Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Нюрнбергский процесс: системный подход в историческом анализе. Ч.1

22.11.2010

Автор:

Теги:
 

1 октября 1946 г. в Нюрнберге был объявлен приговор международного военного трибунала по делу группы руководителей нацистской Германии. В нём записано, что «преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путём наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права». Подсудимым вменялось в вину совершение преступлений против мира путём планирования, подготовки, развязывания и ведения агрессивных войн, которые являются также войнами в нарушение международных договоров, соглашений и гарантий, военные преступления и преступления против человечности. Кроме того, вменялось в вину участие в создании и осуществлении общего плана или заговора для совершения всех этих преступлений.

Задача учёного состоит в том, чтобы выявить и охарактеризовать индивидуальный облик изучаемого общества в каждый период его жизни, максимально полно воссоздать события и эпоху в её целостности, учитывая экономические, политические, культурные, идеологические и иные факторы. Исследовать смыслы используемых понятий, проблему наложения смыслов и интерпретаций. При анализе исторических событий, на наш взгляд, следует не просто перечислять факты, но и указывать мотивацию действующих лиц, опираясь на документы, автобиографические интервью, мемуары и т.п. Такое системное сочетание позитивистской и герменевтической традиций позволяет обеспечить достоверность изложения и репрезентативную интерпретацию происходящего.

С этой точки зрения, Нюрнбергский процесс, Ялтинские Соглашения, Тегеранская конференция, Пакт Риббентропа ­ Молотова, Мюнхенские соглашения, война в Испании, война в Финляндии, оккупация Италией Абиссинии, военные действия на Халкин-Голе и другие вооружённые конфликты и политические мероприятия того времени были цепочками развития глобального конфликта, развивавшегося в Европе, на Дальнем и Ближнем Востоке. Его реальные причины вытекали непосредственно из последствий Первой мировой войны, были ими обусловлены и делали Вторую мировую войну неизбежной.

28 июля 1919 г. в Версале подписан договор между державами-победительницами и Германией. Он предусматривал - режим оккупации сроком на 15 лет для области Саар; демилитаризацию рейнской зоны; территориальные уступки Бельгии, Дании, Литве и Польше; потерю Германией всех колониальных владений; выплаты ею крупных денежных репараций; ограничение вооружений

В контексте Версаля были подписаны  договора с бывшими союзниками Германии, в результате которых ряд государств - Польша, Чехословакия, Югославия и Румыния получили значительные территориальные приобретения. Так, Польша включила в свой состав несколько миллионов украинцев и белорусов, а Румыния, получив ряд территориальных приобретений: Южную Добруджу (от Болгарии), Трансильванию (от Венгрии). Бессарабию (от Российской империи), Буковину (от Австрии) увеличила свою  территорию более чем вдвое, население с 7 млн. до 15, 5 млн. человек. Версальская система означала для победивших  государств и их союзников закрепление и международно-правовую легитимацию итогов Первой мировой войны.

В тоже время для проигравших стран, таких как Германия, Россия, Австрия, Венгрия, Болгария и Турция подобная ситуация была в исторической перспективе неприемлемой.

Следует отметить появление подмандатных территорий на арабском востоке,  которые фактически означали замену турецкого господства на англо-французское, что привело к ряду восстаний в Сирии, Ираке, Египте.

На Вашингтонской конференции 1921-1922 гг. с участием США, Великобритания, Франция, Япония был зафиксирован  военно-морской паритет Великобритании с Соединенными Штатами, а также признан принцип "открытых дверей" в Китае. Страны договаривались о неприкосновенности островных владений и территорий на Тихом океане.

Важным итогом Первой мировой войны стало также повышение роли Японии в мировой и региональной политике; без Токио нельзя было решить ни одну серьезную проблему безопасности на Дальнем Востоке.

Первая мировая война ускорила и зафиксировала те процессы, которые происходили в мировой политике и экономике в конце XIX - начале XX века. Соотношение сил  начало стремительно меняться не в пользу Европы. Уже в конце XIX в. Соединенные Штаты превратились в экономическую державу номер один. Например, в 1913 г. по общему объему производства промышленной продукции США опережали Британию в 2,5 раза; производство стали в США в начале ХХ в. равнялось аналогичному производству Германии, Британии, России и Франции, вместе взятых. К 1921 г. европейская задолженность Америке - как государственная, так и частная - достигла  суммы в 15 млрд. долл., а европейская собственность в Южной Америке, принадлежавшая до войны европейцам, перешла в значительной части в руки американцев.[1]

В поисках причины трагического развития мировой политики в первой половине ХХ века, на которую пришлось сразу две мировые войны, обратимся к работе В. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», которая была написана в 1915-1916 гг. В отличие от большинства агитационно-пропагандистских материалов этого автора в духе революционной марксисткой парадигмы, данная книга представляет собой серьёзное политико-экономическое исследование, подготовленное с привлечением большого количества европейских научных источников по экономике, политике и социологии. Тем интереснее содержащиеся в ней факты и выводы.

В. Ленин отмечает, что в конце XIX века обострилась колониальная экспансия промышленно развитых государств. Он пишет, что колониальные владения расширились после 1876 года в гигантских размерах: более чем в полтора раза, с 40 до 65 миллионов кв. км у шести крупнейших держав. Активизация колониальной политики напрямую связана с развитием промышленности и капиталистических отношений. Чем выше развитие капитализма, чем сильнее чувствуется недостаток сырья, чем острее конкуренция и погоня за источниками сырья во всем мире, тем отчаяннее борьба за приобретение колоний.

Раздел мира фактически закончился к концу XIX века, финансовый капитал формирует  международную империалистическую политику, связанную с борьбой великих держав за экономический и политический раздел мира. По мнению В. Ленина, на почве капитализма нет иного средства, кроме войны, для устранения несоответствия между развитием производительных сил и накоплением капитала, с одной стороны, - разделом колоний и «сфер влияния» для финансового капитала, с другой. Ленин солидарен с тезисом, что финансовый капитал хочет не свободы, а господства.

Согласимся и мы, что возникновение идеологии нацизма, приход Адольфа Гитлера к власти в Германии, Мюнхенские соглашения 1938 года и последующие политические события стали следствием глобальных социально-экономических изменений. Вторая мировая война несводима к субъективной роли исторических персоналий.

Однако, на наш взгляд, феномен финансового капитала не отвечает в полной мере на причинно-следственные вопросы кризисных аспектов современной мира. Об этом свидетельствует движение западной интеллектуальной жизни. Вспомним Ф. Ницше, заявившего, что «Бог умер» и на первое место выходит воля нового сверхчеловека; О.Шпенглера, по мнению которого западная цивилизация входит в цикл своего умирания; М. Хайдеггера, ищущего экзистенциальные основы человеческого бытия, и многих других авторов, рассматривающих проблемы существования человека и мира.

Как отмечают некоторые исследователи, «целью Гитлера не было ни установление расы ­ расы господ, ни завоевание мира. Это были только средства для осуществления великого дела, о котором  мечтал Гитлер. Подлинной целью было дело созидания, божественное дело, биологическая мутация. Результатом её должно было стать восхождение человечества, появление человечества героев, полубогов, человекобога»[2].

По мнению самого А. Гитлера, «кто видит в национал-социализме только политическое движение, тот ничего в нём не смыслит. Это даже больше, чем религия, это воля к новому человеческому творчеству. Без биологической основы и без биологической цели политика сегодня совершенно слепа».[3]

С этой установкой связан идейный феномен создания СС как особой организации. С одной стороны, это была личная гвардия А. Гитлера, его отборные войска. С другой стороны, это была кузница кадров политической элиты будущей нацистской Германии, тщательно отобранная по расовому признаку и соответствующим образом воспитанная. Специальным подразделениям СС «Мёртвая голова» была поручена охрана концентрационных лагерей, где проводились изощрённые медицинские эксперименты над заключёнными. По оценке историков, «примерно с 1940 года все сколько-нибудь важные деятели режима, все полицейские чиновники и руководители крупных служб принадлежали к СС или получили в ней в качестве поощрения высокие должности».[4]

Весьма интересным учреждением в нацистской Германии стало общество Аненербе, имевшее в своём составе несколько десятков институтов. Как отмечают исследователи, «кажется, что Германия израсходовала на исследования Аненербе больше, чем Америка на производство первой атомной бомбы. Эти исследования охватывали огромную область, от научной деятельности до изучения практики оккультизма, от вивисекции заключённых до шпионажа за тайными обществами».[5]

Метафизика политического руководства Рейха восходит к восточным, прежде всего тибетским, культам и теософским обществам, откуда позаимствована и символика национал-социализма - свастика. Удивительно, как крест ­ - основной христианский символ, и свастика ­- древнеязыческий символ, совместно сосуществовали в Третьем Рейхе.

Отметим, что командование Вермахта, воспитанное на прусских военных традициях рационализма и дисциплины, не всегда разделяло политические и военные планы Гитлера, но мирилась с ними.

Вот, например, что пишет в своих мемуарах гитлеровский генерал танковых войск Г. Гудериан.

«То, что я считал невозможным, должно претвориться в действительность? Гитлер, который резко критиковал в моём присутствии политическое руководство Германии 1914 г., не понимавшее опасности ведения войны на два фронта, теперь сам хотел, не окончив войны с Англией, начать войну с Россией».[6]

Германский МИД также не всегда разделял воинственных намерений фюрера. Поступали сообщения советских разведчиков о настроениях и разговорах германского посла фон Шуленбурга, военного атташе генерала Кестринга и советника Хильгера. Все они выступали против войны с Советским Союзом, полагая, что она гибельна для Германии. Шуленбург, Кестринг и Хильгер подготовили на имя фюрера меморандум, в котором подчёркивали: война против Советского Союза выиграна быть не может и, более того, способна привести Германию к гибели.[7]

Начало Второй мировой войны было объективным и прямым следствием Версальской системы, зафиксировавшей итоги Первой мировой войны и заложившей противоречия, которые привели в итоге к следующей мировой войне. Однако конкретная конфигурация военно-политических союзов могла выстраиваться иначе. Пакт Молотова-Риббентропа мог оказаться не временным тактическим соглашением, а основой серьёзного геополитического союза между СССР и державами Оси. СССР, благодаря Пакту, решил для себя ряд основных проблем, вернув исторические территории в Прибалтике, западной Украине, Белоруссии, Бессарабии. Для Германии, которая вела в это время затяжную войну с Британией, Пакт развязывал руки для операций в Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Малой Азии и далее в направлении Индии. Германия могла спокойно укрепить своё влияние во Франции, Чехословакии, Польше, на Балканах, добиться более чёткого взаимодействия с Италией и Испанией. И главное, заключённый Пакт позволял немецкому государству избежать войны на два фронта, что ранее привело его к тяжелейшему поражению в Первой мировой войне.

Что толкнуло Гитлера на войну с Советским Союзом? Существует ряд свидетельств, что Гитлера напугали планы СССР в отношении Балканских государств, и он решился на осуществление молниеносной войны против СССР, рассчитывая завершить её в течение двух-трёх месяцев.

Другим объяснением является его приверженность мистическим и геополитическим доктринам, которые проповедовал, в частности, Карл Хаусхофер, имевший большое влияние на А. Гитлера. Как писал этот автор, «...камни, на протяжении столетий отвергавшиеся строителями как бесполезные и мешающие, вновь станут угловыми камнями, которые будут поддерживать границы и на которых будет надёжно покоиться в грядущих столетиях столь необходимое новое здание Европы, и прежде всего её Центра! Но сначала предстоит, разумеется, передвинуть разного рода камни, дабы те не давили своей тяжестью на замурованную жизнь, как сегодня сдавливают её со всех сторон границы немецкого народа и государства».[8]

 

Виталий Журавлев



[1] В.И.Батюк Лекции по истории международных отношений в новое время  www.humanities.edu.ru/db/msg/43489

 

[2] Бержье Ж. и Повель Л. Утро магов: Избранные главы/ пер. с французского. М.. 1991. С.15

[3] Деларю Ж. История гестапо/ пер. с французского. Смоленск, 1993. С.108.

[4] Там же.

[5] [5] Бержье Ж. и Повель Л. Утро магов: Избранные главы/ пер. с французского. М.. 1991. С.68

[6] Гудериан Г.Воспоминания солдата./пер. с немецкого. Смоленск,1998.С.191.

[7] Дамаскин И.А. 100 великих разведчиков. М., 2001. С.347

[8] Карл Хаусхофер. Границы в их геополитическом значении./Классика геополитики, ХХ век :Сб., М., 2003. С.487.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение