Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Россия и Латвия: бизнес оказался важнее прав человека

23.12.2010

Автор:

Теги:

Виктор Гущин

Россия и Латвия: бизнес оказался важнее прав человека

Взвешенная и всесторонняя оценка состоявшегося 19-22 декабря официального визита президента Латвии Валдиса Затлерса в Россию, который латвийская сторона уже охарактеризовала как «исторический», будет дана, разумеется, позднее. Сейчас же, спустя всего лишь два дня после возвращения латвийской делегации в Ригу, можно высказать лишь субъективное мнение. А оно следующее: визит прошел процентов на 90, если не больше, на условиях изначальной поддержки латвийской делегации. Щекотливые вопросы, например, о, мягко говоря, своеобразном соблюдении прав человека и неучастии в выборах всех уровней свыше 335 тысяч постоянных жителей страны, о попытках пересмотра итогов Второй мировой войны и все большей нацификации Латвии, Россия предпочла не акцентировать. Более того, решение задачи соблюдения прав проживающих в Латвии российских соотечественников она неожиданно (и, надо полагать, к полному удовлетворению латвийской делегации) всецело возложила на латвийскую сторону. В результате создалось впечатление, что Россия в очередной раз отвернулась от своих соотечественников, и все заявления об их поддержке, которые звучали ранее на всевозможных конгрессах и конференциях, не более чем сотрясание воздуха. В реальной политике Москва придерживается совсем иного курса, и защита прав соотечественников в этой политике занимает далеко не самое важное место.

Успех Латвии

Думаю, не ошибусь, если скажу, что результаты государственного визита В. Затлерса можно рассматривать как успех Латвии.

В первую очередь, как успех ее правящей элиты, которая, по сути, получила в Москве дополнительные заверения в своей легитимности, в том, что политический режим, который базируется на лишении сотен тысяч постоянных жителей политических прав, оказывается, не противоречит демократии.

Результаты визита, несомненно, можно рассматривать и как успех латвийского бизнес-сообщества (в составе делегации было 112 предпринимателей), получившего стимулы к дальнейшему развитию за счет сотрудничества с бизнесом России.

Наконец, результаты визита можно рассматривать и как успех всей страны, поскольку население Латвии уже в ближайшем будущем получит очевидный выигрыш от подписанных в Москве девяти соглашений.

В их числе: соглашение между Министерством здравоохранения и социального развития РФ и Министерством благосостояния ЛР о применении договора между Российской Федерацией и Латвийской Республикой о сотрудничестве в области социального обеспечения; протокол об обмене ратификационными грамотами к договору о сотрудничестве в области социального обеспечения; а также семь соглашений между правительствами двух стран: об упрощении взаимных поездок жителей приграничных территорий; о сотрудничестве в борьбе с преступностью, особенно в её организованных формах; о сотрудничестве в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций; о сотрудничестве в сфере туризма; о сотрудничестве в области охраны окружающей среды; об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов в отношении налогов на доходы и капитал; об условиях размещения посольств обеих стран соответственно в Латвийской Республике и в Российской Федерации (1).

Российские соотечественники как заложники большой политики

Но если говорить о том, оправдались ли надежды российских соотечественников Латвии на то, что в ходе этого «исторического» визита Россия четко и ясно выскажется за ликвидацию института неграждан и возврат к проведению всеобщих выборов, то ответ может быть один: нет, эти надежды не оправдались!

Если раньше в одной из своих публикаций на тему «Россия и Латвия: бизнес важнее прав человека» я в конце заголовка политкорректно ставил знак вопроса, то после увиденного, как, каким именно образом тема соотечественников обсуждалась на переговорах В. Затлерса и Д. Медведева в Москве, такой необходимости больше нет. Теперь более чем очевидно, что Россию в отношениях с Латвией интересует в первую очередь развитие экономических связей с Европейским Союзом, а тема соблюдения прав соотечественников в повестке дня занимает далеко не самое важное место.

Когда на пресс-конференции по итогам латвийско-российских переговоров президенту России Дмитрию Медведеву задали вопрос о положении российских соотечественников в Латвии, он сначала попытался переадресовать этот вопрос латвийскому коллеге, поскольку «речь идёт о ситуации, которая в Латвии, а не в России». Но затем добавил: «…Мы действительно эту тему (т.е. тему российских соотечественников. – В.Г.) затронули, потому что она, с одной стороны, такая сложная и щепетильная, касается большого числа людей, которые живут в Латвийской Республике. Мы понимаем всю сложность ситуации, которая возникла в силу известных геополитических процессов. В то же время мы исходим из того, что в отношении части людей, которые в настоящий момент не являются гражданами, рано или поздно должны быть приняты решения, которые позволят адаптировать их в нормальную социально-экономическую и политическую жизнь…

Я сказал господину Президенту, что мы, конечно, весьма внимательно наблюдаем за развитием этой ситуации, потому что для нас это не посторонний и не праздный вопрос, но понимаем, что разрешение этого вопроса находится в руках властей Латвийской Республики (выделено мной. – В.Г.)» (2).

Известный латвийский журналист Аскольд Родин в статье на интернет-портале Ir.lv так прокомментировал эти слова о негражданах: «В этом ответе нет и следа от прежней официальной позиции России – гражданство всем и автоматически. Тем самым косвенно признано, что проблема неграждан, по сути, является внутренним делом Латвии. В действительности механизм адаптации создан и функционирует – это данная каждому негражданину Латвии возможность натурализоваться, стать гражданином…

Если не последует дезавуирование сказанного (то есть «неправильно поняли»), слова Медведева – это серьезный шаг к признанию того, что нынешняя Латвия не провозглашенное в августе 1991 года новое государство, а наследник основанной 18 ноября 1918 года Латвийской Республики» (3).

Определенные основания для такого вывода имеются. Д.А. Медведев никак не оппонировал В. Затлерсу, который свой ответ на тот же вопрос о негражданах построил, исходя из принципа правовой преемственности Латвии после 1991 года с Латвией до 1940 года, т.е. фактически на основе признания факта 50-летней оккупации Латвии Советским Союзом и оправданности в этой связи разделения населения на граждан и неграждан. Вот что сказал Затлерс: «Латвия заинтересована, чтобы число граждан было бы побольше. Но мы получили конкретное наследство, наследство от того населения, какое было: и этнически, и в отношении гражданства Латвийской Республики (выделено мной. – В.Г.)» (4).

Глава Российского государства никак не возразил и на слова В. Затлерса о том, что русским в Латвии живется так же хорошо, как и латышам. А как же отсутствие политических прав у 335 тысяч постоянных жителей, в первую очередь русскоязычных? А как оценивать 79 различий в правах граждан и неграждан? Как оценивать запреты на профессии и языковые репрессии? Как, наконец, оценивать тот факт, что среди безработных большинство составляют русскоязычные, хотя русскоязычные в Латвии являются меньшинством? Как, впрочем, и заключенные латвийских тюрем и больные СПИДОМ? Неужели в Кремле об этом ничего не знают?

Что после этого значат заявления ПАСЕ, ОБСЕ и других международных структур о долговременном дефиците демократии в Латвии? Ни-че-го! Пустой звук, не более! Продемонстрированная Латвии позиция России практически лишает европейские структуры необходимости в дальнейшем как-то выступать в защиту бесправного российского меньшинства в странах Балтии. Зачем это делать, если главный, как еще недавно казалось, защитник прав российских соотечественников на самом деле «мужественно» перекладывает решение этой задачи на латвийскую сторону? При этом все прекрасно понимают, что правящая элита Латвии, которая в нынешнем своем составе существует лишь благодаря сохранению в течение 20 лет института неграждан, делать для его ликвидации ровным счетом ничего не будет. Зачем ей лишать себя возможности находиться у государственной кормушки, ведь не глупцы же там собрались?

Отсюда вывод: Россия фактически отказывается от политической защиты прав соотечественников за рубежом. Результатом этого будет только дальнейшее ослабление позиций российской диаспоры в странах Балтии.

Нельзя не отметить, с каким удовлетворением подчеркивали этот момент в своих комментариях латвийские СМИ. «Риторика России изменилась», «вопрос неграждан – это внутреннее дело Латвии», «о проблеме соотечественников Медведев говорил походя» – писала, например, праворадикальная газета «Latvijas avīze» (5).

А вот что написала газета «Neatkarīgā rīta avīze»: «Неожиданно мягкая риторика Медведева до этого весьма политически острого вопроса о негражданах удивила даже латвийских журналистов. Представители латвийской делегации признали, что во время двухсторонних переговоров Медведев говорил в еще более мягком тоне, в принципе признав, что вопрос неграждан Латвии это внутреннее дело страны. На пресс-конференции, отвечая на вопрос российских СМИ о судьбе соотечественников в Латвии, российский президент подчеркнул, что в интересах самой Латвии уладить этот вопрос в соответствии с ее статусом и принятыми в ЕС нормами. Медведев признал, что в результате геополитических процессов действительно создалась сложная ситуация с российскими соотечественниками и это не простая тема в российско-латвийских отношениях, однако Россия будет лишь наблюдать, как Латвия будет решать эту ситуацию» (6).

Итоги переговоров в Москве во многом объясняют причины индифферентного отношения России к позиции российских соотечественников в Латвии, которые считают, что нельзя считать легитимными и демократическими выборы, права участия в которых лишены сотни тысяч постоянных жителей. По решению состоявшейся 26 июня 2010 года конференции организаций российских соотечественников негосударственными организациями была проведена определенная работа, направленная на то, чтобы привлечь внимание международного сообщества и России к проблеме невсеобщих выборов в Латвии. Но Россия в ответ не только не поддержала эту позицию, но и заявила, что с состоявшимися в Латвии 2 октября 2010 года выборами в парламент Латвии – все о’кей.

Комиссия историков

Одним из вопросов, обсуждавшихся в ходе визита Затлерса в Москву, был вопрос о создании совместной латвийско-российской комиссии историков. Спору нет, историю нужно изучать. И заниматься этим должны профессионалы. Это не подлежит обсуждению. Но лично я очень сомневаюсь, что в рамках работы этой комиссии удастся согласовать вопросы, которые являются базовыми для латвийского политического режима. Среди таких вопросов – тема оккупации или неоккупации Латвии в 1940 году, роль латышских коллаборационистов во время Второй мировой войны, «борьба за независимость Латвии» так называемых «лесных братьев» и др.

Причин для скепсиса две. Первая – названные вопросы определяют содержание идеологии и практики существующего в Латвии политического режима. Убери эти вопросы, и режим рухнет. Вторая – за годы независимости из академической среды были «вычищены» историки, которые готовы защищать альтернативную официальной точку зрения на эти вопросы. Говорить же о том, что И. Фелдманис, А. Зунда, Х. Стродс, И. Горе или А. Странга, которые свою научную карьеру после 1991 года сделали на оккупационной риторике, смогут принять точку зрения России на вопросы истории Латвии, бессмысленно. Поэтому следует, очевидно, в качестве данности сразу принять тот факт, что работа латвийских историков будет направлена не на поиск исторической правды, а подчинена задаче дополнительного историко-идеологического обоснования политики правящего режима в отношении национальных меньшинств. Иными словами, для обоснования строительства в многонациональном и многокультурном государстве утопической «латышской Латвии».

В результате итогом работы комиссии историков, вероятнее всего, будет или невозможность согласовать оценки России и официальной Латвии по упомянутым вопросам, или, если в состав комиссии от России войдут историки, разделяющие «оккупационную» идеологию Латвии (а такие, к сожалению, тоже есть), обнародование такой позиции, которая будет очень далека от истории. Но которую с абсолютным безразличием примут, а то и поддержат те представители политической и бизнес-элиты в России, которые сегодня лоббируют свои интересы в странах Балтии и ЕС и которые одновременно оказывают ощутимое влияние на риторику высшего политического руководства России. Отметим здесь, что при Президенте Д.А. Медведеве это влияние, по всей видимости, является более сильным, чем при Президенте В.В. Путине.

Таким образом, как ни крути, но работа комиссии историков будет носить в известном смысле не столько научный, сколько политический характер. Может ли быть иначе? Да, может, но лишь в том случае, если в состав комиссии историков от Латвии войдут не только так называемые «официальные» историки, но и историки, которые «официальными» не являются, а также историки, представляющие национальные меньшинства. В первую очередь, наверное, нужно говорить об историках, представляющих русское национальное меньшинство. Однако российская сторона, переложив решение проблемы неграждан на Латвию, сделала фактически невозможным такое развитие событий. «Правильное» толкование истории – это основа основ существования нынешнего политического режима в Латвии, и власть имущие никогда не допустят того, чтобы кто-то на официальном уровне мог оспаривать принятую в государстве идеологию.

Некоторые выводы

Давно подмечено, что улучшение отношений между Латвией и Россией, в первую очередь, экономических отношений, латвийские националисты всегда стараются компенсировать ужесточением законодательства по национальному вопросу. В течение двух недель до визита Затлерса самая тиражная латвийская газета «Latvijas avīze», праворадикальная по своей идеологической направленности, опубликовала несколько статей, в которых очернялись и политика России, и работа российского дипломатического представительства в Латвии. Сложилось даже впечатление, что «Latvijas avīze» заинтересована в том, чтобы визит Затлерса вообще не состоялся. Одновременно молодые неонацисты из партии «Visu Latvijai!» («Все для Латвии»), ныне полноправные депутаты парламента, вместе со своими коллегами из праворадикального объединения «Все для Латвии!» – «Отечеству и свободе»/Движение за национальную независимость Латвии внесли предложение резко увеличить штрафы за неиспользование государственного (латышского) языка в полном объеме. 20 декабря, в первый день визита Затлерса в Россию, Сейм не решился начать обсуждение этого вопроса. Но одновременно депутаты постановили, что эти поправки будут рассмотрены на следующем заседании Сейма (7).

Прозвучавшее на пресс-конференции по итогам латвийско-российских переговоров заявление о том, что проблему неграждан должна решать в первую очередь сама Латвия, увы, развязывает руки латвийским националистам. Практическим результатом этого заявления может стать дальнейшее ухудшение правового, социального и культурного положения российских соотечественников и в целом национальных меньшинств не только в Латвии, но и в Литве и Эстонии, а также во всех других государствах, образованных после распада СССР.

Другим последствием может быть дальнейшее распространение в странах Балтии радикального национализма, ксенофобии и нацизма. Все вместе взятое это будет способствовать дальнейшей эмиграции русскоязычного населения из стран Балтии в страны Запада и Россию и, как следствие, может постепенно привести к ослаблению политического и культурного влияния России в странах Балтии и замене этого влияния влиянием других стран, скорее всего, недружественных по отношению к России.

____________________________________________________ 

(1) Документы, подписанные по итогам российско-латвийских переговоров на высшем уровне, 20 декабря 2010 года. http://news.kremlin.ru/ref_notes/822

(2) Пресс-конференция по итогам российско-латвийских переговоров 20 декабря 2010 года, Москва, Кремль. http://news.kremlin.ru/transcripts/9855

(3) Askolds Rodins. Negaidīti raženi. http://www.ir.lv/2010/12/21/negaiditi-razeni

(4) Пресс-конференция по итогам российско-латвийских переговоров 20 декабря 2010 года, Москва, Кремль. http://news.kremlin.ru/transcripts/9855

(5) Viesturs Sprūde. Maskava rāda labvēlīgu attieksmi. – «Latvijas avīze», 2010. gads 21. decembris.

(6) Anita Daukšte. Krievi grib, mums vajag. – «Neatkarīgā rīta avīze», 2010. gads 21. decembris.

(7) Дабы не омрачать. – «Вести сегодня», 21 декабря 2010 года.

 

Опубликовано:

http://rusedin.ru/2010/12/23/rossiya-i-latviya-biznes-okazalsya-vazhnee-prav-cheloveka/

.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение