определенный набор абстрактных рисков, связанных с электоральнымциклом 2012-го (возможное усиление оппозиции, следовательно, увеличениефинансовых затрат на проведение всего объема мероприятий, трудностивнешнеполитического сопровождения и т.д.). Ему могли предложить: уважаемыйНуреке, давайте решим эти вопросы сегодня, чтобы потом нам ничего не мешаломодернизироваться до 2020 года.

Однако приняв аргументы лоббистов референдума, Назарбаевперехитрил сам себя. Ведь дополнительное подтверждение легитимности «лидеранации» в текущем политическом раскладе – излишняя опция с большими издержками.Хотя для бюрократии и ближнего круга Назарбаева это очень кстати, ведьреферендум дает им ощущение корпускуляции своего положения. Видимо, они уже неочень опасаются неожиданных кадровых разворотов со стороны Назарбаева и создаютсвое политическое поле внутри символического пространства елбасы.

 

Назарбаев – культовый национальный лидер. Инымисловами священный символ, как герб или гимн. Есть соответствующий закон о егостатусе. Парадокс в том, что Назарбаева, по его же воле живьем как бы засунулив мавзолей. Выводя свою фигуру из нормальной (допустим не столь циничной)практики просвещенного автократизма в пространство полного «астрала», за граньполитики, он выпал из системы власть–общество. Оказавшись в положениинедосягаемого для нации в целом и недоступного для отдельных нелизоблюдскихобращений граждан. Есть такое замечательное слово – плюсквамперфект (отлатинского plus quam perfectum – «больше, чем совершенное»). Особенностьупотребления термина в искусствоведении в том, что он одновременно указываеткак на внешнее совершенство предмета, так и на его смысловую пустоту. В нашемслучае его можно перевести как «объект за гранью критики». Таков НурсултанАбишевич Назарбаев на рубеже двадцати лет правления. Из главного и почтимаксимально свободного субъекта политики он медленно и незаметно для себя иокружающих превращается в объект манипулирования.

 

Со стороны кого? Частично он манипулируем группамиприближенных кланов, отчасти – внешними обстоятельствами, во многом – самойлогикой пирамиды власти. Не надо думать, что им кто-то начнет управлятьнапрямую. Никто из публичного пространства не посягнет на прямую конкуренцию сним. Но учитывая космический отрыв от реальности, сигналы Назарбаева системемодулируются его окружением с нужной им вибрацией и вектором воздействия. Онправит, а они управляют.

 

Что остается обществу? Для выражения активной социальнойпозиции казахстанская власть предлагает гражданам два положения на выбор:«дурака» и «плута». Дурак утверждает и аргументированно доказывает, что всеотлично, «движемся верным курсом, елбасы», но вот бюрократы, кланы и разныеолигархи мутят в кристальном плане нашего президента, не давая развитьсяпрограммам модернизации. Плут гораздо сложнее, он не станет отрицатьочевидного, согласится с тем, что система загнила, почти согласится, что модельелбасы нужно менять, но пока не время. Назарбаев единственный, кто покастягивает силовые нити этой конструкции от распада.

 

Также власть разрешает прессе вести различные гадательныепрактики на «второго президента», плюс определенный диапазон критикибюрократии. Но все, что выходит за рамки, сложные и неприятные вопросы – их несуществует. Соревнование позиций, публичные дебаты, способы общественногоконтроля – все это в лучшем случае загоняется в гетто (два-три издания, десятьпублицистов, пятнадцать политиков на всю страну). Гетто не должно сильнобулькать, привлекая к себе внимание.

 

Что получаем на выходе? В результате бюрократическая системаокукливается в тефлоновую скорлупу. Она присваивает себе государство. На другомкраю остается оппозиция и сильно «не согласные» с таким ходом вещей. Но этасреда все более маргинализируется, вытесняется за границу, загонятся вцугцванг. Казахстанская оппозиция из либерально-демократической станетисламской и националистической.

Одиночные пикеты, жесткие, но бессильные статьи в газетах,проигранные апелляции в судах для режима ничтожны в сравнении с острымфлешмобом, массовым протестом, а в ряде случаев и погромом. Подобнаятрансформация «низов» к 2020 году в Казахстане произойдет несомненно. Этотпроцесс неминуем, потому что в этой стране слишком сильно опустили потолокдозволенного.

Допустим, возьмем сравнительно более демократичную Россию.Здесь у власти похожие родовые характеристики, но благодаря коллективномуправлению двух персон у элиты и граждан есть горизонт будущего, могут открыто,в лицо звучать вопросы о настоящем положении дел. Но даже в такой системемаргинальные лидеры могут поднять существенную волну острого недовольства,весьма неприятную для власти.

 

Главный тезис постсоветских партий власти на самом делезвучит так – уберите политику! Запросы аппарата чиновников сводятся к простымжеланиям, «чтобы все работало и никаких там дебатов о пути». И, что смешно, этополностью отвечает запросам обывателей. Потребительский интерес обывателя ненесет в себе политики. Ему не нужна многопартийность. Ему нужны постояннаяприбавка зарплаты, госдотации, увеличение субсидий, рост товарооборота, повышениепроцента отката. Вот это надо обычному гражданину, коммерсанту, чиновнику, чтов Казахстане, что в России.

Выводы опроса Центра Левады по России говорят, что 80%населения против всяких революций. Ситуация гипнотизирует лидеров режима. Ониначинают верить в эту стабильность. И когда возникнет ситуация открытого«окна», неожиданного взрыва уличного протеста, чаще всего по какой-либо всемизвестной и избитой теме, 80% конформистов ощутят романтический прилив и тысячаидейных несогласных на площади может превратиться в десять, двадцать и большеактивно сочувствующих. Тут и возникает настоящая политика.

 

Для режима, лелеющего свою сверхстабильность, этосудьбоносный вызов, с которым надо что-то делать. Можно прессовать, некоторыерисковали пострелять в толпу, но лучше, конечно, нащупать новые способыуправления ситуацией, стравлять политический пар заранее. Однако, как правило,об этом думают, когда «уже случилось» и времени для изменения ситуации неостается.

 

В открытом столкновении граждан и государства последнеевесьма уязвимо. Еще более уязвим тот человек, который олицетворяет этогосударство все годы его недолгого существования. Таким образом, оставаясь увласти, он накапливает потенциал рисков прямо на свою фигуру. Что бы нипредпринимал такой руководитель – чистки аппарата, кадровые пертурбации,прокламацию новых зажигающих идей, он неминуемо придет к разбитому корыту. Нехватит времени для последнего, но важного штриха. Правило золотого сечениявласти – вовремя уйти, чтобы передать достигнутое из рук в руки, а не тому,кому оно упадет само сверху.

 

«Республика»(Казахстан) 28.01.2011


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение