Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Изъяны молодежной политики или запрос на демократию?

22.01.2011

Автор:

Теги:

Изъяны молодежной политики или запрос на демократию?

 

Новый год начался под градусом очередной кризисной проблемы.На этот раз нарыв болезни, вырвавшийся в декабре на Манежной, взломал несколькопластов коммуникаций в системе власть–общество. Быстрое купирование вспышкинасилия сняло симптомы, но, как показал последний Госсовет, четкого пониманияхарактера социального заболевания, требующего вмешательства государства, покане появилось.

 

Является ли случившееся следствием проблемы национальнойполитики? А работала ли таковая система управления в принципе? Сфера былапущена на самотек, и теперь данную работу государству надо начинать с нуля вусловиях жесточайшего социального расслоения, падения моральных авторитетов,оставив наконец историкам разбор существовавшего советского опытаинтернационализма.

 

А может быть, Манеж – это лишь проблема молодежной политики?А что есть молодежная политика? Если она есть, то чем тогда она отличается отвзрослой? Летними лагерями на озере Селигер и партийными тренингами молодыхаппаратчиков на курортах?

 

Существует и третье мнение. Что в принципе не стоит сгущать,и в этой сфере, пусть и не имеющей даже четко сформулированной границы ипредмета, частично регулируемой Министерством спорта и Росмолодежью, требуетсялишь грамотное оперативное управление. Видимо, в этом русле будет происходитьобновление федеральной целевой программы «Молодежь России» (в ближайшие пятьлет на эти цели израсходуют 10 млрд. руб.).

 

Давайте вспомним, что еще было предложено к декабрьскомуГоссовету. Со стороны премьера прозвучала идея отказаться от переброски избыткатрудовых ресурсов в центральную часть России, а также вернуться к жесткимправилам регистрации (непонятно, как это совместить с необходимостьюподдержания высокой внутренней мобильности населения). Руководство МВДпредложило создавать оперативные спецподразделения по борьбе с этническимипреступными группировками (возвращение к опыту МВД 1990-х годов в Москве иСанкт-Петербурге). Аналитическое управление администрации президента предложилона системной основе проведение уроков толерантности в школах, организациюпрактики школьных обменов между славянскими и неславянскими регионами РФ. Речьидет, видимо, о специальной методике для летних лагерей России с цельювыработки атмосферы толерантности, интернационального общения и патриотизма.

 

Перечисленные и другие предложения, по сути, есть наборинициатив, которые в оперативном порядке были положены ведомствами на стол ваппараты премьера и президента для текущего обсуждения. Наверняка часть из нихбудет отвергнута, другие развернуты в полноценные программы.

 

Нетрудно проследить и логику реагирования власти. Как этообычно случается в бюрократической традиции, на проблему обратили внимание лишьпосле того, как произошел выплеск. А между тем руководители следственныхведомств докладывали о кризисе. В апреле прошлого года Следственный комитет припрокуратуре (СКП) РФ обнародовал данные по количеству убийств на почвенациональной нетерпимости: рост со 152 зарегистрированных случаев в 2005 годудо 548 в 2009-м. Откуда это насилие? Ответ уже глубоко внедрился в массовое сознаниенаселения и представителей власти. Это стихийная «реакция праворадикалов» набеспредел мигрантов с юга (речь, конечно, как о внутренних – с российскогоКавказа, так и о внешних – из государств Центральной Азии и Южного Кавказа).

 

Как бы там ни было, результат налицо: естественное длягородских молодежных группировок структурирование по признаку «свой–чужой»канализировалось именно через нацфактор. К этому добавляются недовольствосоциальным расслоением и отсутствие справедливого арбитра в лице власти –коррупция в следственных органах и судах. Возбуждающими маркерами оказалисьслучаи ухода от закона представителей общин мигрантов. Консолидированность ихобщин упрощает конкуренцию за доступ к решениям органов власти в сравнении сболее атомизированными группами городской молодежи. Ситуация усугубиласьотсутствием единого морального авторитета как для общин, так и для местноймолодежи.

 

Выстроилась система вопросов, ответы на которые не сводятсяк каким-либо абстрактным позициям. Потребуется внятно обозначить идеологическиепринципы формирования государства. Конечно, эта задача постоянно присутствует вповестке, то обостряясь, то отступая. Но нужна не доктрина, а наборподдерживаемых характеристик, по которым молодое поколение сможет определятьсвою и нашу общую групповую идентификацию. Иными словами, потребуется впрактической плоскости внедрить представление о российском единстве. Какимобразом? Изменить соответствующие институты реализации социально-политическойжизни и там, где необходимо, создать новые.

 

Конечно, нужна коррекция системы образования. Ростнационализма является закономерной тенденцией в постимперской системе, какой,по сути, является новая Россия. Но эту реальность игнорировали, словно боялисьразбудить лихо. Необходимо изменить систему местного самоуправления, передаваячасть исполнительных и контрольных функций волонтерам и выборным низовыморганизациям граждан. Что в конечном итоге требует большего демократизма. Лидерконсервативной партии Великобритании, премьер Дэвид Кэмерон назвал подобнуюпрограмму реформ «большое общество». Это вовсе не сугубо английское лекарство,но оно могло бы стать полезно и в российских реалиях.

 

«Независимая Газета»

http://www.ng.ru/politics/2011-01-19/3_kartblansh.html


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение