Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Лейла Юнус: «Азербайджанцы достаточно терпеливы и лояльны, но уроки 20 января забывать нельзя»

20.01.2011

Автор:

Теги:

Лейла Юнус: «Азербайджанцы достаточно терпеливы и лояльны, но уроки 20 января забывать нельзя»

20 января в Азербайджане вспоминали трагические события 1990 года. В те дни, 19-20 января в Баку был введен крупный контингент частей Советской армии. В результате было убито 133 человека, ранено 744, арестован 841 человек и пятеро пропало без вести. С тех пор 20 января отмечается в Азербайджане как День всенародной скорби. О тех событиях в интервью ВК вспоминает правозащитница, директор Института мира и свободы в Азербайджане Лейла Юнус, которая тогда была членом правления Народного фронта.

- Лейла ханум, что, по-вашему, стало причиной событий 20 января 1990 года?

- 4-5 января 1990 года состоялась расширенное заседание Народного фронта, где обсуждалась ситуация, становящаяся очень напряженной. Собрались представители Народного фронта из Нахичевани, Казаха, Тавуза, Агдама, Шеки, Закаталы… Заседание проходило за круглым столом в библиотеке Академии наук Азербайджана. Уже была совершена провокация в Нахичевани - снесены пограничные столбы, отделяющие Нахичеванскую автономную республику Азербайджана от Ирана. В Джалилабадском районе активисты народного фронта штурмовали райком партии, председатель райкома партии сбежал. Было очевидно, что первый секретарь ЦК компартии Азербайджана Везиров не удерживает ситуацию под контролем, провокации осуществляются постоянно. Кроме того, заместитель первого секретаря ЦК компартии Виктор Поляничко с лета перестал общаться с правлением Народного фронта, а поддерживал отношения только с его радикальным крылом. Причем стиль общения говорил о том, что документы, которые он собирается отправить в Москву, свидетельствовали - в Азербайджане началось движение не за демократию и реформы, а это радикальное движение, движение даже исламское, националистическое. Члены правления Народного фронта - Тофик Касымов, я, Зардушт Ализаде, Сабит Багиров – не имели возможности влиять на события.
Заседание в зале Академии наук было последним заседанием, на котором была возможность как-то повлиять на события. Если был бы достигнут консенсус, то можно было перейти в либеральное, более спокойное течение. Но, к сожалению, лидер Народного Фронта Абульфаз Эльчибей не контролировал ситуацию, он не способен был в трудные и ответственные периоды принимать решения. В рядах Народного фронта было много разных провокаторов, людей которые хотели «ловить рыку в мутной воде». Стало ясно, что готовится большая провокация.
В Баку уже прибывали войска, здесь стояла 4-ая армия и дополнительные войска, но прибывали новые военные части. Было очевидно, что «взрыва» не миновать. Этого не понимал Абдуррахман Везиров. Он неадекватно оценивал ситуацию, с декабря 1989 года уже не принимал никаких решений. Решения принимал его заместитель Виктор Поляничко.

- С какой целью предпринимались провокации?

- Решения принимали только люди, которые приехали из Москвы. Задача была показать, что народ неуправляем, на улицах льется кровь невинных жертв, граждан (имеются в виду армяне) и спровоцировать погромы. Погромы всегда можно предотвратить с помощью армии и милиция. Сколько может быть погромщиков? Ну человек двести. Их всегда можно посадить. Однако погромщиков поощряли и провоцировали. Они убивали людей, а рядом стоял наряд полиции или усиленный патруль вооруженных сил и просто наблюдал. Честные люди, те же самые фронтовики спасали, прятали, увозили на машинах, кораблях армян и сограждан из других национальностей. Установилось двоевластие.

- Если бы на месте первого секретаря ЦК компартии вместо Везирова был другой руководитель, другая личность, можно было бы предотвратить эти события?

- Роль личности в истории играет большую роль. Везиров не мог принимать решения. Михаил Горбачев как будто бы не хотел проливать кровь, но именно он сделал это и в Тбилиси, и в Баку. Основная вина лежит на этих двоих и на руководстве компартии как в Москве, так и в Азербайджане. 19 января вечером по центральному телевидению Азербайджана, до того как взорвали центральный блок телевидения, выступал член ЦК компартии Азербайджана Афран Дашдамиров. Он выступал вместе с коллегой из ЦК Компартии СССР и сказал: «Комендантский час вводится не будет , чрезвычайное положение вводится не будет, никакие войска в Баку введены не будут». Специально он обманул людей или сам был обманут – неизвестно. Но люди поверили. А в тот же день к двенадцати часам ночи ввели чрезвычайное положение, комендантский час и войска сразу стали стрелять. Это была сознательная провокация со стороны московского руководства руками бакинского руководства, чтобы пролить много крови, запугать людей и укрепить пошатнувшейся советский строй.

- Какие требования выдвигали люди на митингах?

- Основным лозунгом был Карабах. В этот период на его территории шли столкновения, азербайджанцы были изгнаны с территории Нагорного Карабаха. Требования были такие: вернуть беженцев-азербайджанцев в Армению, на их родные земли, наказать виновных в депортации, установить порядок на территории Нагорно-Карабахской автономной области, прекратить депортацию азербайджанцев из Нагорного Карабаха и установить там потерянный контроль Азербайджанской республики.

- Были в то время лозунги против советской власти?

- Нет. Говорилось о необходимости развития азербайджанской культуры и истории, но лозунг о выходе Азербайджана из состава Советского Союза в тот период не звучал. Все это появится после января 1990 года.

- Некоторые утверждают, что 20 января азербайджанское население первым  начало стрелять в военные подразделения советской армии.

- Это абсолютно не так. Мы проводили независимое расследование вместе с обществом «Мемориал» и с международной организацией Human Rights Watch. Я лично работала с документами и со свидетелями как официальный источник Народного фронта. В ночь на 20 января, когда началась стрельба, большинство телефонов было отключено, мало оставалось городской связи, телевидение не работало, радио не работало. У меня в квартире, напротив МВД, в самом центре было два телефона. Они принимали звонки со всего мира. Мне звонили «Голос Америки», «Лос-Анджелес Таймс», Би-Би-Си, «Чикаго Трибун», «Немецкая Волна», Японское радио.
Мой муж и наши друзья ходили по городу (тогда мобильной связи не было) - они бежали к Сальянским казармам, к зданию ЦК, затем прибегали и рассказывали, что они видели и я всем по телефону рассказывала. Я не отходила от телефона трое суток. Мне также звонили люди и рассказывали, что происходит на улицах. Но потом, когда проводили расследование, я поняла, что мне звонили и провокаторы и передавали ложную информацию. Мне сообщили, что якобы у Сальянских казарм был какой-то дом или пост, где были азербайджанцы с автоматами открыли огонь по солдатам Сальянских казарм.
Над этой провокационной информацией я очень долго работала. Мы провели расследование, искали свидетелей, искали этот участок… Это была чистой воды ложь и провокация. Провокаторы пытались аргументировать этот шквальный огонь вооруженных сил советской армии против мирного населения. И меня тоже пытались использовать как человека, который может передать дезинформацию.
И на всех других баррикадах, которые строились и у метро Азизбекова и у площади 11-й советской армии, никакого вооружения не было, даже камней не было, чтобы бросать в солдат.
Войска же действовали очень жестко. Вели шквальный огонь из автоматов. Их жертвами оказались не только люди на баррикадах, но и те, которые просто подходили к окнам.

- Можно было избежать кровопролития?

- Можно. Для этого было нужно было, чтобы в руководстве не было таких безответственных и никчемных людей, как Везиров. Но тогда во главе страны и в народном движении были люди с одной страны безответственные, а с другой стороны, использующие народное возмущение, чтобы сменить Везирова. Горбачев же, который получил Нобелевскую премию мира, повинен в не только в этом кровопролитии. Ведь не только 20 января погибали люди - и азербайджанцы, и армяне. Это и Прибалтика, и грузины ,казахи ,и турки– месхетинцы, которые подверглись жестоким погромам в Узбекистане в 1989 году.

- Можно ли назвать дату 20 января шагом Азербайджана к независимости?

- Я не назвала бы это победой. Просто в этот день люди, у которых были иллюзии в отношении советской власти, поняли сущность той власти. Поняли, что если власть использует армию против своего народа, она антинародна, и от нее нужно избавляться. В те дни люди проявили солидарность. Когда 22 января хоронили погибших, в Кремле содрогнулись - они ожидали, что люди испугаются, а они вышли, вышли сотни тысяч людей. Они не испугались. Азербайджанцы достаточно терпеливы и лояльны, но эти уроки забывать нельзя.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение