Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Нюрнбергский процесс: системный подход в историческом анализе. Ч.2

22.11.2010

Автор:

Теги:
 

Иррационализм руководства нацистской Германии при принятии важнейших политических и военных решений, исповедование экстремистских духовных ценностей, антигуманные цели и методы социального проектирования нового общества и многие конкретные действия, обосновано поставили вопрос о персональной ответственности вождей Третьего Рейха.

Интересно отметить, как по-разному складывалась судьба соратников Гитлера. Ещё в апреле 1945 года ближайшие соратники фюрера питали политические надежды и вели переговоры с западными союзниками о заключении сепаратного перемирия и использовании войск Вермахта и СС против Советского Союза. Общая военная и политическая обстановка того времени, прежде всего мощное наступление Красной Армии на территории Германии и взятие Берлина, не позволили этого сделать. Однако тенденция политических сепаратных консультаций между представителями спецслужб нацистской Германий и западных держав имела под собой политические основания. Как следствие, по окончании войны одни высокопоставленные нацистские деятели были повешены, другие погибли при странных обстоятельствах, а третьи загадочным образом исчезли.

Обратимся к историческим фактам. Знаковой и определяющей по вопросу «о военных преступниках» стала дискуссия, состоявшаяся 9 февраля 1945 г. в ходе Крымской конференции.

В ходе конференции, Черчилль поднял вопрос о военных преступниках.

Сталин спрашивает: а как быть с теми преступниками, которые уже пойманы, например с Гессом? Будет ли он включён в список, который предлагает составить Черчилль? Могут ли в число преступников попасть военнопленные? До сих пор существовало мнение, что военнопленных судить нельзя.

Черчилль отвечает, что военнопленных, нарушивших закон, конечно. можно привлекать к суду.

Черчилль спрашивает, какова должна быть процедура чуда: юридическая или политическая?

Рузвельт заявляет, что процедура не должна быть слишком юридической.

Черчилль говорит, что по его мнению, суд над главными преступниками должен быть политическим, а не юридическим актом.

Рузвельт предлагает передать вопрос о преступниках войны на изучение министрам иностранных дел трёх держав.

Это принимается.[1]

Обратим внимание, что процесс над военными преступниками нацистской Германии с самого начала задумывался как политический. Это означает, что под сомнение ставились основные правовые принципы: всеобщность, обязательность, чёткостью и определённостью предписаний, применение равного масштаба к различным социальным субъектам в одинаковых ситуациях. С самого начала подразумевалась субъективная выборка подсудимых, тем самым суд превращался в суд победителей над побеждёнными, что снижало моральную и юридическую значимость принятых решений.

После капитуляции Германии, в ходе одиннадцатого заседания Потсдамской конференции, 31 июля 1945 года, среди прочих, в повестке дня стоял вопрос о военных преступниках. По итогам обсуждения в Политических принципах Берлинской (Потсдамской) конференции отмечено, что «военные преступники и те, кто участвовал в планировании или осуществлении нацистских мероприятий, влекущих за собой или имеющих своим результатом зверства или военные преступления, должны быть арестованы и преданы суду. Нацистские лидеры, влиятельные сторонники нацистов и руководящий состав нацистских учреждений и организаций и любые другие лица, опасные для оккупации и её целей, должны быть арестованы и интернированы»[2].

Помимо упоминания в Политических принципах, о военных преступниках шла речь в специальной главе VII: «Три Правительства подтверждают свои намерения предать этих преступников скорому и справедливому суду. Они надеются, что переговоры в Лондоне будут иметь своим результатом скорое соглашение, достигнутое с этой целью, и они считают делом огромной важности, чтобы суд над этими главными преступниками начался как можно скорее. Первый список обвиняемых будет опубликован до 1 сентября сего года».[3]

Таким образом, начавшийся в ноябре 1945 г. Нюрнбергский процесс представлял собой реализацию решений Берлинской конференции трёх держав.

Однако приговор, вынесенный международным трибуналом, у современников тех событий, как и у позднейших историков, вызывает определённые вопросы.

Если организации гестапо, СС, СД, и национал-социалистической партии признаны преступными, то почему преступным не было названо руководство Вермахта? Разве не оно занималось тактическим и стратегическим планированием агрессивных войн, в том числе против СССР, разве не по его приказам германские войска осуществляли блокаду Ленинграда, бомбили Сталинград, Минск и другие города Советского Союза и Европы? Разве не офицеры вооружённых сил Германии вместе с гестапо устанавливали и осуществляли оккупационную власть на завоёванных территориях? По оценкам историков, число советских людей погибших в ходе Великой Отечественной войны составило примерно 26 млн.600 тыс. человек, из них две трети это гражданское население. Разве высший командный состав Вермахта не несёт прямую ответственность за их гибель?

Кстати, 400 тыс. немецких военнослужащих с полным вооружением во время проведения Потсдамской конференции располагались в Норвегии под контролем англо-американцев. Для чего их там держали в состоянии боевой готовности?[4]

Известно, что Отто Скорцени, видный руководитель СС, после окончания Второй мировой войны пошёл на службу в американскую разведку. В 1950 году Скорцени вместе с коллегами основал «Организацию лиц, принадлежавших к СС» (ODESSA). Затем Скорцени переехал в Испанию, где нашли себе убежище 16 тысяч нацистов, в том числе 5 тысяч высокопоставленных гитлеровцев. В январе 1951 года его фамилия была вычеркнута из списков лиц, разыскиваемых полицией ФРГ. Вскоре Черчилль, после победы консерваторов на выборах, освободил из тюрьмы группу нацистских преступников.[5]

В докладе Министерства юстиции США за 2006 год, опубликованным газетой «The New York Times», содержится конкретная информация и общий вывод о том, что после Второй мировой войны ЦРУ предоставили убежище в США тысячам нацистов.[6]

Эти и другие факты свидетельствуют, что Нюрнбергский суд, осудивший группу нацистских преступников, в силу ряда обстоятельств, в том числе вследствие наступления «холодной войны», остался незавершённым.

Как показывает анализ дальнейших событий:

- значительная группа нацистов не только избежала наказания, но и получила своего рода индульгенцию в обмен на сотрудничество с государственными структурами США и Британии;

- руководство военного и военно-промышленного аппарата нацистской Германии осталось, в основном, вне моральной и юридической ответственности;

- нацистские преступления сведены в основном к теме Холокоста, в то время как преступления против других народов, прежде всего славян, оказались в новейшей истории вне рамок активного обсуждения;

- «а priori» не рассматривается политическая ответственность «западных демократий», прежде всего США, Британии и Франции, за начало и ход Второй мировой войны, а также за ведение сепаратных переговоров с Германией;

- геополитические и идеологические цели нацистской Германии, такие как фактическое  лишение политического суверенитета народов центральной и восточной Европы, превращения их стран в сырьевой придаток, оказались реализованными в ходе новейшей истории;

- произошла мутация политических и идеологических установок Третьего рейха и современного «либерального» общества с его культом потребления, агрессивным информационным доминированием и отрицанием духовно-нравственных ценностей.

И ещё. Историки и политологи весьма вольно используют термин «фашизм» применительно к истории Второй мировой войны и характеристике современных неформальных организаций. Известно, что «фашизма» в Германии в отличие от Италии никогда не было, а был «нацизм» и «национал-социализм». Достаточно ознакомиться с материалами Тегеранской, Ялтинской, Потсдамской конференций, Нюрнбергского процесса, чтобы убедиться, что в официальных документах словосочетание «фашистская Германия» не использовалось. Но населению и сегодня внушается тезис о «победе над фашизмом», хотя советские войска не вели в Италии военных действий, в отличие от англо-американцев, которые, кстати, не спешили открывать «второй фронт» в Европе.

Отметим также, что все основополагающие документы послевоенного мироустройства были подписаны совместно И. Сталиным, У. Черчиллем (К. Эттли), Ф. Рузвельтом (Г. Трумэнем). Пора, наконец, признать, что для политических лидеров западного мира, которые были современниками И. Сталина, он был во всех отношениях легитимным руководителем своей страны, авторитетным и уважаемым политиком.

 

 

Виталий Журавлёв



[1] «Тегеран-Ялта-Потсдам», Сб. документов. М.1971.,  С.175-176.

[2]Там же. С.388.

[3] Там же. С.395.

[4] Там же. С.321-322.

[5] Дамаскин И.А. 100 великих разведчиков. М., 2001. С.414.

 

[6] http://mnenia.zahav.ru/ArticlePage.aspx?articleID=14174&categoryID=-1


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение