Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Патриотизм возможностей

17.04.2008

Автор:

Теги:


«Технология мечты» - когда книга с таким интригующим названием появляется сначала на слуху, а затем на ладони, бессонная ночь обеспечена. Прежде всего - неравнодушным к происходящим в стране политическим процессам казахстанцам. Однако формулы государственного успеха, выведенные руководителем Экспертного центра национальной стратегии кандидатом экономических наук Адилем Тойганбаевым, будут, безусловно, полезны не только читателю зоны kz, но и ru, kg, uz... Всем, кто лишь недавно обрел свободу самому созидать свое будущее, но не желает жить втиснутым в колониально-сырьевые рамки интересов «мировых лидеров» дня сегодняшнего. Потому что есть еще завтра, и оно ждет только истинного патриота. С этим не поспоришь, хотя вышеназванная книга уже вызывала полемику. И вопросы. На некоторые из них мы попросили ответить автора.

ЛИТЕР-Неделя: Около 17 лет Казахстан использует в качестве национальной идеи формулу «стабильность + многовекторность». Вы, по сути, вносите в нее пока однобоко работающий у нас элемент - патриотизм. То есть предлагаете от штамповок сувенирных юрт для туристов перейти к созданию патриотически мыслящей политической элиты. Если уже есть «Технология мечты», то, значит, можно разработать и «Технологию патриотизма». Помимо создания национального телеканала как, на ваш взгляд, еще научить нас родину любить?

А.Т.: «Научить» любить родину можно одним-единственным способом. Показать, что жизненный успех каждого гражданина Казахстана элементарно привязан к развитию самой страны. Можно и в примитивном государстве третьего мира торговать минералами более или менее успешно, более или менее защищенно. Но в развитом государстве растут шансы долгосрочного, перспективного бизнеса и одновременно формируются гарантии его неприкосновенности. Возникают возможности прикладывать свои таланты в полной мере, не думая о завтрашнем дне, не занимаясь переводом теневых активов за границу. В развитом государстве есть спрос на знания талантливого парня, который сегодня может работать на стройке разнорабочим, отправляя одно за другим резюме программиста в Калифорнию. Резюме будущей национальной гордости Америки.
Не надо упрощать, конечно. Но главная задача - сделать Казахстан страной, где существует активный спрос на жизненную реализацию. Тогда совершенно естественна будет любовь к такой стране, а не к призрачным проектам «какой она могла бы быть» или дальним берегам, где «все, конечно же, не так».
Только вера и знание, что «я нужен своей стране», создадут предпосылки для патриотизма. Никакому телеканалу, никакой пропаганде в наш информационный век это сделать не под силу. У нас есть сегодня четкий выбор между патриотизмом химер и патриотизмом возможностей. Технология мечты - это четкая, прагматическая программа на самом деле. «Ты нужен здесь». Тот, кто нужен, учится любить.

ЛИТЕР-Неделя: Казахстан пока похож на парня с заправки, вставляющего пистолет в бензобак красивой машины, управляемой крутым «европейцем». Но парня, амбициозно мечтающего сесть завтра за такой же руль и говорить на равных. Вот только та ли это мечта? Вы утверждаете, что не та - нам впихивают чужие иллюзии. И напоминаете: успеха добились те страны, которые проводили модернизацию на основе национальной этики и национальной культуры. В чем соль этой этики? И как можно использовать для модернизации культуру?

А.Т.: Быть собой - самый простой выбор. Но быть собой можно необязательно в пещере... По-настоящему выбор становится возможен тогда, когда это результат знания мира, а не бегства от него. Путешественник, проведший годы в странствиях, ищет одно - родину. Только пресытившись мировым культурным ассортиментом, ощущаешь вполне оправданную ностальгию - а как это можно сделать у нас? Как в наших условиях воплотить мировые стандарты качества жизни так, чтобы это был не перенимаемый, не заимствованный на стороне, а настоящий национальный стиль?
Быть собой и одновременно знать мир - основа для того, чтобы сопоставлять. В таком сопоставлении и возникает, высчитывается алгоритм национального.
Культура является в этом случае основным несущим элементом строительной конструкции. Отличительным элементом. Но база - мировая конкурентность нации.Иногда эти вещи путают, и в результате получается второсортная нелепость.

ЛИТЕР-Неделя: «Религия остается единственной силой, меняющей поле истории», - утверждаете вы. Но не кажется ли вам, что религии уже истратили свой прогрессивный запал, дробясь на единственно претендующие на истину секты, большие и маленькие? А главное, религии стали всего лишь политической картой, разыгрываемой в местах большого скопления природных богатств и наркотиков?

А.Т.: Религии дробились на секты всегда и всегда использовались для прикрытия не самых честных в отношении народов политических проектов. Это одно из отрицательных следствий их исключительного воздействия на души людей. Но такой негатив не исключает и огромного ресурса солидарности, жизненной стойкости, мотивации наших долгосрочных дел на земле, который заключен в религии. Мне кажется, грамотное использование этого позитива делает государство надежнее и крепче. Это отличительная черта всякого «большого государства», всякой исторической империи. При этом мы говорим не о бесконтрольном вмешательстве конкретных конфессий в общественную жизнь или в национальное образование.
Такие попытки есть. Но их перспективой стали бы умаление нашей способности восприятия мира, средневековая замкнутость и взаимная агрессия. Это путь назад. Идеальным вариантом я вижу другое положение дел - когда в рамках не конкретного вероисповедания, а общей гражданской религии есть понимание о том, что жизнь на земле - не случайна. Что все мы - часть большого и одушевленного мира, и в отношении каждого из нас у него есть свой конкретный план. И в рамках такого понимания уже могут мирно и с достоинством, не теряя себя, взаимодействовать казахстанцы разных конфессий, отмечая праздники основных представленных в Казахстане религий. Политика президента в отношении религий, принципиальное выделение им этого вопроса мне кажется верным шагом в таком направлении.

ЛИТЕР-Неделя: Кроме того, на ваш взгляд, начался «новый виток цивилизации», которая «снова ищет свет в религии». Но свет ли это, когда мир переживает откат в парадоксальное средневековье и темный фанатик легко, на уровне «тыка», пользуется техникой 21-го века (джипы, новейшее оружие, спутниковая связь и т.п.), чтобы «менять поле истории»?

А.Т.: Откат в парадоксальное средневековье - не единственный возможный итог этого витка. Естественно, в каждой исторической развилке есть риск. И этот риск сегодня серьезен. Поэтому мы и говорим о необходимости вдумчивого и профессионального подхода к религиозной теме, для государства в первую очередь. Отрицать актуальность религиозной темы в целом - значит отдать ее на откуп харизматическим, но весьма недалеким вожакам. Которые, вы правы, пришли к нам из прошлого. Причем не из нашего прошлого.

ЛИТЕР-Неделя: Казахская молодежь отдана на откуп зарубежным миссионерам, считаете вы. Но есть ли в нашей ментальности та традиционная религиозная основа, на которой уже много веков стоят те же арабы, китайцы или немцы? Ведь когда-то здесь практиковался культ Тенгри, досоветский период являл собой синтез аруахов и Аллаха, в постсоветский идет активный выброс на свалку атрибутов национальной духовности и даже Наурыз некоторые молодые казахи с талибской нервностью не считают мусульманским праздником. Где же нам искать своих учителей?

А.Т.: Многовекторность казахского духовного мира - исторический факт, в нашем историческом мировоззрении нет той цивилизационной и религиозной однозначности, которая есть, скажем, у наших южных соседей. Но это не повод бесконечно рассуждать, куда могла бы повернуться ось нашей судьбы при соблюдении тех или других условий.
Мы имеем эту многовекторность, с ее плюсами и минусами. Надо признать это и не стоять на месте.
У кого нам учиться? С таким вопросом легко прожить всю жизнь, теряться в догадках, опасаться чьего-то влияния. Мне по душе выбор молодой, любознательной нации. Чтобы подняться и остаться при этом в равновесии, нам нужно учиться у всех.

ЛИТЕР-Неделя: Насколько в этом плане оптимистичны усилия, предпринимаемые Астаной, по диалогу традиционных конфессий? И каким путем, на ваш взгляд, человечество может прийти к гармоничному слиянию религий, созданию единой планетарной духовности?

А.Т.: Усилия верные, но недостаточные. Верно обозначив цели, руководство Казахстана недооценило теоретическую работу для обеспечения диалога религий, многое отдано на откуп бюрократическому ресурсу, многое остается в тени помпезных, ненужных мероприятий и церемоний.
Но это, несомненно, одно из лучших наших начинаний, даже несмотря на то, что исполнение далеко не идеально. Будущий Казахстан получает возможность от экспорта углеводородов перейти к экспорту стабильности. Стать инициативным центром выработки компромиссных решений. Что обеспечит нам качественный и креативный международный рейтинг.

ЛИТЕР-Неделя: Вы первый и единственный, пожалуй, казахстанский политик, столь смело затронувший табуированный национальный вопрос и при этом не упавший в горячечную риторику, обозначая наши проблемы в этой сфере. Какой реакции вы ждете, говоря об угрозе хронических межнациональных конфликтов, окрашенных расслоением на богатых и бедных, о предпосылках национального проигрыша, о чужих на своей земле?

А.Т.: Хотя бы и паники, хотя бы и ненависти. Только не благодушия. Мы должны говорить о конфликтной теме сочетания национального расслоения с социальным, как минимум, откровенно. Если я предлагаю конкретные решения, то это не значит, что считаю их единственно верными. Но что это точно означает - уже пора не просто признавать существование проблемы, время предлагать и рассматривать конкретные ее решения. Но все, что высказывается, конечно, предполагает готовность к диалогу.

ЛИТЕР-Неделя: Вы пишете, что у нас нет американской культуры патриотизма, а есть американская культура потребления и нам нужно развивать казахскую культуру 21-го века. Какой вы видите ее? А также каким видите национальное ремесло?

А.Т.: Казахская культура должна и способна быть конкурентоспособной в национальном и мировом смысле. Я вижу ее возможности в стиле нападения, в амбициозном и агрессивном, даже вызове мировым стандартам. Единственное, что неприемлемо - государственная, «советская», принудительная популяризация языка и культуры. Это вызовет как минимум скуку, как максимум - отторжение. Это не оставит нам надежды на казахское свершение. Молодое, дерзкое и острое.
Если говорить в общем, то я скорее сторонник того, чтобы казахскую культуру популяризировали молодые люди, находящиеся в профессиональном отношении на уровне мировых стандартов. А государство создавало бы для них плановые участки работы и содействовало бы их вовлечению, видело бы в этой работе залог своей собственной перспективы. Это же относится и к национально ориентированному бизнесу.
Что касается казахского ремесла в мировом разделении труда, то его определение - уже половина успеха. Начертание собственного, единичного пути в современности. Отказ от шаблонов, трафаретов, дешевых мифов. Идя к этому решению, мы неизбежно начинаем понимать самих себя. Решение же может быть принято только в ходе серьезной совместной работы культурных, политических и бизнес-элит. Важно, чтобы они хотя бы начали вместе думать на правильные темы.
Если немного конкретнее, то, мне кажется, решение по-любому лежит в плоскости интеллектуальных технологий, в этом убеждают и выводы о судьбе наций, звучащие в других странах СНГ. Причем, вполне возможно, это будут такие интеллектуальные технологии, которые вообще сегодня не существуют. Приоритет великих задач - это ориентироваться на проблемы послезавтрашнего дня. Это обеспечивает необходимый нам исторический разгон.

ЛИТЕР-Неделя: Вошедшие в книгу статьи 2005 года содержат дифирамбы нашему «передовому кредитно-инвестиционному рейтингу» и экономическому лидерству в СНГ. Тогда это действительно виделось так. А сегодня, когда эпоха попутного ветра закончилась вместе с американским ипотечным кризисом, что вы скажете о национальном проектировании?

А.Т.: Что оно будет проверено на крепость. Я с самого начала предупреждал об этом, говорил о готовности к неизбежным испытаниям. Это красной нитью прошло через большинство статей на тему национальной идеологии. Мы слишком обессилены, мы изнурены собственными благополучными условиями.
Эпоха попутного ветра еще не закончилась, просто меняется сила этого ветра. Мы должны быть готовы к намного более обстоятельным испытаниям.

ЛИТЕР-Неделя: В своей книге вы проводите жесткий анализ партийной жизни Казахстана, достоверно рисуя серую картину матрицы административных кадров и аппаратных интриг. И предлагаете новый для нас тип партии - безлидерский, более корпоративный, генератор идей от профессиональной политической элиты. И, по сути, ваша книга легко тянет на программное заявление такой центристской партии и есть даже проект профессиональной партии - ничего подобного (логичного и подробного) казахстанская оппозиция не удосужилась написать ни в одни из выборов. Можно ли трактовать «Технологию мечты» как политическую заявку?

А.Т.: Разумеется, это делалось не из желания «поделиться мыслями на досуге». «Технология мечты» - это политическая заявка. Но я не стал бы ограничивать проблему собственными личными амбициями. Эта книга - приглашение к диалогу. Возможно резкому, но диалогу по существу. Это выстраивание площадки, на которой впоследствии, усилиями многих, в том числе и сегодняшних противников, возможно начало большого проектного строительства. Мы должны определиться с приоритетами, превосходящими сегодняшние разногласия. Такие приоритеты найти крайне просто - они должны не терять актуальность на протяжении жизни как минимум трех-четырех поколений...

ЛИТЕР-Неделя: Ваша политтехнология предлагает замену совкового политического чиновника на креативного политического менеджера. Во все «эпохи перемен» это ставило прогрессивные силы перед выбором пути: эволюция или революция? Первое долго и этим умножает риски, второе - вообще сплошной риск. Вы в своей книге предлагаете ускоренную пятилетнюю селекцию и корпоративный развод по профессиям: управленец - политик. Есть ли примерные воплощения этой идеи, другие страновые прецеденты?

А.Т.: Вот что должно нас занимать в последнюю очередь, так это внешние прецеденты. Выискивать их - форма комплекса национальной неполноценности. Если их нет - замечательно, значит, мы будем первыми.
На самом деле Экспертный центр готов представить сопоставительный анализ мировой практики законных и подзаконных актов, связанных с ограничениями, подобными тем, которые предлагаются в «Системе социальных лифтов». Но банального совпадения здесь не будет - у каждой страны своя специфика. Наша казахстанская проблема в том, что нельзя верить в естественную селекцию, клановая система слишком сильна и неприспособлена, а потому враждебна к изменениям. Селекция у нас будет либо никакая, либо принудительная.

ЛИТЕР-Неделя: «Отсутствие альтернативы отцу-основателю - показатель того, что следующей будет неличностная система», прогнозируете вы 2013 год. А также сравниваете две корпорации власти: Назарбаева и Путина, где первый - архитектор, вынужденный в результате «шокирующего опыта» держать свои творческие амбиции в казахстанском узилище, а второй - больше охранник, зацикленный на эффективном решении задач. Какая система власти, на ваш взгляд, сегодня более прогрессивна: российская или казахстанская?

А.Т.: И та, и другая системы - инерционны, они с большим или меньшим КПД доедают ресурсы системы коммунистической. Даже развитие бизнес-проектов происходит на неизменном фундаменте государственного капитализма. Инерционные системы не могут быть прогрессивными, они могут лишь быть более или менее эффективны.
Учитывая второй, уже успешный опыт проведения операции «Преемник», назвал бы российскую систему более эффективной. Это не означает неспособность Астаны действовать в том же направлении. Возможно, она даже на деле окажется эффективнее. Но на сегодняшний день эффективность российской системы - как минимум наглядна.

ЛИТЕР-Неделя: Книга «Технология мечты» не только оформлена по высшему классу - в Казахстане, пожалуй, такой собственной продукции по пальцам перечесть, но и - что, согласитесь, редкость в наше время - необычайно мастерски написана. Краткость, тезисность и даже трактатность гармонично слиты с образностью и живостью слога. Более того, многие мысли, звучащие в книге, цепляют афористичностью, к примеру: «Спокойствие жизни - не та святыня, за которую жизнью платят». Насколько широк ваш литературный опыт?

А.Т.: Я считаю для себя обязательным изучать как минимум политическую классику, независимо от собственного отношения к идеям, в ней изложенным. Уже исходя из этого, приходишь к убеждению, что политическое мастерство - это не примитивные рекламные разводки, не профессиональный обман, как нам часто кажется. Что есть за политикой нечто более возвышенное и строгое, то, чему по-настоящему посвящают жизнь, то, о чем создают философские системы. Уинстон Черчилль сказал о настоящих политиках, что они думают не о будущих выборах, а о будущих поколениях.

ЛИТЕР-Неделя: Теперь, когда книга вышла в свет и вы увидели ее со стороны и уже знаете первые впечатления людей авторитетных, какую главу вы добавили бы к ней?

А.Т.: Я обязательно скажу об этом в следующей книге. С этого она и начнется.

Петр КАРАВАЕВ, Алматы

ЛИТЕР


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение