Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан и ЦАР: племя молодое и незнакомое...

04.11.2010

Автор:

Теги:

Выступление Алексей Власова "Новые вызовы и риски для Казахстана и ЦАР". Алматы.

***********************************************************************

 

Уважаемые дамы и господа, я рад присутствовать на  встрече, которая, с  моей точки зрения, может сыграть  важную роль в определении  на экспертном уровне наиболее значимых тенденций развития Казахстана и стран центрально-азиатского региона. Мы, наверно, слишком привыкли обсуждать такого рода темы на открытых экспертных встречах,  когда необходимо учитывать некие имиджевые моменты, дабы не обидеть хозяев и  гостей. Но сейчас, безусловно, есть возможность для более откровенного и  честного разговора о ситуации в стране и  регионе, учитывая, что в каком-то смысле ЦАР - зеркало тех процессов, которые происходят на  постсоветском пространстве в целом. 
      В чем состоят общие моменты для всего региона, которые можно обозначить  как новые тенденции развития?

Казахстан и регион молодеет. Всё большую роль начинают играть  возрастные группы, которые формировались в эпоху независимости, не имеют опыта "советского общежития", и по  большинству параметров ментально отличаются от среднего и старшего поколения. За общими фразами о преемственности и сохранении традиций, теряется потребность в более глубоком изучении особенностей этой возрастной страты.

 Фактор второй - рост национального самосознания, который происходит, в том  числе, внутри этой молодежной группы, причем рост национального самосознания зачастую сопряжен с развитием различных форм бытового национализма. Я бы не стал все списывать на ошибочную политику со стороны государства, хотя  и это, безусловно, имеет место быть, в том же Кыргызстане. Необходимо помнить, что джин национализма достаточно  просто  выпустить из бутылки, но много сложнее загнать его обратно. Последняя история с Козловым, на мой взгляд, из того же ряда событий.

Я бы учитывал  ещё один важный фактор - это поколение Х не имеет исторической памяти о первой волне всплеска национализма на рубеже 80-90х годов XX столетия и тех  трагических последствиях, которые за этими событиями последовали.То, что мы недавно наблюдали на юге Кыргызстана, на мой взгляд, полностью  подтверждает эту гипотезу.

Разрушение постсоветского пространства в масштабах отдельно взятого центрально-азиатского региона происходит за счет ослабления прежних связей в социокультурной, гуманитарной, образовательной среде. И даже русский язык, который прежде выполнял важнейшую коммуникативную функцию на межэтническом уровне, теперь в целом ряде стран резко теряет свое прежнее поле  влияния. 
     Второй фактор - процесс внутренней поляризации и политизации населения,  которая особенно ярко проявляется на примере Кыргызстана, что убедительно  демонстрируют данные опросов общественного мнения, проведенные "Фондом  общественного мнения" накануне парламентских выборов в этой стране. Около 70% опрошенных заявили о потребности в новых идеях и новых лицах. Между тем, итоги избирательной кампании продемонстрировали прямо обратные тренды. У власти осталось прежнее поколение элиты и хотя лозунги, с которыми они шли на  выборы были несколько модернизированы, это не снимает вопрос о том, насколько  реально удовлетворен спрос общества на обновление политического класса. Тем  более что и в Казахстане, и в Узбекистане, и в Киргизии элита охотно  использует термин "стабильность" для того, чтобы обеспечить  собственную несменяемость. 
         В Киргизии эта тенденция проявлялась рельефнее в условиях глубочайшего социоально-политического кризиса. Но было бы не менее интересно посмотреть по социологии, насколько эти факторы работают применительно к более устойчивым, стабильным государствам, таким, как например, Казахстан. Есть ли объективный  спрос на обновление элиты? И если да, то каким выглядит идеальный политик  будущего? Здесь как раз я бы хотел подойти к очень важному, на мой взгляд, вызову, который наиболее отчетливо проявляется на казахстанском примере.

Речь идет о том, что система власти в Казахстане остается моноцентричной и горизонты планирования фактически замкнуты на фигуре национального лидера, который  является гарантом стабильности как с точки зрения всей государственной  системы, так и арбитром по отношению к участникам внутриэлитных конфликтов. И здесь вопрос - как перевести непубличную конкуренцию, которая сейчас развивается в ближайшем окружении президента Казахстана в открытые, публичные формы. Сделать казахстанскую политику более цивилизованной с точки зрения методов и инструментов борьбы, тем более что, на мой взгляд, не будет преувеличением сказать, что самая успешная в экономическом плане страна региона сейчас стоит на развилке, выбирая модель либо модернизации, либо стагнации, которую ей предстоит ещё пройти в ближайшие 5-7 лет. Этот выбор может оказаться значимым не только для Казахстана, но и для всего региона в целом.

  И, наконец, четвертое. Мне кажется, что развиваются процессы отчуждения, в том числе, и  внутри самого центрально-азиатского региона, что заметно не только на примере конфликта между Узбекистаном и Таджикистаном. Долгое время считалось, что "экономика вылечит все", и что в будущем интеграция  центрально-азиатского региона станет развиваться, отталкиваясь, прежде всего, от потребностей экономического взаимодействия.

Но, на мой взгляд, и сейчас это уже очевидно, каменем преткновения остается тотальное отсутствие общей идеи, идеологии региональной интеграции, без которой субъективные факторы, в том  числе касающиеся отношений между элитами центрально-азиатских государств, будут препятствовать реализации любых, даже самых назревших проектов, будь то  сфера водных ресурсов, землепользования или сфера транспортной коммуникий. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение