Россия, Москва

info@ia-centr.ru

О некоторых аспектах иранской экономической дипломатии в Афганистане

29.12.2010

Автор:

Теги:
О некоторых аспектах иранской экономической дипломатии в Афганистане

Второй срок президентского правления М.Ахмадинежада ознаменовался значительным оживлением взаимоотношений Тегерана с восточным соседом – Афганистаном.

В "сухом остатке" можно констатировать, что благодаря предельно прагматичной, ориентированной на практические выгоды внешнеполитической линии иранским властям удалось не только поднять уровень политического доверия в двустороннем диалоге, но и кардинально укрепить экономические позиции в Афганистане.

Успехи иранской экономической дипломатии в Афганистане измеряются конкретными проектами и программами долгосрочного характера, благодаря которым удалось достичь важных результатов по целому ряду ключевых для Тегерана вопросов в социально-экономическом сегменте. Важным индикатором этого успеха можно рассматривать деятельность совместной ирано-афганской межправительственной комиссии, возглавляемой, кстати сказать, главами МИД двух стран, что говорит о политической значимости работы этого органа.

Иран устойчиво инвестирует значительные средства в различные сферы афганской экономики, включая транспорт, энергетику и здравоохранение. С 2002 г. вкладываются большие средства в строительство дорог. Запущен диалог по реализации совместных проектов в области гидроэнергетики и возобновляемой энергии. Сформирована совместная рабочая группа по транспорту. В сфере здравоохранения достигнута первая договоренность о взаимодействии. Примечательной особенностью иранского содействия по двусторонним каналам является его нацеленность на конкретные инфраструктурные проекты, а также нейтральность и неполитизированность помощи. Последнее выражается в отсутствии традиционных для Запада дополнительных условий для инвестиций, связанных с явными корыстными "политическими и экономическими выгодами". Такой подход, думается, и предопределил успехи иранской экономической экспансии на афганском рынке.

Достигнуты важные договоренности о сотрудничестве в сфере культурного наследия и высшего образования. С учетом культурной, исторической и языковой близости двух народов Тегеран будет всегда использовать этот важный инструмент для сохранения своего влияния в западных районах Афганистана, где проживает таджикское население (Герат), а также в центральных и северных регионах, населенных шиитским меньшинством.

Совершен большой рывок в приграничной торговле: учреждена совместная комиссия по вопросам торговли и достигнута договоренность об использовании национальных валют двух стран при двусторонней торговле. В стадии согласования находится пакет документов по льготным торговым тарифам, разрабатывается специальное соглашение о создании свободных и специальных экономических зон, проговариваются возможности укрепления сотрудничества по таможенным вопросам. Отдельно обсуждены перспективы и заложен первый фундамент для создания совместной инвестиционной компании.

Кроме того, для усиления своего экономического влияния в западных районах Афганистана Иран использует фактор афганских беженцев, размещенных на его территории (в н.в. их более 1 млн человек). Иранские власти в 2010 г. приступили к политике активной депортации беженцев (130 тыс. человек), которым Тегеран продолжил оказывать содействие уже после размещение на территории Афганистана. Тем не менее, афганское руководство испытывает перманентное чувство долга перед Тегераном и регулярно просит о продолжении содействия, поскольку самостоятельно не может обеспечить условия для выживания такой большой массы беженцев.

Доказательством несомненных успехов иранской экономической дипломатии на афганском направлении служит нервно-напряженная реакция американцев. При этом правительство Х.Карзая не просто используюет иранский фактор в своих личных тактических целях при взаимодействии с Вашингтоном, но и открыто заявляет о реальном усилении позиций Тегерана. Примечательны высказывания афганского посла в США С.Т.Джавада о том, что "Иран превращается во все более дружественную державу". Здесь афганцы действуют по принципу – "соседей не выбирают", притом, что у них имеется действительно большой интерес в получении реального содействия для развития национальной экономики, которое Тегеран с охотой предоставляет.

В качестве контрмеры американцы в последние месяцы активно усиливают свое давление на обе стороны, выступая с новыми разоблачениями афганской политики Тегерана. В частности, периодически в СМИ вбрасывается информация о перехватываемых на афганской территории партиях оружия иранского производства (минометы, взрывчатые вещества). При этом Тегеран обвиняется напрямую в незаконном снабжении этим вооружением афганских талибов на афганско-пакистанской границе.

Недавним эпизодом, связанным с попыткой дискредитации афганской политики Тегерана явилась попытка обвинить Тегеран в прямом подкупе афганского руководства. Через газету "Нью-Йорк Таймс" была вброшена информация о, якобы, передаче иранским послом в Кабуле Ф.Малики взятки в виде "пластикового кейса с деньгами" руководителю президентской администрации Х.Карзая У.Даудзаю. По версии американской газеты, это произошло в ходе визита последнего в Иран в августе 2010 г. Правдоподобность этой истории укрепляется еще и теми нелепыми объяснениями, которые дал лично президент Афганистана Х.Карзай, подтвердивший факт получения денег, которые, дескать, были предназначены для поддержки работы президентского офиса. При этом, по словам афганского президента, аналогичную помощь в наличной форме он регулярно получает и от американцев.

Надо сказать, что первая реакция Тегерана была осторожной: официальный представитель МИД аккуратно заявил, что деньги переданы в контексте оказания Афганистану финансовой помощи, которая будет продолжена. Тем не менее, новость вызвала широкий взрывной резонанс в иранском политическом истеблишменте и стала поводом для формального рассмотрения вопроса в депутатском корпусе. В частности, парламентарии запросили МИД Ирана разобраться в ситуации, уточнив факт и размеры переданных денег и их целевое предназначение.

Таким образом, несмотря на большие успехи иранской экономической дипломатии на афганском треке, мы наблюдаем и некоторые явные "проколы". Отсюда – неоднозначность оценок последствий активизации иранской экономической линии. Этот вывод подкрепляется столь важным обстоятельством, как отсутствие долгосрочной стратегической линии Ирана в соседней стране, что занижает успехи конкретных, адресных акций и проектов и не дает возможности их использования в комплексе с целью достижения преумножающего эффекта. В результате возникают не просто разовые "проколы" (как случай с передачей денег), но и реальные стратегические провалы, негативное значение которых трудно переоценить.

Одним из главных провалов экономической стратегии в Афганистане, да и в широком региональном контексте стало фактическое исключение Ирана из многостороннего международного проекта по поставкам природного газа в Индию через Пакистан и Афганистан. Замысел этого проекта, главным инициатором которого и выступали иранские власти, заключался диверсификации газовых коридоров и налаживании поставок иранского газа транзитом через Афганистан и Пакистан в Индию как главному потребителю. При этом Тегеран получал стратегически важный инструмент влияния на энергетику Афганистана и Пакистана, а заодно и обеспечивал себе устойчивый и долгосрочный спрос на газ в Индии как одной из наиболее динамично развивающихся экономик. При этом Тегеран создавал себе прочную альтернативную гарантию экспортных доходов от газа в случае возникновения каких-либо перебоев на европейском направлении. Тем не менее, этим планам не удалось сбыться, и место Ирана занял Туркменистан. В декабре 2010 г. соответствующее четырехстороннее межправительственное соглашение о соединении газопроводов подписано в Ашхабаде представителями Туркмении, Афганистана, Пакистана и Индии.

Тем не менее, несмотря на некоторые неудачи, афганская политика Тегерана совершила в последнее время заметную трансформацию и сегодня приносит не только новые очки в копилку иранской дипломатии, но реальную отдачу от реализации масштабных социально-экономических проектов. Это обстоятельство делает Тегеран одним из ключевых и влиятельных игроков в Афганистане, без учета интересов которого комплексную проблему урегулирования ситуации в этой стране не решить. В то же время, отсутствие у иранского руководства долгосрочной, обстоятельной стратегии сотрудничества с Афганистаном является фактором, несколько сдерживающим рост иранского влияния в этой стране.

А.М.Вартанян

Источник - Институт Ближнего Востока

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение