Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Опыт Туниса для Казахстана.

17.01.2011

Автор:

Теги:

Андрей Карпов.

Опыт Туниса для Казахстана.

Свержение в Тунисе авторитарного правителя Бен Али и последовавшие за этим события, вызвали бурные обсуждения на российских и казахстанских сайтах. В Казахстане, пожалуй, острота полемики ещё более ощутима, нежели в отечественной Сети, поскольку 23 года правления тунисского вождя приемлимы для сравнения с 20 годами пребывания у власти Нурсултана Назарбаева. Плюс рыночная экономика, бренд "модернизированного общества", отсутствие, до последнего времени, опыта социальных потрясений. Чем не "степная демократия"? 

Актуальность этой дискуссии подчеркивается и спорами вокруг референдума, благодаря которому казахстанский лидер может продлить свое «безвыборное» существование у руля государства вплоть до 2020 года. Хороший повод для сравнения, что как раз и было отмечено моим коллегой Александром Караваевым, мол, долгое пребывание у власти неизбежно "выжигает все конструктивное", что расположено внутри и вокруг нее.  И здесь не важно, модернизатор ты или диктатор, реакция повсеместного застоя неизбежно накроет уставшее от лицезрения одних и тех же персон, общество. Ведь и в Тунисе перерождение власти происходило не в один день.

Похоже, что Бен Али к концу своего правления оказался в ситуации, когда была фактически утрачена связь с реальностью. В итоге, в не самой отсталой стране Северной Африки коррумпированная модель организации власти и экономики оказалась бомбой, подложенной под фасад «экономических успехов». Семейные кланы, верхи живут в вымышленном мире полной социальной гармонии, страшный отрыв элиты от среднего класса, интересы которого практически не учитывались - а это 70% населения - торговцы, люди из сферы услуг (7 млн. туристов на 10 млн. населения), образованная молодежь.

Казахстанские оппозиционные СМИ пестрят заманчивыми аналогиями. Да и как тут удержаться?

Оппоненты местных пессимистов утверждают, что никакого повода для сравнения между Тунисом, Казахстаном, да и всем постсоветским пространством в целом, на самом деле, не существует. По их логике, подобные аналогии притянуты за уши – иной менталитет народа, иные исторические обстоятельства, иное строение национальной элиты. В Тунисе нет такой ресурсной базы как в РК. Ну и пример Бен Али не единственный в мировой практике пример "политического долгстроя". А самое главное - в Тунисе нет остаточных явлений старой, советской системы, которая так и не была изжита за 20 лет строительства независимого государства.

Кто прав? Ответить на этот вопрос в теории едва ли возможно. Лишь на практике Казахстану удастся опровергнуть или подтвердить сомнения тех скептиков, которые считают, что просвещенный авторитаризм неизбежно оборачивается стагнацией и застоем. В то же время принципиально важным представляется следующее обстоятельство – ключевым фактором, обеспечивающим стабильность  и устойчивость государственных институтов, является внутренняя сплоченность, ответственность и эффективность национальной элиты, ее способность предлагать первому лицу проекты, нацеленные не только на самосохранение, но и на модернизацию, развитие.Если элита уподобляется Алисе в стране чудес шансы на стабильность стремительно тают. Мы вновь входим в эпоху социальных революций, которая дополняется поколенческим конфликтом. Абсолютно прав Алексей Власов, когда говорит о том, что именно молодежь становится мотором перемен. Или как в Кыргызстане - мотором бунта, бессмысленного и беспощадного.

В Тунисе одной из точек разлома стал поколенческий фактор, а не только  нерешенный комплекс социальных проблем. Как и в Кыргызстане, произошел очевидный раскол среди высшего слоя управленцев и силовиков, что также прямо отразилось на шансах Бен Али удержаться у власти.

Работает масса факторов, которые не позволяют линейно констатировать – чем дольше ты находишься у власти, тем больше рисков для тебя и твоей страны. В конце концов, пример Сингапура при желании можно вставить в иной логический ряд. Другое дело, что реформы в этом городе-государстве опирались на конфуцианскую мораль и британскую правовую систему, которые достались Ли Куан Ю в наследство.

В Казахстане, кроме рудиментов советской системы ничего позитивного в графу «наследство» вписать, пожалуй, что, не получится. Так что «степная демократия» это промежуточный вариант между Сингапуром и Тунисом. И, по мнению ряда экспертов, те 10 лет, которые инициаторы  референдума "вручают" Назарбаеву, можно было бы потратить на завершение модернизационных процессов на более интенсивное продвижение экономических и политических реформ. Было бы желание. Учится желательно на чужих ошибках. И речь идет не только о референдуме, элитных войах и проч. Власть и в России и в Казахстане должна выйти за пределы прежней повестки дня, прочувствовать новые угрозы, обезопасить себя от повторения кыргызского и туниского опыта в более широком, методологическом контексте.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение