Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Кто обеспечит развитие и безопасность Черного Моря?

17.01.2011

Автор:

Теги:

Кто обеспечит развитие и безопасность Черного Моря?

Кто обеспечит развитие и безопасность Черного Моря?

Черное море – регион, в котором  переплетены культуры,  религии,  история  разных  народов. Он  обладает  огромным  потенциалом  развития. Однако, это регион, который никогда не славился стабильностью  и  спокойствием.  На  протяжении многих  веков  он  находился  в  зоне  столкновения интересов.  И  сегодня  черноморский  регион является  одной  из  горячих  точек  планеты  и  не только  потому,  что  здесь  не  решены  локальные конфликты  и  существуют  4  из  5  непризнанных государств,  но  еще  и  потому  что  не  решены противоречия, возникающие из-за возникновения все  более  конкурентной  среды,  которая периодами переходит в открытое противостояние. Это  обуславливается  рядом  обстоятельств.

Исторически  развитие  региона  Черного  моря определяли  взаимоотношения между  востоком и западом. Находясь  на  перекрестке  цивилизаций, он  и  сегодня  может  служить  индикатором отношений  между  западными  государствами и  Востоком.  Кроме  того,  как  указывается  в «Докладе  комиссии  по  черному  морю  2020», находясь на  стыке последнего  этапа расширения Европейского Союза и НАТО, а также «глобальной

войны  с  террором»,  ведущейся  Соединенными Штатами Америки, бассейн Черного моря обрел новое  значение.  Как  пишет  исполнительный директор Трансатлантического центра Немецкого фонда  Маршалла  Рональд  Асмус  «Большой Черноморский  регион»  представляет  собой стержень  между  основной  частью  Европы  и «большим  Ближним  Востоком»[1].  То  есть  он может  служить  плацдармом  для  борьбы  с  так называемым  «терроризмом» на Ближнем Востоке и  в  Центральной  Азии,  быть  буферной  зоной между горячим Востоком и стабильным Западом.

С  другой  стороны,  причерноморский  регион Кавказа является стратегически и геополитические необходимым для России, так как стабильность в этом  регионе  служит  залогом  безопасности,  как Южного Федерального округа, так и государства в  целом. А  любой  перевес  сил  в  регионе может привести  к  серьезной  дестабилизации  и  новым конфликтам.

Особая  стратегическая  роль  принадлежит черноморскому  региону  и  по  иной  причине. Транспортировка  энергоресурсов  из  стран Центральной  Азии  в  Европу  и  далее  пролегает именно через бассейн Черного моря. А важные для европейского и американского потребителя  нефте- и газопроводы необходимо беречь, это, во-первых, а во-вторых, политика исходящая от России, как главного  экспортера  нефти  и  газа  в  регионе,  не устраивает  страны  ЕС,  что  обуславливает  их активную позицию в отношении Причерноморья. Однако  Черноморский  регион,  в  связи  с отсутствием четкой политики стран черноморского бассейна  (исключая Турцию  и  причерноморские страны ЕС, которые имеют хотя бы какие-то четкие обозначенные интересы в регионе) в обеспечении региональной  безопасности,  оказался  лакомым кусочком  для  внерегиональных  акторов,  что неминуемо  создает  проблемы  для  региональной стабильности,  способствует  смещению  акцентов в  сотрудничестве  и  неопределенности  его результатов. Решение  этих  проблем  каждая  из  сторон видит по-разному.

Так, в 2007 году Европейский Союз, расширив свои  границы  до  Черного  моря  обозначил вектор  своей  деятельности  в  Черном  море  в стратегическом  документе  «Синергия  Черного моря».  Основной  задачей  политики  Черноморской синергии является «развитие сотрудничества в регионе Черного моря и между всем регионом и Европейским Союзом».Синергетический  характер  стратегии заключается  в  том,  что  подход  Еврокомиссии основан на сочетании трех разных составляющих, которое  и  призвано  дать  определенную «добавленную стоимость» во взаимодействии ЕС с региональными акторами[2].

Первая  из  этих  составляющих  касается Турции.  Она  охватывает  целый  комплекс взаимосвязанных  мер  в  процессе  подготовки этой  страны  к  вступлению  в  Евросоюз.  Вторую составляющую  образует  блок  государств,  в отношении  которых  ЕС  проводит  «европейскую политику  соседства».  К  ним  относятся Азербайджан,  Армения,  Грузия,  Молдавия и  Украина.  Третьим  элементом  оказывается «стратегическое  партнерство»  с  Россией.  Кроме того, не стоит забывать и о фактически четвертом звене  стран,  а  именно  о  Болгарии,  Греции  и Румынии,  которые  также  включены  в  рамки «Синергии»  и,  как  действительные  члены  ЕС, призваны сыграть особую роль в проведении новой инициативы в жизнь. Обращает на себя внимание и  тот  факт,  пишут  Колобов  О.А.,  Краснов  Д.В., что  четыре  государства: Азербайджан, Армения, Греция и Молдавия – не имеют непосредственного выхода к берегу Черного моря, но Еврокомиссия относит их к региону в силу  того, что «история, близость и тесные связи делают их естественными региональными акторами»[3].

Интернет-сайт euobserver.com, действующий под  эгидой  Евросоюза,  разъясняя  существо политики  Черноморской  синергии,  дал  ей такое  описание:  «Черноморская  синергия    это инициатива  Европейского  Союза  и  инструмент для  повышения  регионального  сотрудничества в  Черноморском  регионе,  направленное на  стимулирование  демократических  и экономических  реформ,  и  помощи  в  решении конфликтов  в  регионе»[4].

Черноморский  регион интересен Европейскому  союзу по  ряду причин, во-первых, как географическое и геополитическое пространство,  богатое  природными  ресурсами с  многочисленным  населением,  во-вторых,  как регион,  расположенный  на  перекрестке  Европы, Ближнего  Востока  и  Центральной  Азии,  где существует  обширный  рынок  с  огромным потенциалом  развития.  Что  более  важно  для ЕС,  так  это  то,  что  обеспечив  свое  влияние  в регионе,  он  сможет  оградить  себя  от множества проблем,  связанных  с  транспортировкой и  главное  ценой  энергоресурсов,  поэтому проводимая политика в регионе является «важным компонентом  внешней  энергетической  стратегии Евросоюза». 

Среди  основных  инструментов, действующих  в  рамках  черноморской  стратегии ЕС,  используется  мягкая  сила.  Как  заявил Баррозо,  «процветание  и стабильность  в XXI веке  принесут  экономика  и диалог,  а не  ракеты и демонстрация силы». В первую очередь начали заниматься  распространением  демократических ценностей, норм, а также развитием гражданских институтов.  Это  достигается  путем  развития регионального  диалога  структур  гражданского общества  с  государствами  ЕС,  обучения  и  т.д.

Не  менее  важный  акцент  делается  на  развитие сотрудничества в пограничной и таможенной сфере – усиление контроля  над миграцией, это связано с  возросшим  потоком  мигрантов  из  восточного региона. ЕС также предлагает помощь в решении замороженных  конфликтов  посредством  ведения диалога, который может повысить уровень доверия в регионе. Важным пунктом «Синергии Черного Моря»  является энергетический вопрос, решение которого будет достигаться путем диалога в сфере энергетической  безопасности,  направленного  на гармонизацию правовой базы стран Черноморского региона в области производства, транспортировки и  транзита  энергоносителей  на  основе  права Евросоюза.

В  черноморской  стратегии  Европейского союза внимание также уделяется таким вопросам как  транспорт,  морская  политика,  торговля, рыболовство,  окружающая  среда,  образование, наука и социальные проблемы.

 

 

Довольно обширный список, затрагивающий практически  все  сферы  мягкой  безопасности. Такая политика в конечном итоге, если она будет действительно  эффективна  и  благоразумна  в отношении  государств Причерноморья, приведет к позитивным результатам для ЕС. Особенно если учесть тенденцию ослабления роли hard security в hard security в  security в security в  современной политике.

Упор  на  демократические  идеалы  является традиционным элементом европейской политики. На сегодняшний день, это уникальный духовный механизм,  привлекающий  внимание  людей. Ценности свободы, прав человека, справедливости, закона    становятся  ориентиром  и  надеждой  на светлое будущее у государств, которые уже долгое время  существуют   в «обществе нестабильности и риска». В этом ключе надо подумать и России,а  что  мы  можем  предложить  государствам, за  внимание  которых  мы  так  боремся?  Какие приоритетные  ценности  есть  у  нас  и  как  они реализуются? Возможно, этот вопрос будет одним из ключевых в решении вопросов о сотрудничестве и партнерских отношениях.

Кроме «Черноморской синергии» в 2009 году Европейским  союзом  была  принята  программа «Восточное  партнерство»,  которая  своей  целью ставит   «создание  необходимых  условий  для ускорения  политической  и  экономической интеграции    между  Европейским  Союзом  и заинтересованными  странами-партнерами»[5].

Программа  базируется  на  четырех  платформах: в  первую  очередь  энергетическая  безопасность –  это  наиболее  проработанная  часть  проекта, далее  развитие  экономической  интеграции, утверждение  демократии  и  верховенства  права, а  также  укрепление  контактов  между  людьми посредством  либерализации  визового  режима.

Реализация  данного  проекта  будет  проходить  на территории  Грузии,  Азербайджана,  Украины, Молдавии,  Белоруссии  и  Армении.  По  сути, проект  ВП  дублирует  черноморскую  стратегию, как  по  своим  целям,  так  и  по  участникам,  хотя имеет  немного  иной  вектор  деятельности,  и если  Партнерство  своей  главной  целью  видит сближение с восточными партнерами, то Синергия концентрируется  на  решении  проблем  именно черноморского региона.

Европейская  политика  в  регионе  Черного моря,  таким  образом,  ясна  и  прозрачна.  Она носит  прагматический  характер,  относительно проблем  в  области  энергетики,  но  взамен предлагает помощь в создании демократического общества,  реализации  европейских  программ  во многих  отраслях жизнедеятельности  государств.

Европейский  Союз  берет  на  себя  инициативу и  пока  претендует  на  роль  лидера  в  Черном море,  который  объединит  под  своим  началом государства региона. Так, в резолюции по поводу дальнейшей  «стратегии  расширения»  говорится о  «важности  принятия  более  продуманной  и объемной стратегии для Черноморского региона, которая способствовала бы принятию соглашения о  Черноморском  сотрудничестве  в  составе  ЕС, Турции,  всех  прибрежных  стран,  привела  бы  к полному  вовлечению  России  и  в  дальнейшем стала бы основой Союза Черного моря»[6].

Позиция России в Черном Море не обозначена в отдельной стратегии, о ней можно судить лишь по  заявлениям  главных лиц  государства, а также из Стратегии национальной безопасности до 2020 года, Концепции Внешней политики.

Приоритетным проектом  в регионе Черного моря,  согласно  официальным  документам, Россия  считает  Организацию  Черноморского Экономического  Сотрудничества,  которая существует с  1992 г.  В ОЧЭС входят 11 государств: Албания,  Армения,  Болгария,  Греция,  Грузия, Молдавия, Россия, Румыния, Турция, Украина,  а также Азербайджан, а еще 13 стран имеют статус наблюдателя.  В  1999  году,  с  момента  принятия Устава она стала полноформатной международной организацией.  Среди  основных  областей сотрудничества в силу специфики региона стали «торговля и экономическое развитие; банковское дело  и  финансы,  связь,  энергетика,  транспорт, сельское  хозяйство  и  агропромышленность; здравоохранение  и  фармацевтика,  охрана окружающей  среды,  туризм,  наука  и  техника; обмен статистическими данными и экономической информацией,  сотрудничество  между таможенными и другими пограничными органами; человеческие контакты, борьба с организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, оружия  и  радиоактивных  материалов,  всеми актами терроризма и   незаконной миграции, или в любой другой смежной области, в соответствии с решением Совета»[7].

 Таким образом, мы видим довольно  обширный  список  сфер  деятельности организации.  Здесь  стоит  заметить,  что  в «Синергии  Черного  моря»,  как  и  в  программе «Восточного Партнерства», выделенных областей политики гораздо меньше, нежели в ОЧЭС, и они имеют узкий характер, направленный не столько на  развитие  государств Причерноморья,  сколько на решение энергетических проблем и расширения зоны  влияния  ЕС.  Однако  Европейский  Союз претендует  на  единоличное  присутствие  в регионе, связано это с тем, что он имеет единую стратегическую позицию, в то время как страны Организации  Черноморского  Экономического Сотрудничества  не    ведут  единую  политику. В  этом  плане,  справедливо  замечает  Панаета Маноли,  «ни  у  одного  государства  региона  нет последовательной и целенаправленной политики в отношении черноморского региона»[8].

Говоря  об  Украине,  которая  осваивается с  ролью  нейтрального  государства,  ведущего политику равного взаимодействия с ЕС и Россией,  необходимо  отметить,  что  она  также  пока  не имеет  стратегического  видения  и  программного документа  своего  развития  в  Черном  Море.  В Стратегии Национальной Безопасности Украины о  Черноморском  регионе  говорится  лишь  в контексте решения вопроса о Керченском проливе, а  также  взаимодействии  в  Балто-Черноморско-Каспийском  регионе,  где  предусматривается развитие демократии, «расширение и углубление сотрудничества  в  форматах  ГУАМ,  расширения двустороннего и многостороннего  сотрудничества  со  странами  региона  относительно формирования  совместной  энергетической политики,  активизации  взаимодействия  с европейскими  региональными  организациями и  участия  в  реализации  многосторонних проектов,  формирования  субрегиональных систем  коллективной  безопасности  в  интересах всех  государств региона»[9]. Но  есть надежда, что новая  стратегия  национальной  безопасности, которая  в  скором  времени  появится  в  Украине, будет  скорректирована  в  соответствии  с  новыми реалиями международной политики в отношении Причерноморья. Более того, следует отметить, что Украина, как государство нейтральное может взять на себя роль четкого и устойчивого координатора в отношениях между Восточными государствами региона и  западными, редставляющими  разные позиции.

Одним  из  ведущих  игроков  на  территории Черноморского региона является Турция,  которая имеет  несколько  инициативных  программ: BlackSeaFor, Черноморская Гармония. Первое – , Черноморская Гармония.   Первое  – это сотрудничество, начатое Турцией в 2001 году. Основной акцент его сделан на военной сфере и безопасности,  что  предусматривает  совместные поисковые  и  спасательные  операции  и  помощь гражданским  кораблям  в  кризисных  ситуациях. Членами организации являются Болгария, Грузия, РФ, Румыния, Турция и Украина. «Черноморская гармония» была создана в   2004 году. К участию в  ней  были    приглашены  все  черноморские государства,  но  пока  присоединились  лишь Украина  и  Россия.  Главным  направлением деятельности  считается  борьба  с  терроризмом  и контрабандой ОМП.

Активная  позиция  Турции  в  Черноморском регионе говорит о том, что она стремится занять одно  из  центральных  мест  в  обеспечении  его безопасности и развития. Более того, как говорится аналитическом  докладе  Комиссии  по  Черному Морю,  «во  всем  этом  приоритетной  целью Турции является создание региона, в котором, как говорят они и русские, для безопасности не будут требоваться «внерегиональные державы»[10].

Эта позиция вполне обоснованная, так как и Россия,  и Турция  хотят  стабильности  в  регионе, гарантированное  экономическое  развитие  и безопасность,  а  не  превращение  Черного  Моря только  в  регион  энергетического  транзита  и буферной  зоны  между  Большим  Востоком  и Западом.

Но  здесь  на  сегодняшний  момент существует  много  «но».    И  основное  из  этих «но»,  это  отсутствие  сбалансированной  общей стратегии  государств  Черноморского  региона. Игры  в  биполярность  уже  закончились  и  пора строить  партнерские  отношения,  основанные на  балансе  интересов.  Пока  же  продолжает нарастать  конкуренция  в  регионе  и  наблюдается противостояние интересов.

Такое  положение  дел  не  сможет  привести  к благополучному  результату  для  всех  государств региона. Либо  мы  принимает  эту  конкурентную среду  с  противостоянием  интересов,  что  в дальнейшем приведет к возникновению угрозы для безопасности. Либо  строим открытую стратегию развития  региона,  с  учетом  интересов  всех государств  региона,  с  учетом  развития  системы безопасности,  с  учетом  проблем  энергетики  и созданием  политики,  от  которой  выиграют  и поставщики ресурсов, и потребители и т.д.

В  связи  с  этим  видится  необходимость в  создании  реальных  правовых  институтов сотрудничества  и  взаимоотношений  в  регионе Черного Моря. И на сегодняшний день у России есть  все шансы  создать  инициативную  группу  и разработать  программу,  которая  удовлетворит потребности  всех  государств  Причерноморья. Следует заметить, что в регионе не должно быть противостояния ЕС и стран региона, а необходимо плодотворное  разумное  сотрудничество,  в котором будут учитываться реалии Черного Моря, специфика стран, интересы. И это сотрудничество наиболее  эффективно  бы  проходило  с  позицииравенства.

Деятельность  России  в  регионе  Черного Моря  также  должна  трансформироваться  необходимо  развивать  политику  добрососедства и  стать  экономически,  социально,  политически и  духовно  привлекательной  соседям,  которые могли  бы  быть  уверены,  что  сотрудничая  со стабильной  духовно  и  политически  развитой Россией,  процветание  будет  обеспечено.  Только стратегический план в совокупности с реальными действиями может изменить крен развития   региона от противостояния к всеобщему благосостоянию.

Алина  Яшина, аспирант  Санкт-Петербургского  государственного университета,  политолог,  партнер  Молодёжного  политического  клуба «Вектор»

Статья входит в Ежегодный информационно-аналитический бюллетень №3/2010 "Украина-Россия. Второе  дыхание".



[1] Асмус Р. Евро-атлантическое Причерноморье // Россия в глобальной политике. Май-июнь 2007. № 3. URL:

http://www.globalaffairs.ru/numbers/26/7699.html

[2] Колобов О.А., Краснов Д.В. «Черноморская синергия» Европейского Союза как новая инициатива регионального сотрудничества// http://www.unn.ru/pages/issues/vestnik/99999999_West_2009_2/34.pdf

[3]  European Commission, Communication COM(2007) 160 fnal to the Council and the European Parliament, Black Sea Synergy – A New Regional Cooperation Initiative. Brussels, 11.04.2007.// http://ec.europa.eu/world/enp/pdf/com07_160_en.pdf

[4] 4   http://euobserver.com/?aid=25632%20of%2008.02.2008

[5] Joint Declaration of the Prague Eastern Partnership Summit Prague, 7 May 2009// http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/er/107589.pdf

[6] Языкова А.  Синергия Черного моря и “Восточное партнерство”// http://www.ng.ru/courier/2009-06-15/11_Sinergiya.html

[7] Charter of the Organization of the Black Sea Economic Cooperation // http://www.bsec-organization.

org/documents/LegalDocuments/statutory/charter/Download/CHARTER%20web%20080630.pdf

[8]  Регионализм Черного моря: внутренняя динамика и внешняя политика// http://kavkasia.net/World/article/1284081579.php

[9] Указ Президента Украïни про Стратегію національної безпеки України. 2007//

http://zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?nreg=105/2007

[10] Черноморский регион: горизонт 2020. Доклад комиссии по Черному морю// http://www.blackseanews.net/read/14


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение