Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алексей Власов, Мария Сидельникова: Проблема "кризиса доверия" в Каспийском и Центрально-азиатском регионах.

20.04.2008

Автор:

Теги:
 

Развитие новых процессов в системе международных отношений свидетельствует: мечты о справедливом и гармонично развивающемся мире, пока остаются утопией. Глобализация в экономике и политике не приводит к «оптимизации» диалога, как между «большими игроками», так и на региональном уровне. В дополнение к  перманентному кризису в сфере энергоносителей, развиваются тревожные тенденции на мировых продовольственных рынках, идет активная борьба за трудовые ресурсы.

Стратегии безопасности, формулируемые интеграционными структурами, оказываются недостаточно эффективными, в силу внутренней рыхлости, аморфности этих объединений. Блоковое мышления, сохранившееся и на Востоке и на Западе со времен «холодной войны» препятствует переходу к «кооперативистским» моделям отношений и порождает «стратегии алармизма». Процессы, которые мы наблюдаем  сейчас во взаимоотношениях между Россией и Западом - прямой результат «кризиса доверия».

Каспий и Центральная Азия  превратились в поле битвы за энергоресурсы, где геополитика осуществляется через инструменты геоэкономики. Фактически уже сейчас можно говорить об объединении  Каспийского региона и Центральной Азии в огромный геостратегический регион, который, несмотря на все усилия,  остается зоной повышенных рисков.

Действительно, если до распада СССР, Каспий был предметом двухстороннего советско-иранского диалога, то теперь число «игроков» стремительно растет и ведущие мировые державы не в состоянии обеспечить полную управляемость процессами. Не только в следствие неразрешимых противоречий между Россией и Западом, но в силу невозможности полностью учесть интересы тех стран, которые долгое время рассматривались в качестве объектов геополитических игр, а теперь претендуют на то, чтобы стать их равноправными участниками.

Список взаимных пожеланий и претензий становится столь обширным, что исключительно сложно выделить в нем отправные точки для сближения. Если отталкиваться от позиции Азербайджана, то фактор Нагорного Карабаха как был, так и остается ключевым обстоятельством, влияющим на приоритеты этой страны в определении стратегий развития. Можно ли игнорировать этот фактор, который (с точки зрения бизнес-мышления) кажется предельно субъективным? Политики, рассуждающие с подобных позиций, обречены на неудачу. Недооценивать стержневой элемент внутренней политики, отталкиваясь только от принципов «экономической целесообразности», на постсоветском пространстве категорически нельзя. В этом уже не раз убеждались и Россия и США.

Другой вопрос: является ли политика многовекторности, которую с наибольшей степенью успешности проводит Республика Казахстан (с определенными оговорками Туркменистан и Азербайджан) способом  эффективного позиционирования в «большой энергетической игре»? На данном этапе - да. Но в случае возможного обострения борьбы за ресурсы, поляризации международных отношений усидеть на нескольких стульях будет достаточно сложно.

 И в этом контексте позиция Москвы более уязвима, поскольку кремлевская стратегия в значительной степени исходит из преемственности политики нынешних режимов в ЦАР и на Южном Кавказе. Фундамент не очень прочный. В большей степени политический, нежели экономический. Между тем, как справедливо отмечают местные аналитики, Азербайджан практически не получал у России каких-то государственных инвестиций, кредитов, грантов. Участие российского капитала в азербайджанской экономике не столь значительно, существенно уступая, например, турецкому бизнесу (как частному, так и государственному).

С другой стороны, а так ли уж стремится тот же Азербайджан в НАТО? Достаточно прислушаться к мнению местных экспертов: "Скоро граждане Грузии будут ходить-спотыкаться о бесчисленные нефте- и газопроводы, проложенные по её территории, так и не дождавшись при этом обещанного благополучия. Теперь им предлагается поверить в то, что окончательно их осчастливит членство в НАТО".(http://day.az/news/politics/115225.html)

Скепсис очевиден. Но это на уровне экспертного сообщества. А что элиты? 

На уровне политических элит понятия «пророссийский» и «прозападный» режимы, применительно к Каспийскому региону и ЦАР, все более утрачивают свою прежнюю актуальность. Очень сложно представить, что Ильхам Алиев и Нурсултан Назарбаев горят желанием ответить на вопрос: Вы за кого? За красных или за белых? И опять-таки, по причине вполне прозаической, балансирование между внешними игроками делает их власть более устойчивой, создает дополнительные инструменты управления внутренними процессами. Тем более, что политика Вашингтона в области «демократии» и «прав человека» стала на порядок более гибкой. На такие мелочи как ограничение свободы СМИ и превращение оппозиционных партий в виртуальный проект давным-давно никто особого внимания не обращает. Но это не значит, что в момент неизбежной смены элит нужный кандидат не будет пролоббирован на самом высоком уровне.

Что касается России, то сохранение «статус-кво» и в ЦАР и на Каспии пока что является наиболее желательным сценарием развития событий. Для усиления собственных позиций не хватает внятной и четкой стратегии, которая была бы понятна не только партнерам и конкурентам, но и самой российской элите. В сущности, и Россия и Запад продолжает мыслить категориям игры с нулевой суммой возможностей и несмотря на великое множество «объединительных проектов» расширить пространство взаимного доверия не удается. Скорее наоборот, грядущие президентские выборы в США могут это пространство сузить до абсолютного минимума. Может ли Россия в этой ситуации рассчитывать на большее? Прогнозировать достаточно сложно.

Дело в том, что статус «политического модератора» на постсоветском пространстве Россия утратила в начале 90-х годов, выстроив хаотичную и неразумную политику на Южном Кавказе, превратиться в «энерго-модератора» упорно не дают конкуренты. Да и партнеры в Центральной Азии не горят желанием во всем следовать мнению Кремля.  В этом случае можно согласиться с мнением А.Д. Богатурова, который дал российским политикам полезный совет: «полезней перестать видеть в бывших республиках СССР «своих ребят» и строить отношения на общих основаниях, но в то же время с учетом веских историко-геополитических оснований: ни им, ни России не удастся в обозримой перспективе не иметь дела друг с другом». (Энергетические измерения международных отношений и безопасности в Восточной Азии. М. 2008) 

Будет ли это означать, что все рассуждения о «кооперативистских проектах» с учетом нынешних тенденций развития станут не более чем  попыткой закамуфлировать истинные  масштабы противоречий? Смотря, что мы рассматриваем в качестве фундамента «объединительной стратегии». Если автоматическое вхождение Азербайджана, Казахстана, Узбекистана во все возможные военно-политические и экономические интеграционные структуры, как под патронажем России, так и США, то это - фарс. Таким путем в 90-е годы шел Кыргызстан и ни для кого не секрет, чем этот путь закончился. Если же развивать двухсторонние проекты, допустим, в формате азербайджано-казахстанского диалога, то этот путь можно назвать «ограниченно-перспективным», поскольку экономики двух стран еще не настолько взаимосвязаны, чтобы говорить о возможности стать основой для следующего этапа интеграции.

Достижение компромисса по вопросу о правовом статусе Каспия или же создание единых сил по поддержанию мира в регионе, в конечном счете, можно представить как виртуальный механизм решения этих вопросов. Но разруха, как известно - в умах. Политические элиты стран - «больших» и «малых» игроков не готовы сейчас перейти к открытой модели сотрудничества в организациях с паритетным участием  России и Запада, как на экономическом, так и на военно-политическом уровне. Это, еще раз повторимся, утопия. Хотя  пять лет назад, до нового "глобального похолодания" высказывались суждения, что  в ближайшем будущем станут реальностью:

  • Интеграция постсоветского пространства (прежде всего России) в трансатлантическую и глобальную экономику;
  • Строительство  новой системы безопасности, включающей расширение НАТО, а также создание других механизмов для расширения российского участия.
  • Будущее наступило. И оно выглядит принципиально иным.

    Кризис взаимного доверия перевешивает любые интеграционные устремления, даже те, которые имеют под собой вполне реальную экономическую и политическую основу. И, главное, не видно путей выхода из замкнутого круга, в котором, провозглашая становление  "совершенного и более справедливого мира", державы-конкуренты строят модели переустройства только по собственным чертежам.


    Теги: 

    Текст сообщения*
    Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
    Перетащите файлы
    Ничего не найдено
    Отправить Отменить
    Защита от автоматических сообщений
    Загрузить изображение