Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Каким быть "русскому полю" в Центральной Азии?

22.12.2010

Автор:

Теги:
Каким быть "русскому полю" в Центральной Азии?

По прошествии двух десятков лет после распада Советского Союза можно делать определенные выводы о состоянии русской диаспоры в странах Центральной Азии. К большому сожалению, она остается вне поля зрения большой российской науки, а спорадические материалы различных экспертов подчас конъюнктурны и с претензией на некую либеральную псевдообъективность. Этакие абстрактно-теоретические эссе на тему, как правило, без реального знания предмета. Между тем в странах региона до сих пор продолжают проживать несколько миллионов русских и российских соотечественников других национальностей, и вести разговор об их судьбе без хотя бы минимальной компетентности непозволительно.

Каково же "русское поле" в Азии сегодня?

Приступая к разговору
История покорения или присоединения Средней Азии и Казахстана Российской империей – вопрос более чем изученный на основе большого количества документов. Однако практика показывает, что всяческие апелляции к исторической роли русской цивилизации в регионе и некоей неблагодарности титульного населения по отношению к русским этим самым населением отметаются сходу. Не то чтобы титульные политики, ученые и население не признавали сей факт, но просто задвинули его подальше за ненадобностью и обращаются к нему только по случаю каких-нибудь политических акций.

Надо сказать, что такое отношение представляется по-своему логичным. По мировому опыту ХХ столетия, когда европейцам пришлось уходить из своих колоний, мы видим, что исход был безрадостным и там. Так или иначе, Россия оказалась здесь побежденной, а как говорили древние: "Горе побежденным". Ну что ж, эту чаши горечи мы испили, может быть, и не до дна, но нахлебались досыта. Однако жизнь продолжается, тем более была ли она когда-нибудь так уж проста и легка?

Русские во всех странах Центральной Азии имеют много общего. В первую очередь их роднит общность происхождения. Все они – потомки завоевателей (военных, казачества, чиновников и прочих функционеров), переселенцев и ссыльных. Определенную роль играли татарские муллы, которых Россия присылала в степь для утверждения и укрепления мусульманства среди кочевников, и русские учителя. Можно также говорить, что в новейшие времена у всех русских в регионе сложилась и общая судьба изгнанников поневоле. У нас у всех до сих пор общий язык и общая культура, и, встречаясь, мы говорим на одном языке и буквально, и фигурально.

Вместе с тем сегодня можно говорить, что русские региона уже сильно разнятся от страны к стране. В первую очередь на эти изменения повлияло неравномерное экономическое развитие тех или иных стран, а также сам факт суверенности государств. Это тот самый случай, когда в каждом монастыре свой устав.

Говорить об ассимиляции русского населения не приходится, хотя в среде титульных ученых и политиков, например Казахстана, такой вопрос упорно возбуждается. Опыт проживания русских в рассеянии показывает, что они нигде не сумели создать мощных и организованных диаспор, однако ассимиляция их происходит достаточно быстро только в европейской среде. А например, в Китае немногочисленные русские сохраняют свою идентичность, но внешне уже практически слились с китайским окружением. В Иране издавна живет небольшая русская община, потомки казаков посланных на службу когда-то царем, да так и застрявших там. Несмотря на длительный период проживания в мусульманской среде и в отсутствие связей с Россией, русские сохранили здесь язык и православную веру.

Русская дилемма зарубежья
По сути, судьба русских в Центральной Азии – это вариации судьбы той самой русской общины в Иране с некоторыми особенностями и отличиями в духе времени. По прошествии двух десятков лет жизни в отрыве от России оставшиеся русские не вымерли, не деградировали, а вполне адаптировались к жизни в новых обстоятельствах. Более того, в какой-то момент и руководство России обратило внимание на русское зарубежье. Такая политика оказалась политически верной для страны, претендующей на статус великой державы, и, кроме того, русская диаспора показалась руководству России довольно лакомым куском в свете проведения модернизации страны.

Но не все так просто. Русские в бывшей Средней Азии оказались для Москвы пресловутым чемоданом без ручки – и выбросить жалко, и тащить трудно. Успешной диаспоральную политику России в регионе при всем желании не назовешь. Сказываются две главные причины: неумение российского чиновничества эффективно работать с диаспорой плюс сугубо прагматическая политика властной российской элиты во взаимоотношениях со странами региона. Ни Российская империя, ни затем Советский Союз никогда не работали со своей диаспорой, скорее всего, по идеологическим соображениям. Экспансия России всегда распространялась на страны, географически с ней граничащие, поэтому освоение новых территорий шло без создания диаспор как таковых. Разумеется, была миграция русских и в другие отдаленные страны. Но, как правило, она диктовалась мотивами религиозного преследования или по политическими мотивами. Так или иначе, в России не было исторической традиции сотрудничества с диаспорой.

Можно говорить, что на сегодня все на этом поле осталось неизменным, несмотря на определенную активизацию Москвы. И обусловлено это, несомненно, отсутствием политической воли со стороны руководства России. Российская властная элита не доросла до мировых стандартов работы с диаспорой. Представить, что Россия ради диаспоры пойдет на открытый или даже закрытый конфликт с властью той или иной страны региона, практически невозможно. И наоборот, сплошь и рядом она закрывает глаза на ущемление прав и свобод российских соотечественников (можно отметить только один пример активной работы посольства РФ в Киргизии весной этого года).

В принципе ничего экстраординарного для нас в том нет, понятно, что миром управляют интересы. Но в том-то и дело, что такая политика в конечном итоге наносит ущерб самой России. В данном случае политики просто не могут просчитать элементарную двухходовку. Российская элита стремится быть сегодня либеральнее и демократичнее, чем западная, и того не замечает, что та же Америка правит исключительно с позиции силы. Что бы ни говорили записные российские демократы типа Новодворской, мир, если и изменился, то только не по своей внутренней сути. А уж если говорить о нашем регионе, то здесь могут быть правы только сильные и богатые. Рассуждения на тему братских отношений и исторических корнях мало что стоят, если не подкреплены авианосцем или десантной дивизией. И такое мое мнение не от какой-то особой воинственности. Просто никогда не следует забывать народную мудрость: "Добро должно быть с кулаками".

Практика говорит о том, что усиление позиций России в мире, ее экономические, политические успехи прямым позитивным образом сказываются на нашем положении внутри стран региона. Даже оголтелые националисты вынуждены умерять тональность своей риторики. Так что мы, русские в зарубежье, вдвойне радуемся успехам России. Только живя в рассеянии, можно понять, что такое быть представителем великой нации.

Однако о возвращении Москвы в Центральную Азию говорить рано, и люди, не дождавшись, уезжают. В сравнении с советским периодом численность русских резко убавилась. В наибольшей степени это произошло в Таджикистане, и это понятно: война, разрушение экономики, нищенское существование способствовали почти тотальному отъезду русских из страны. В остальных же странах региона численность русских пока еще остается более-менее заметной как в общем составе населения, так и в общественно-культурной жизни. Но отъезд русских продолжается, имея устойчивые цифровые показатели.

Сокращающаяся диаспора и программа переселения
Можно бесспорно утверждать, что тенденция отъезда доминирует в русской среде. И это происходит вне зависимости от степени успешности госпрограммы переселения[1]. Русские стараются отправлять детей на учебу в Россию, ведь чтобы ни говорили, а уровень образования в республиках упал ниже плинтуса. Молодежь же после окончания учебы, как правило, остается в России хотя бы потому, что там привлекательнее перспективы занятости и карьерного роста и к тому же нет практики этнического доминирования. Да и просто жизнь в крупных российских городах несравнима с жизнью в Центральной Азии. Даже с точки зрения транспортной доступности к местам отдыха, работы или учебы за границей.

Безусловно, рынок труда в России на сегодня весьма привлекателен для тех, кто не боится трудностей и хочет работать. Сюда надо плюсовать тот момент, что программа переселения потихоньку набирает темпы и увеличивает масштаб. В принципе, логика такой политики лежит на поверхности. В России огромная потребность в людских ресурсах, перспективы модернизации страны напрямую завязаны на решение демографического вопроса, да и вопросы национальной безопасности также не в последнюю очередь зависят от того, сумеет ли правительство заселить Сибирь и Дальний Восток. Важен и этнический фактор. Массовая, зачастую неконтролируемая миграция жителей среднеазиатских республик в Россию приводит к нарастанию межэтнического напряжения. Русские же, возвращаясь на историческую родину, не создают в этом плане никаких проблем – ментально мы все еще один народ. Переезжая, мы привозим с собой к тому же немалые материальные ресурсы. Да и в человеческом плане русские из Азии поставляют добротный материал. Люди, как правило, имеют высокий уровень образования, они работящие, стойкие к невзгодам, да и традиционным русским порокам не столь подвержены.

Поэтому немудрено, что средний возраст русских в странах региона составляет 45-47 лет на фоне среднего возраста титульного населения в 25-26 лет. Это объясняется не только большой рождаемостью в среде местного населения, сколько вымыванием русских людей молодого возраста.

При всем при том нельзя говорить, что Россия так уж гостеприимно распахивает двери перед страждущими соотечественниками. Получение гражданства до сих пор не такой уж быстрый и легкий процесс.

Новейшая история возвращения или точка невозврата?
У этой медали есть и оборотная сторона. Можно с уверенностью говорить о том, что русские не уедут из региона полностью. Ведь они сплошь и рядом имеют значительную историю проживания в регионе. Не редкость встретить семьи с вековыми корнями, так что, несмотря на этнический вектор развития стран региона, многие русские воспринимают страну проживания как единственную Родину. И это немаловажный ментальный фактор.

Кроме того, в государственной политике стран региона наметились некоторые позитивные тенденции. Здесь Киргизия является некоторым исключением в силу повышенной революционности титульного населения. Сопутствующие такого рода событиям смутные времена подвигают русских к решению об отъезде. Как здесь будет складываться ситуация с русским населением, полностью зависит от того, когда в стране наступит мирная стабильность.

Другое дело в Казахстане. В стране с первых лет независимости существовал курс на мягкое вытеснение русского населения и одновременное замещение его в сферах занятости на титульное население. Надо отдать должное власти: исход русских в огромном масштабе происходил спокойно, без особых эксцессов. Кроме того, расчет на то, что титульное население сможет заменить русских в экономике, не оправдался. Произошло падение уровня образования. Закрылись заводы, проектные и научные институты, КБ. А любой мало-мальски соображающий человек знает, что хороший специалист вырастает только после нескольких лет работы в соответствующей среде. Кроме того, националисты, которых власть до поры до времени поддерживала и тем или иным путем финансировала, стали проявлять предсказуемую тенденцию к оппозиционности ей же самой. Так что пока обозначился намек на изменение отношения к русским, но силу инерции мышления переломить будет не так легко. Во всяком случае, было бы неплохим результатом ограничить националистическую риторику в стране. Ни к чему хорошему она не приведет.

Если говорить о проблеме применительно к Узбекистану, то И. Каримов в первые же годы очень жестко пресек публичные националистические выступления, проведя пару показательных публичных процессов с посадкой в тюрьму на продолжительные сроки, и с тех пор, как отрезало. Разумеется, как и раньше, делиться властью с русскими никто не собирается, но в быту заметен рост позитивного отношения к русским. Да, живется там не ахти, но такая ситуация существует без различия по национальному признаку. Стоимость недвижимости в Узбекистане чрезвычайно низкая и хорошо продать ее, чтобы переехать в Россию, невозможно. Многое в будущем положении русских в Узбекистане зависит оттого, какова будет внутренняя политика.

О возможных изменениях в судьбах русской диаспоры в регионе можно судить по Туркмении. Еще вчера российские соотечественники представляли там довольно унылое зрелище. Боялись слово сказать и не приезжали на те или иные форумы соотечественников даже при условии полностью оплаченных дороги и пребывания. В силу информационной закрытости Туркмении мне трудно делать сколько-нибудь значимые выводы, но, безусловно, после смены вождя проявляются определенные позитивные тенденции в положении русских. Они не только охотно выступают сегодня с трибун, но в частных беседах говорят, что сейчас жить в Туркмении можно.

В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что вопрос с российской диаспорой неоднозначен. Есть очевидная выгода для России от возвращения русских на родину предков. Но далеко не меньшая выгода заключена для России и в том, что они останутся в более или менее значительных количествах в местах нынешнего проживания. Здесь, конечно, нет никакого разговора о создании "пятой колонны", о чем так любят распинаться местные национал-патриоты. Но опора для российской политики будет надежная.

Новое "покорение" Центральной Азии может произойти в первую очередь благодаря русской культуре и русскому языку. А в этом как раз лучше русской диаспоры никого нет. Именно поэтому российскому истеблишменту стоило бы обратить первостепенное внимание на поддержку русского образования и русской культуры в странах региона. Как ни крути, но местные кадры, выросшие в пространстве русского языка и культуры, это совсем не те, кто вырос под крылом у турок или американцев. Последние-то как раз понимают, где проходит линия борьбы за влияние в завтрашнем мире. В Центральной Азии уже не протолкнуться от турецких лицеев. А состоятельные граждане сплошь отправляют своих отпрысков на учебу в Лондон.

Нетрудно представить, с кем и на каком языке придется говорить России в регионе завтра. Этого ли мы хотим?

----------------------------------------

[1] Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, принята указом Президента РФ 28 июня 2006 г.

Станислав Епифанцев,
.
Источник - Русское Единство

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение