Россия, Москва

info@ia-centr.ru

"За" или "против" русского языка в Украине

23.12.2010

Автор:

Теги:
"За" или "против" русского языка в Украине

По данным всеукраинской Переписи 2001 года, русский язык назвали родным 29% граждан Украины. В том числе, 15% этнических украинцев, или 5,5 млн. человек. Перепись проводилась в условиях прогрессирующей украинизации и русскоязычным украинцам украинский же язык автоматически приписывался в качестве родного. В действительности, русский является родным для минимум 40% граждан Украины. По результатам мониторинга ИС НАНУ 2006 года, русский язык назвали родным 38 % опрошенных. 65-70% граждан Украины свободно владеют русским и постоянно разговаривают на нём. Придание официального статуса русскому языку остаётся сегодня ключевым пунктом повестки дня, пока ещё не выполненной Партией регионов.



Законопроект Ефремова-Симоненко-Гриневецкого о региональных языках лежит в Верховной Раде и вызывает многочисленные протесты украинских национал-фундаменталистов, окопавшихся в научных и просветительных учреждениях (таких, как «Просвiта», Могилянка, Институт политических и этнонациональных исследований, Институт украинского языка НАНУ и Институт языковедения имени Потебни и др.). Их реакция на саму попытку продвижения законопроекта в крайне скромной формулировке


русского как регионального языка показывает, насколько это вопрос в действительности является фундаментальным. В частности, они утверждают, что в случае принятия закона «неминуемо произойдет маргинализация украинского языка, вытеснение его из важнейших сфер общественной жизни, что, в конце концов, приведет к исчезновению украинской нации как системообразующего фактора... украинской государственности». Данные заявления говорят о том, что у их авторов искажённая картина как украинской, так и русской наций, и языковых процессов в них. Легализация русского языка подведёт жирную черту под двадцатилетним периодом Sturm und Drang шизофренического варианта украинского национализма и обнулит результаты его, приведя их к исторической норме.



Я считаю, что украинский национализм, также, как и русский национализм – это неизбежное явление, и нужно вести диалог о языках с обеих позиций, а не пытаться игнорировать друг друга. Предпосылкой диалога о языке является признание украинской


и русской нации как реальностей нынешней Украины. Националистически ориентированная интеллигенция Украины в большинстве своём не хочет этого делать, равно как и предать статус русскому языку. Расширяя границы украинской нации за разумные пределы, адепты украинского национализма делают сам предмет эфемерным,



а его существование проблематичным. Границы нации проходят не по пограничной полосе, а по соседним народам. Тем самым давая, кстати, основания для схематичных трактовок украинцев как русских. В этом состоит определённая важная логика идеи Андруховича о необходимости отказа украинской нации от Крыма и Донбасса, идеи, которую я и ранее многократно слышал от людей этого образа мыслей.


Поэтому признание региональных границ русского языка и русской нации в Украине является важным шагом к окончательному оформлению нации украинской как реального, а не вымышленного (imaginated) субъекта истории. При этом целостность



Украины как политико-экономического организма сохранится и усилится. В этом историческая роль предлагаемого законопроекта для всех сторон.


Объективно говоря, придание русскому языку регионального статуса примерно то же самое, что и превращение его во второй государственный, что равноценно приданию ему официального статуса. Результат будет примерно тот же. Это все политические силы понимают. Партия регионов, несмотря на все увиливания и попытки стать общеукраинской партией, во всяком случае, в Центральной Украине, будет вынуждена рано или поздно легализовать русский язык в интересах своего электората. Время пока позволяет ей лавировать, продвигаясь на запад страны. Почему придание русскому языку официального статуса не несёт каких-либо проблем украинскому государству и украинской нации?



1.Проблема сужения сферы украинского языка. В случае легализации русского сфера


действия украинского языка серьёзно не сузится. На протяжении веков она остается стабильной, не испытывая ни значительного сужения, ни расширения. Ситуация с украинским языком в Царской России и СССР проверила это. Зона украинского языка связана с территорией центральной и западной украинских народностей, то есть населения, которое привыкло говорить на украинском языке в своём окружении с детства.



Это территория преобладающего расселения этнических украинцев за исключением ряда расположенных там крупных городов, где украинский никогда и не был преобладающим в силу специфики этих городов. Юго-восток, за исключением небольших сельских территорий, выпадает из этой зоны, так же, как и Киев, и Чернигов, где украинский никогда не был доминирующим. Да, конечно, официальный статус русского языка будет мешать и даже гарантированно предотвратит проектируемое расширение зоны украинского языка. Но почему, собственно, украинский язык должен захватить то пространство, где его раньше не было? На мой взгляд этносоциолога, украинский язык как особый феномен не приспособлен для вытесняющей экспансии.


2. Мнимая угроза единству, независимости и целостности государства Украины. На базе двуязычия украинское государство будет ещё более стабильным. Русскоязычные украинцы и русские будут считать страну своей в большей степени, чем при языковой дискриминации. Привлекательность Украины в их глазах значительно повысится. Ведь украинский национальный проект перестанет быть объектом неприязни, подозрений со стороны граждан, не считающих его своим, перестанет выглядеть как причина их дискриминации. Возможности Украины как государства и её граждан возрастут.



3. Снятие проблемы украинской ассимиляции и дискриминации (принудительной украинизации) совершенно необходимо для стабильности Украины. Официальный статус русского языка несёт угрозу только проекту моноэтничной Украины, где государство совпадает с одной нацией. Параметры такого государства мы видим в законодательстве нынешней Украины и в её идеологии. Но отвечает ли этот проект


реалиям сегодняшнего дня и интересам самих «чистых» этнических украинцев (действительной украинской нации)? Не говоря уже об остальных?



В действительности Украина – это государство, базирующееся на двух, в принципе, состоявшихся нациях, - украинской и русской. Этот проект носит опасные черты тоталитаризма и дискриминации и не может быть принят населением страны. До тех пор, пока Украина не сделает русский язык официальным, её нынешние границы будут под угрозой пересмотра, а стабильность государства под вопросом. В целом проект моноэтничной Украины «списан» с Франции, XIX века, которая активно ассимилировала и интегрировала меньшинства галльского происхождения, не говорившие на французском языке, но употреблявшем родственные наречия. Однако русское население Украины – это не окситанцы, у которых не было своей нации и своей государственности. Наоборот. Входя в состав большой русской нации вместе соседними Россией и Белоруссией, русскоязычные регионы Украины никогда не будут говорить по-украински. То, что они будут как-то владеть украинским – позитивный факт, расширяющий их возможности, но они не перейдут на украинский в качестве родного. Французская модель ассимиляции окситанцев применима в Украине разве что к закарпатским русинам, язык которых испытывает сильное влияние украинского. Для русинов – украинский – это интегрирующий государственный язык, близкий к их собственному. Но для русских (включая и русских украинцев) – он не более, чем родственный повтор того же содержания, которое есть на своём.


4. Преобладание нетитульного, хотя и близкородственного языка вовсе не мешает



становлению украинской нации. Не помешает оно и русскоязычным украинцам, сделавшим выбор в пользу построения своей отдельной от русских нации. Не исчезли же ирландцы, из-за того, что они говорят по-английски. Так же, как и американцы, канадцы, австралийцы. Второй государственный французский язык в Канаде не вредит доминированию английского. Австрийцы и швейцарцы, говорящие на немецком, сохраняют признаки отдельных от немцев политических наций. Сербы и хорваты до недавнего времени считалось, что говорят на одном сербохорватском языке. Нации Латинской Америки говорят на одном языке – испанском. Каталонцы говорят


на испанском, хотя собираются отделиться от Испании. Примеры можно продолжить. Принцип «одна страна – один народ – один язык» работает, если границы всех трёх совпадают. Украина – не тот случай. И насильственное приведение их в соответствие не может быть успешной национальной идеей. К концу XX века этнические границы в Европе в целом сложились. Сложились они и в Украине. Насильственная перекройка



этнических границ была возможна только путём этнических чисток, войн, этноцида и тому подобных нелицеприятных вещей, которые в Украине осуществить не удастся, как бы это и не хотелось каким-то ультра. Путём пиара сделать это практически невозможно. От того, что одному человеку присвоена этикетка «украинец», а другому «русский» вовсе не означает, что здесь проходит граница наций. Вопрос не в признании искусственными границ современной Украины или территории проживания украинской нации, а в том, чтобы внутри них признавались права этнокультурных регионов и общностей на свой уклад и язык. А к какой нации они будут принадлежать, это уже не вопрос языкового права.


5. Русский и украинский языки обогащают друг друга. Языки не существуют в безвоздушном пространстве. Русский и украинский – близкородственные языки, до 70% словарного запаса которых примерно одинаковы. По моему мнению, в России было бы целесообразно введение изучения украинского языка в качестве факультативного.



6. Легализация русского повысит управляемость языковым пространством, его культурность. Языки – живая реальность, которые образуют континуум, включая диалекты, суржики, социолекты, жаргоны. Данная ситуация должна управляться и упорядочиваться государством и общественными структурами для того, чтобы сохранить и литературную норму, и обогатить и обновить языки. Дискриминация носителей русского языка приводит к уходу его в бытовую и повседневную сферу, смешению с украинским и ухудшает качество обоих языков.


7. Украинский народ выиграет, являясь частью большого русскоязычного пространства. Ресурсы культурного багажа русского языка не только не уступают украинскому, но на порядок выше украинского. Это литература, техника, естественные и гуманитарные науки, военное дело, философия. Поток миграции из Украины в Россию и обратно является одним из самых оживлённых в мире. Всё это облегчает общение, жизнь, активность в восточноевропейском и евразийском пространстве, богатом экономическим ресурсами. Нормальные отношения с Россией, Белоруссией, невозможны для Украины, которая дискриминирует русский язык.



8. Узаконив русский, а также русинский, и, возможно, некоторые другие языки, Украина будет адекватно выглядеть в глазах международного сообщества. Оно многократно намекало на необходимость приведения языкового законодательства в соответствие цивилизованным нормам, в частности европейской Хартии региональных языков. Она приобретёт привлекательный образ современной развитой открытой страны. Украина не может быть частью Евросоюза, дискриминируя 40% своего населения по вопросу языка только из-за искусственного идеологического конструкта


нации. Все перечисленные плюсы настолько очевидны, что возникает вопрос, почему до сих пор сторонники украинской государственности не пошли по пути признания русского языка?



Критики проекта больше всего поддерживают необходимость дискриминации русского языка в негосударственной сфере, читай в СМИ. Рассматривают это чуть ли не как огромное благо и как норму. Истинной целью националистического сообщества была эскалация политического конфликта внутри и вне Украины, нагнетание страстей и нестабильности с очевидным расчётом выиграть в этой игре «на повышение ставок» и создании русско-украинского противостояния, что и должно по их мысли символизировать глубокое различие наций. Мирный вариант их не устраивал в силу ряда аргументов социальной логики: нужно было поссорить одну часть с другой, показать украиноязычным, что они заведомо выше русскоязычной части; попытаться


резко сократить украинскую часть русского мира. Наконец, поставить Украину на службу агрессивной части Запала и НАТО против России.



Но выиграть конкуренцию с русской культурой на Украине можно было лишь, полностью выведя русский язык за грани культуры, представив его языком низшей касты. Для этого использовались наиболее низменные эмоции и чувство мнимого превосходства, желание кому-то за что-то отомстить. Поражает, что этой низменной логике следует руководство таких уважаемых заведений, бывших оплотами общерусской культуры, как Могилянка. Выступая пособниками русофобии, они тем самым зарабатывают себе штрафные баллы. Но всему приходит свой черёд; и вот настал момент, когда нужно отказаться от сладкого искуса языкового апартеида, мнимых преимуществ примордиального языка, и сделать выбор в пользу равноправного, прочного и современного государственного устройства.






Сергей Баранов, г. Москва, социолог

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение