Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алексей Власов: Тема Южной Осетии для России не периферийная

14.11.2010

Автор:

Теги:
Алексей Власов: Тема Южной Осетии для России не периферийная
  

Несмотря на колоссальные трудности последних 20 лет, в Южной Осетии сохранены институты государственности, действуют Университет, Научно-исследовательский институт, системы школьного и дошкольного образования, социального обеспечения, культурные институты и т. д. О том, смогут ли эти факторы сыграть позитивную роль в повышении авторитета Республики на международной арене в интервью ИА «Рес» рассказал директор Информационно-аналитического центра МГУ по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов.

- Уважаемый Алексей Викторович, Вы первый раз приехали в нашу страну, но знакомы с ее политической проблематикой. Какое общее впечатление у Вас об акторах внутреннего политического пространства?

- Однозначно можно сказать, что если у государства, у правительства, у народа присутствует идеологический стержень, то можно рассчитывать, что в будущем эта задача будет выполнена.

Заметно, что много проблем в социальной сфере, не завершен процесс восстановления разрушенного во время грузинской агрессии города, и видно, что комплекс социальных проблем в ближайшем будущем станет ключевым критерием, определяющим оценку степени успешности строительства независимой Южной Осетии. Вот два полюса: первый – это безусловное единение общества вокруг идеи независимости, а второй – нерешенность основных проблем и незавершенность процесса восстановления. Повестка дня таким образом на ближайшее будущее определена.

- С кем можно сравнить Южную Осетию – со странами с более развитой политической культурой или с менее развитой?

- Я думаю, что Южная Осетия – это особый случай. По численности населения это компактная страна, где политические процессы можно рассматривать буквально сквозь призму каких-то семейно-бытовых отношений. Россия, например, огромная страна с развитым бюрократическим аппаратом, давними традициями гражданского общества. Но, на мой взгляд, Южной Осетии близок пример Абхазии, то есть государства, которое в силу общественно-политических причин оказалась в таком же положении, что и Южная Осетия. Я думаю, что именно с ней можно сравнивать процесс по темпу и динамике партийно-политического строительства в Южной Осетии.
Нельзя построить дом, не построив фундамент. Сейчас, мне кажется, идет строительство фундамента, и начинают возводиться стены. Конечно, само здание югоосетинской политики еще далеко от завершения.

- Есть мнение, что Южная Осетия не предпринимает достаточных усилий для своего позитивного позиционирования на международной арене. Между тем, в отличие от многих признанных государств – членов ООН и других авторитетных международных организаций, в Южной Осетии положение дел по целому ряду вопросов гораздо более благоприятное. В частности, смена власти происходит только с использованием механизмов, предусмотренных действующим законодательством, за эти тяжелые 20 лет, несмотря на колоссальные трудности, сохранен Университет, Научно-исследовательский институт, сохранена система школьного и дошкольного образования, культурные институты, система социального обеспечения, в 2007 году мы частично вернулись к бесплатному здравоохранению и т.д. Смогут ли эти факторы сыграть позитивную роль в повышении авторитета республики, в изменении отношения к ней со стороны зарубежных государств, или главное все-таки геополитические интересы больших игроков?

- Южная Осетия действительно показывает пример достаточно эффективного строительства демократических институтов в крайне сложных и тяжелых условиях, связанных с известными событиями, с последствиями военной агрессии Грузии в августе 2008 года, а до этого фактически в условиях блокады со стороны Грузии. Но нужно признать, что ресурсов Южной Осетии недостаточно для того, чтобы она в современном информационном глобальном мире стала знаковой темой помимо контекста конфликта между Россией и Грузией в августе 2008 года. Ни Интернет-ресурсы, ни печатные СМИ не могут в условиях системного выбора уделять внимание Южной Осетии, которого было бы достаточно для того, чтоб и в информационном пространстве страна позиционировалась как самостоятельное, значимое, известное государство, обладающее какими-то элементами в своей политической, социальной истории, способное заинтересовать читающую публику на Западе. Это можно сделать только через Россию. Здесь вопрос заключается в следующем. Приезжают сюда, насколько я знаю, и редактора крупных российских газет, и серьезные фигуры нашего медийного мира, особенно после августа 2008 года. Но, насколько мне известно, практически ни один проект не доведен до конца. Здесь просто нужно провести аудит этой проблемы и понять, в чем загвоздка. В том, что недостаточно настойчиво предлагает какие-то проекты осетинская сторона? В том, что у нас медийная элита прагматично настроена и то, что не может принести больших денег, их не интересует? То и другое? Я глубоко уверен, что проблему нереализации или неполной реализации договоренностей надо искать не во внешних наших недругах, а в самих себе. В этом я глубоко уверен. Южная Осетия и Россия должны активнее сотрудничать в информационном плане, и никто нам в этом помешать не может.

- Какие шаги, на Ваш взгляд, нужно предпринять в первую очередь?

- В первую очередь, надо понимать, что Интернет – это тот инструмент, который способен любую идею продвинуть среди достаточно большого количества пользователей. Войны, в том числе и информационные, выигрываются на Интернет-поле. Но представленность Южной Осетии в Интернет-пространстве невелика. Это связано и с недостаточным развитием в Южной Осетии доступа к Интернету, и с тем, что нет совместных проектов с Россией, которые были бы ориентированы на западную аудиторию. Зачем пропагандировать идею Южной Осетии в России, которая и так поддерживает Южную Осетию, или, скажем, в Северной Осетии? Надо понимать психологию западного пользователя и создавать целенаправленные Интернет-проекты через Россию, которые бы были ориентированы, скажем, на страны Скандинавии, на страны СНГ, на страны Азиатско-тихоокеанского региона, которые бы позиционировали Южную Осетию с учетом менталитета тех пользователей, которые потенциально могут создать в тех странах общественное мнение, благоприятствующее признанию.

- Где мы можем искать ресурс для этого?

- В Росси достаточно экспертов, специалистов, которые бы могли такого рода задачи решать. Но для этого должно быть очень серьезное межправительственное оглашение, или соглашение между президентами, или главами их администраций, или между депутатским корпусом двух стран. Но вопрос в политической воле. Потому что я знаю, не всегда эффективно расходуются деньги, идущие на восстановление, на многие другие цели. Чтоб Южная Осетия постепенно прорвала эту блокаду непризнания, нужна стратегия информационного продвижения позитивного образа Южной Осетии, в том числе и среди тех стран, которые пока негативно относятся к самому факту выхода Южной Осетии из состава Грузии. Зачем искать друзей среди друзей, если понятно, что поле, на котором нужно работать – это те страны, которые нейтрально относятся к Южной Осетии.

- Парламенты Южной Осетии и России подписали соглашение о сотрудничестве, есть межправительственное соглашение... Какие дальнейшие шаги в этом направлении могли бы быть полезны?

- Нужно наполнить реальным содержанием эти документы. Это функции и законодательной, и исполнительной власти. Подписать можно любой документ. Вопрос в том, кто будет исполнять договоренности, достигнутые парламентариями. Я знаю, как работает наш аппарат парламента, думаю, что и у вас есть определенные проблемы с выполнением принятых решений. Нестыковка возникает там, где может быть блестящий документ, но нет исполнителей, технологии исполнения, финансов. Хотя я вас уверяю, создание ресурса «Россия – Южная Осетия» потребует лишь 6-7 тысяч долларов.
Я не думаю, что вопрос в деньгах, тема Южной Осетии не периферийная для России, поверьте мне. Здесь есть какие-то темы, в которые я не посвящен, или, к сожалению, на уровне инструментария технология не предусмотрена.

- В последние дни в осетинском медиа-пространстве актуальной стала тема пагубной роли ОБСЕ в развязывании войны 2008 года, и большинство участников обсуждения сошлись во мнении, что ОБСЕ нельзя вновь допускать на территорию Южной Осетии. Каково Ваше мнение?

- Председателем ОБСЕ является Казахстан. Уже в этом работа ОБСЕ ведется совсем в другом ключе. Я контактирую с казахстанским МИДом и вижу, что многое зависит от того, какая страна председательствует. Поэтому я бы не сказал, что ОБСЕ заведомо играет негативную роль. Многое зависит от того, какая ситуация складывается внутри этих интеграционных структур. Но в целом противостояние России и Запада по теме Южной Осетии, безусловно, будет сохраняться в ближайшее время. Я не верю, что ОБСЕ готова к тому, чтобы воспринять реалии и понять, Южная Осетия уже государство, которое уже прошло точку невозврата. Можно минимизировать эту конфликтность, но снять ее полностью, на мой взгляд, маловероятно.

Инал Плиев
Версия для печати

Постоянный адрес статьи:
http://cominf.org/node/1166485178

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение