Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Миф о превентивной войне

27.11.2010

Автор:

Теги:
Миф о превентивной войне

В настоящее время в исторической науке широко распространён термин «ревизионизм». Суть упомянутого явления заключается в пересмотре и переосмыслении устоявшихся взглядов на события и явления, в построении новых теорий и гипотез. Ревизионизм в современной отечественной историографии носит как положительный, так и отрицательный характер. С одной стороны, на базе новых сведений и данных, подчас редких и малодоступных, наука обогащается фактами, позволяющими по-новому взглянуть на достаточно известные, казалось бы, события. В частности, ежегодно издаётся немалая часть трудов, касающихся роли Сталина И.В. в период Великой Отечественной Войны. Ранее, в советский период, начиная с эпохи Хрущёва, оценка деятельности Верховного главнокомандующего была достаточно далека от объективности, а Сталин в мемуарах олицетворялось с безымянной «Ставкой».

Отрицательный же эффект ревизионизма заключается в том, что помимо взвешенной аналитики публикуются труды, основанные на малодостоверных (либо сфальсифицированных) данных, на «мифах и легендах», или же на личных домыслах автора.

Итак, какое же влияние ревизионизм оказал на оценку деятельности СССР в период Второй мировой войны? Конкретно речь в статье пойдёт о получившем широкое распространение в современной историографии тезисе о подготовке в СССР планов превентивной войны против Германии.

Актуальность темы подчёркивается резолюцией ОБСЕ, принятой в июле 2009 года[1]. Таким образом, анализируемая тема обрела острый политический характер.





Неоднозначное отношение к событиям войны сформировалось ещё в эпоху существования СССР. Политика «молчания» в отношении отдельных эпизодов боевых действий порождало известное недоверие к официальной историографии. Парадоксален тот факт, что замалчивались не только отдельные поражения, но победы Красной Армии.

Мощным «катализатором» развития ревизионизма в отечественной науке стала политика гласности, проводимая в годы «перестройки». Оценки событий прошлого перестали быть едиными и однозначными. Началась публикация запрещённой ранее литературы.

Критически переосмысливается период Великой Отечественной Войны, в частности, её начальный период. Выходят в свет аналитические труды историков и военных теоретиков, в которых предпринимаются серьёзные попытки выявить причины неблагоприятного развития боевых действий в первые месяцы войны.

В то же время, в начале 90-х годов в России под псевдонимом «Виктор Суворов» были изданы произведения о Второй Мировой войне бывшего сотрудника ГРУ (в 1978 году сбежавшего в Великобританию) Резуна Владимира Богдановича: «Ледокол» и «День М». Основная идея его книг заключается в следующем: военные неудачи РККА в начале войны являются следствием советской доктрины «превентивной войны», направленной против нацистской Германии.

Следует отметить, что тезис о «превентивной войне Германии» родился ещё в начале Великой Отечественной. Нападение на Советский Союз, согласно немецкой пропаганде, было вынужденной мерой против готовящейся агрессии. В качестве примера приведу воспоминания Генриха Хааапе, старшего врача 6-й пехотной дивизии Вермахта. В своих мемуарах «Оскал смерти. 1941 год на Восточном фронте» он повествует о том, что среди военнослужащих распространялись информационные бюллетени, содержание которых было следующим: «Целые эскадрильи советских самолетов были уничтожены на земле, прямо на аэродромах, до того, как они смогли взлететь для выполнения своих смертоносных задач по бомбардировке невинных немецких женщин и детей… Совершенно очевидно, что нам удалось сорвать русско-монгольские планы о вторжении в Центральную Европу лишь в самую последнюю минуту…»[2].

Резун Владимир Богданович в своих работах («Ледокол», «День М», «Последняя республика») приходит также к следующим выводам: ответственность за начало Второй Мировой войны целиком и полностью лежит на руководстве СССР. Приведу цитату из книги «День М»: «Второй Мировой могло и не быть. Выбор был за Сталиным»[3].

С 90-х годов и по настоящее время споры по данной проблематике не утихают. Существует немало как сторонников, так и критиков выдвинутой концепции о подготовке превентивной войны СССР против Германии.

Среди наиболее известных последователей следует выделить Солонина М.С., автора таких книг, как: ««22 июня, или когда началась Великая Отечественная война?», «23 июня: „День М“», «25 июня. Глупость или агрессия?».

Также в течение нескольких лет выходили сборники под общим названием «Правда Виктора Суворова» (составитель Хмельницкий Д.). В предисловии составителя указано следующее: «

«Ответной реакцией» стал выход в 2007-м году книги «Неправда Виктора Суворова», в 2008-м - «Неправда Виктора Суворова - 2» (редактор-составитель Пернавский Г.).

Помимо указанных произведений, в разные годы были изданы: «Антиледокол»(Городецкий Г.), «Антисуворов: большая ложь маленького человечка»(Исаев А.), «Новый антисуворов» (Веселов В.) и многие другие.

Что характерно, зачастую сторонники противоположных точек зрения опираются на одни и те же источники и литературу, которые различно интерпретируются.

Общие положения сторонников теории Суворова следующие: в СССР в течение нескольких лет систематически и планомерно готовилась наступательная война против государств Европы. Согласно данным из книги «День М», 6 июля 1941 года СССР намеревался напасть на Германию. Таким образом, начало военных действий 22 июня – вынужденная мера Вермахта против готовящейся агрессии.

В качестве подтверждения Суворов В. и его последователи приводят следующие доказательства:

- тезисы о необратимой победе мировой революции в выступлениях советского руководства и периодических изданиях 20-30-х годов;

- форсированная индустриализация и милитаризация в СССР; - стремительный рост вооруженных сил, начиная с 1939 года;

- заключение пакта Молотова – Риббентропа и подписание секретного протокола (рассматривается как акт готовящейся агрессии);

- положение военной доктрины Советского союза («малой кровью, на чужой территории»);

- создание «наступательного вооружения» в противовес «оборонительному».

Следует отметить, что сторонники версии о подготовке превентивной войны стараются ссылаться не на архивные, а на открытые, широкодоступные источники. В частности, Суворов утверждает в «Ледоколе», что «мой главный источник – открытые советские публикации»[4].

Кроме того, вызывает нарекания указываемый фактический материал: приводимые технические характеристики, неполная хронология событий (опускаются либо замалчиваются те события, которые «не вписываются» в общую концепцию).

Оппоненты Суворова, в свою очередь, утверждают следующее:

- в 1941 году РККА была недостаточно готова к войне (далеко не полную укомплектованность механизированных корпусов, изношенность техники);

- в военной науке не существует понятий «наступательное и оборонительное оружие»;

- конфигурация и состав войск РККА у границы не отвечали ни обороне, ни наступлению[5];

- отсутствие в тексте плана «Барбаросса» упоминаний о готовящейся советской агрессии;

- если бы Красная Армия летом 1941 года напала на Германию первой, Сталину все равно досталась бы не вся Европа, а примерно то, что ему досталось в реальности в мае 1945-го[6].

Наиболее нейтральной мне представляется точка зрения ярославских историков Лоханина А.М. и Нуждина М.Б. (опубликовавшие книгу «Как Виктор Суворов сочинял историю» под псевдонимом «Владимир Грызун»[7]), которые считают, что наличие у СССР наступательных планов как таковых не являются темой для серьёзных обсуждений. Авторы призывают чётко разделять понятия «наступательная» и «агрессивная» война и ни в коем случае не ставить автоматически между ними знак равенства. Т.е. подготовка Советского Союза к наступательной превентивной войне (если таковая и велась) не возводило нашу страну в ранг агрессора (коим являлась нацистская Германия, чей лидер Адольф Гитлер открыто заявлял о необходимости «натиска на Восток»).

С момента появления в российской печати произведений Суворова В. научное общество, фактически, оказалось расколото на сторонников и противников новой теории.

В наши дни споры не утихают. Ежегодно публикуется значительное количество статей и монографий, посвящённых теме превентивной войны СССР против Германии.

Ревизионизм в исторической науке способен повлечь за собой негативные последствия в области политики и пропаганды.

Дополнительную острастку придала резолюция ОБСЕ, приуроченная к 70-летию заключения пакта Молотова-Риббентропа. Как уже говорилось ранее, суть её содержания заключается в том, что СССР и Третий Рейх несут равную ответственность за развязывание Второй мировой войны. Подобной точки зрения придерживается и ряд исследователей в нашей стране.

В условиях плюрализма мнений окончательного решения вопроса не представляется возможным. На ход полемики оказывает существенное влияние также политическое мировоззрение участников дискуссии, что серьёзно осложняет поиск объективной оценки событий истории. Нет оснований считать, что в ближайшие годы стороны придут к консенсусу. Также достаточно сложно определить, какая точка зрения занимает доминирующее положение в отечественной историографии. При каких условиях в науке будет принято итоговое решение – вопрос актуальный и важный.

На политическом уровне окончательную точку в споре в силах поставить лишь государство. Когда это будет осуществлено – вопрос не менее важный.


Вятчин Дмитрий, г. Москва

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение