Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Украина между Россией и ЕС. Проблема геополитического самоопределения

26.12.2010

Автор:

Теги:

Украина между Россией и ЕС. Проблема геополитического самоопределения

Украина между Россией и ЕС. Проблема геополитического самоопределения

 

 

 

Развал  Советского  Союза,  справедливо признанный в свое время Владимиром Путиным «крупнейшей  геополитической  катастрофой века»,  повлек  за  собой  целый  ряд  трагических катаклизмов  в  сфере  политики,  экономики  и  в социальной сфере.

 

Распад  единства  советского  государства привел кроме прочего к кризису самоопределения единого  до  этого  советского  народа.  После подписания  Беловежских  соглашений народами  бывшего  СССР  были  утеряны базовые  исторические  ориентиры,  без  которых невозможно  формирование  внятной  стратегии развития  и  формирование  образа  желаемого будущего.  Стратагемы  же  начала  90-х  годов сводились  к  предельно  упрощенным  формулам: «плюрализм»,  «свобода»,  «рынок»  и  т.д.  Новое самоопределение  бывших  советских  республик отчасти завершилось, отчасти же продолжается и по  сей день. Во многом неожиданное для  самих народов бывшего СССР формирование государств-наций  поставило  перед  политическими  элитами бывших союзных республик, оказавшихся теперь у  руля  независимых  государств,  ряд  серьезных задач,  из  которых  экономические можно  назвать относительно легко решаемыми.

 

На  практике  куда  сложнее  оказалось сформировать  государствообразующий  миф,  без которого  невозможно  формирование  никакой политической общности и консолидация народа в единую нацию. Здесь в равной степени пострадали все  новообразовавшиеся  субъекты  мировой политики, включая, конечно, Россию и Украину.

 

Политика,  согласно  распространенному определению  немецкого  юриста  Карла Шмитта, начинается  с  определения  дуальной  пары  друг –  враг.  Деградация  политической  системы начинается  там,  где  такое  самоопределение намеренно  затягивается  или  откладывается,  где у нации и политических элит нет четкой позиции по  поводу  того,  кого  считать  союзником,  а  кого – соперником. Наиболее острые метастазы такого рода неопределенности невооруженным взглядом были видны и диагностировались последние годы большинством политологов в Украине. 

 

Эта  проблема  отнюдь  не  уникальна,  но  в Украине  она  проявилась  с  особой  силой.  Для каждого  государства  решение  ее  начинается в  первую  очередь  с  геополитического самоопределения.  Так,  перед  большинством современных  государств  в  выборе  собственной внешнеполитической  линии  стоит  ровно  один вопрос:  утверждать  на  международной  арене собственную  субъектность,  либо  перейти  под протекторат  одного  из  существующих  центров сил.  Следуя  по  одному  из  этих  двух  путей, существует  соблазн  впасть  в  крайности.  Так, можно  довести  принцип  независимости  до крайности,  тогда  получится  такое  государство, как Северная Корея или Иран. С другой стороны, можно полностью сдать собственный суверенитет, сократить  до  минимума  траты  на  армию  и полностью  перейти  под  фактическое  внешнее управление  посредством  прямых  политических или экономических рычагов. В таком положении находится большинство государств мира, не особо тяготясь своим положением.

 

Украина,  как  мы  видим,  такого  выбора еще  не  сделала.  Для  нее  участие  в  Большой игре  и  геополитическая  самоидентификация означает  отнюдь  не  сосредоточение  военных сил  и  экономическую  автономию,  но  ответ  на простой  вопрос,  к  какой  военно-политической и  экономической  силе  примкнуть.  Играть собственную  партию  на  «великой  шахматной доске» Украина по понятным причинам не может. У  нее  для  этого  слишком  мало  человеческих и  природных  ресурсов,  недостаточно консолидированное  общество,  разрывающееся между  разными  геополитическими  центрами. Дело усугубляется тем, что внятной стратегии по присоединению к себе Украины нет ни у Брюсселя, ни  у  Москвы.  Россия,  глядя  на  политическую нестабильность и неконсолидированость позиции Киева, не выдвигает проектов инкорпорирования Украины  в  свою  орбиту  влияния.  Евросоюз,  со своей стороны, также отказывается рассматривать Украину  даже  в  качестве  потенциального  члена большой европейской семьи.

 

Именно  нежелание  или  невозможность ответить  на  этот  фундаментальный  для Украины  вопрос  приводит  ее  к  той  самой «многовекторности»,  заявленной  в  качестве основы внешнеполитической доктрины Украины, а  на  деле  лишь  камуфлирующей  полное отсутствие  внешнеполитической  определенности. В геополитике такие пограничные государства, которые  годятся  только  для  использования большими  игроками,  называются  лимитрофами. И  поскольку  невозможно  себе  представить одновременного  членства  в  НАТО  и  ОДКБ, ЕС  и  Таможенном  союзе,  то  выбор  Украины должен  быть  предельно  однозначен,  если  она действительно хочет обрести какую-то значимую роль и вес на мировой арене.

 

Позиция  вечного  транзитера  и  пешки  в игре  больших  держав  может  устраивать  лишь определенные  круги  крупного  украинского бизнеса, получающего краткосрочные дивиденды от  такого  положения  своей  страны.  В  целом же украинский  народ  от  такой  неопределенности только проигрывает.

 

 

Андрей Коваленко, г. Москва, аспирант МГУ, политолог, помощник депутата Госдумы России

 

 

Статья входит в Ежемесячный информационно-аналитический журнал №2/2010 "Украина-Россия. Второе  дыхание".

 

фото: caricatura.ru


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение