Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Глобальный выбор. Ч.2

29.10.2010

Автор:

Теги:

Вступление в НАТО

Именно этот сценарий рассматриваетсянаиболее активной частью российского истеблишмента как самый благоприятный. Намсулят место равноправного партнера среди передовых держав современного мира. Нотак ли это? Действительно ли тот образ будущего, который рисует перед намиИНСОР, найдет свое отражение в реальности? Попробуем проанализировать имеющуюсяв нашем распоряжении информацию и ответить на эти вопросы.

Первоеи, пожалуй, самое главное– надо честно признаться самим себе – ждут ли нас в Альянсе? Анализ западныхпубликаций показывает, что далеко не все будут рады видеть Россию в качестверавноправного члена НАТО, это относится как к элитам стран бывшего ВаршавскогоДоговора, так и к куда более значимым представителям западной элиты.  И если мнением первых, ради «общих» интересов,как это водится в англо-саксонском мире, можно пренебречь, то как быть совторыми? В докладе экспертной группы под редакцией М. Олбрайт прямо заявлено: «НАТО – региональная, а не глобальная организация; ееполномочия и ресурсы ограничены, и у нее нет желания брать на себя задачи,которые могут быть успешно выполнены другими организациями и странами». Как этовяжется с предлагаемой ИНСОРом концепцией построения глобальной системыбезопасности «От Ванкувера до Владивостока» и «новоймногофункциональной системой коллективной безопасности евразийского масштаба» -не понятно.

Второе. А целесообразно ли вообще говорить овозможности построения системы безопасности евразийского масштаба  и при этом не учитывать фактор Китая? ИНСОРдавно грешит тем, что старается не рассматривать китайскую карту, как будто инет никакого желтого дракона, который вот-вот войдет в число самых передовыхдержав современности, что вкупе с его населением и идеологией национальногопревосходства делает его главным игроком на международной арене. И еслисмотреть на проблему под этим ракурсом, то получается, что вхождение России вНАТО создает не систему безопасности «От Ванкувера до Владивостока», а наоборот– этот процесс влечет за собой появление среды небезопасности иантибезопасности на всем Евразийском континенте. Ведь членство России в Альянсевлечет за собой качественное изменение геополитической и геостратегическойконфигурации на планете.  Это связано в первуюочередь с появлением  общей границы,протяженностью почти в 4 тыс. км. между НАТО и КНР, а так же с возможностьюразмещения третьего позиционного района ПРО, но уже не в Чехии и Польше, а натерритории русской Сибири и Дальнего востока.

Но если начнетсяподготовка к реализации планов о совместной стратегической ПРО, то весьмавероятна игра Китая на опережение. Ведь в случае размещения ракет-перехватчиковна территории России, Китай попадает в кольцо окружения. Это два позиционныхрайона на Аляске и Калифорнии, свыше 20 крейсеров с системами Aegisна борту,  курсирующих в Тихом Океане,две РЛС раннего обнаружения в Калифорнии и на Алеутских островах , батареи THAADнепосредственно на территории США,  и вдовершение этого, GBI на Дальнем Востоке,способные перехватывать ракеты, направленные против США, на догоняющейтраектории. Все это похоже на сказку, но в докладе ИНСОРа построениюколлективной системы ПРО посвящен целый раздел, словно авторы пытаются купитьэтим западных партнеров. Приведем цитату:

«Вместе с тем, мобильность является уязвимым местом, т.к. достаточнотяжелые и громоздкие системы ПРО, необходимые для борьбы со сложнымибаллистическими целями, не могут быть размещены на мобильных средствах. Поэтомузадача создания стационарных объектов ПРО на определенном этапе вновь станетактуальной. России есть что предложить для ее решения».

Думается, что попрочтении этого абзаца из доклада «О перспективах отношений России и НАТО», ниу кого не остается сомнений – ЧТО именно Россия может предложить, и что когдаречь заходит о «сложных баллистических целях» и «стационарных объектах ПРО», торазговор идет отнюдь не о ПРО ТВД, а именно о системе ГлобальнойПротиворакетной обороны.

Китайское руководствов состоянии понять, что вслед за этим «Шахом» в любой момент может последовать«Мат» в виде безответного ядерного удара. И предпримет опережающие меры,которые могут обернуться для мира ядерной катастрофой. Это могут быть меры какэкономического, так и военного воздействия, благо у Китая только в приграничныхс Россией Пекинском и Шеньянском военных округах имеется полумиллионнаявойсковая группировка.   Так что все разговоры о построении системыЕвразийской безопасности без учета китайского фактора являются фикцией, неимеющей оснований в реальности.

Третья сложность касается перспективы развития самогоАльянса. Как подчеркивают в своих работах идеологи объединения с Европой и вступленияРоссии в НАТО С.А. Караганов и И.Ю. Юргенс, будущее самого альянса остается подвопросом. Это связано в первую очередь с несовпадением позиций Европы и США помногим острым проблемам. И, по мнению уважаемых экспертов, Россия своимвступлением способна вдохнуть новые силы в увядающий Альянс, где две трети государствне в состоянии взять на себя бремя по выполнению расходных обязательств на«Общие нужды». Но здесь уже сама Россия должна определить для себя – хочет лиона стать топливом для останавливающегося локомотива НАТО, и, сжигая себя, датьвозможности для дальнейшего развития Альянса?

Четвертое. И в России и на Западе понимают, что вближайшие 5-10 лет вступление России в НАТО не возможно, так как необходимопровести большой объем подготовительных работ по повышению оперативнойсовместимости сил и средств, подготовить общественное мнение, пойти на взаимныеуступки для достижения компромисса. На первом этапе взаимодействия, ИНСОРомпредлагается схема, получившая название «Союз с Союзом». Звучит это красиво ивроде бы ни к чему не обязывает. Но давайте попробуем разобраться с этимвопросом подробней.  В процессеподготовки к вступлению в Североатлантический альянс в рамках взаимодействия«Союз с Союзом», России будет предложено пойти на некоторые уступки в целяхповышения «Общего уровня безопасности в Европе и России», например поучаствоватьв создании коллективной ПРО, о чем говорили на выездном заседании Мюнхенскойконференции по безопасности в Москве представители европейских государств вответ на предложение президента Медведева о создании Договора о европейскойбезопасности (ДЕБ). Или же прекратить сотрудничество в военно-технической сфересо странами, не поддерживающими дружеские отношения с НАТО, как это произошло,например, с Ираном.  Вслушиваясь в словаЗбигнева Бжезинского: «Россию следует включить в масштабную глобальную сетьбезопасности. Это некоторым образом может помочь ослабить ее имперские амбиции»и, сопоставляя их с предложениями о создании «Союза с Союзом», можно сделатьвывод о том, что в рамках такого взаимодействия, внешняя политика России(«имперские амбиции») будет существенно ограничена, но в случае угрозы состороны третьих стран, наша страна не сможет рассчитывать на военную помощь отНАТО в рамках статьи 5 Вашингтонского договора, так как попросту не будетявляться полноправным членом Альянса. Иными словами  схема «Союз с Союзом» представляет собойуступку нашим партнерам без ответных действий с той стороны.

Пятое. В качестве доказательств готовности российскогообщественного мнения к обсуждению вопросов о вступлении в НАТО, ИНСОР приводитстатистику об изменении отношения к альянсу со стороны российского населения. Ноприведенные данные свидетельствуют лишь о том, что россияне готовы кконструктивному сотрудничеству с партнерами, и если взять данные того же ВЦИОМАоб отношении граждан к Китаю, то картина будет похожей.

            И если бы авторы исследованияпоставили вопрос следующим образом: «Считаете ли вы возможным развитиеотношений на Западе в ущерб интересам на Востоке?» то данные порепрезентативной выборке (включая население Сибири и Дальнего Востока) были бысовершенно иными.

Но и в этом сценарииможно выделить свои «Плюсы» и «Минусы». К положительным моментам относятся:

Во-первых. Увеличится экспорт российского оружия встраны-члены Альянса. В первую очередь это актуально для замены и модернизациипарка военной техники в странах бывшего Варшавского Договора, что сделать безучастия России просто невозможно.

Во-вторых. Исчезнут перебои поставок российскихэнергоресурсов в Европу, так как в этом случае государства восточной Европы несмогут блокировать свою энерго-траспортную инфраструктуру, опасаясь давления состороны НАТО в рамках статьи 2 Вашингтонского договора.

В-третьих. Возможна модернизация российскоговоенного и гражданского промышленного комплекса за счет получения новыхтехнологий. Но этот пункт является лишь гипотетическим «плюсом», т.к.  история с покупкой компании Opelи возможной покупкой вертолетоносца Mistral показывает, чтозападные партнеры не отличаются большим желанием передавать России современныетехнологии.

В-четвертых. Исчезнет напряженность на западныхграницах, возможно введение безвизового режима с Евросоюзом.

Разобравшись свыгодами, попробуем просчитать риски, которые следуют из сценария «Интеграция сНАТО», часть этой работы уже была сделана выше, поэтому ограничимся тезисами.

Во-первых.  Произойдетпотеря рынков развивающихся стран, т.к. Россия будет вынуждена прекратитьсотрудничество с неугодными для НАТО членами мирового сообщества. Это будетвызвано необходимостью соблюдения статей 3 и 8 Вашингтонского договора.

Во-вторых. Россия будет вынуждена свернутьвзаимодействие в области торговли вооружением и военной техникой (ВиВТ) со«странами изгоями» - Иран, с которым уже были сорваны договоры о поставкахС-300, Северная Корея, а так же со странами на которые распространяется оружейноеэмбарго со стороны ЕС и США: Бирма, Китай, Узбекистан, Сирия, Ливия, Венесуэлаи некоторые другие. Так же со временем произойдет увеличение импорта вооруженийстран НАТО, в связи с необходимость повышения оперативной совместимости сил исредств за счет использования единых стандартов: в области связи, системераспознавания «Свой - Чужой» и т.д.

В-третьих. Произойдет резкое охлаждение отношений сИсламским миром, что может повлечь за собой этно-конфессиональную напряженностьнепосредственно на территории Российской федерации: на Северном Кавказе и вПоволжье.

В-четвертых. Возрастет конфликтогенность среды засчет усиления конфронтации между Китаем и НАТО, и вместо системы безопасности«От Ванкувера до Владивостока» появится среда глобальной НЕбезопасности  от Калининграда до Камчатки и от Таймыра доБомбея. И взамен  «Завершения холоднойвойны в Европе» мы получим  начало новой,но уже в Азии.

В-пятых. Будет окончательно подорвано доверие к Россиисо стороны населения стран СНГ, рассматривающих Россию в качестве потенциальнойточки сборки новой системы Евразийской безопасности.

Конечно, можнопредположить, что быть полноправным членом европейской цивилизации – делохорошее и стоящее, но за все приходится платить. И следует выяснить – согласны лиграждане России заплатить ту цену, которую от них просят идеологи вступления в СевероатлантическийАльянс? Готовы ли они все стать солдатами штрафного батальона в противостояниимежду Китаем и Западным миром?

 

Московско-Шанхайская модель миропорядка.

Как альтернативаЕвро-атлантической модели миропорядка, может быть предложена иная, основаннаяна незападных идеалах и ценностях Московско-Шанхайская модель.  Методологические разработки этой системымироустройства активно велись ведущими российскими научными школами: Институтомсоциально-политических исследований РАН, кафедрой социологии безопасности МГУим. М.В. Ломоносова и некоторыми другими. Эта модель уже сейчас имеетконкретное наполнение в виде силового блока: Шанхайская организацияСотрудничества, экономического блока: страны БРИК, в области энергетическойбезопасности начата реализация конкретных проектов по энергетическомусотрудничеству в Евроазиатском регионе. И все эти начинания могут быть сведены кнулю нынешней политикой, проводимой в сфере международных отношений.

В рамках указанноймодели, Россия и страны Азии путем взаимных уступок находят идеологический икультурный компромисс на основе общих незападных ценностей. Причем совпадений винтересах между Россией и азиатскими странами больше чем со странами НАТО.Развитие сотрудничества возможно по следующим направлениям:

1)     Энергетическая безопасность. Китай в сентябре 2010 года заявил, что вближайшие двадцать лет готов нарастить внутреннее потребление природного газадо 300 млрд. кубометров в год, что превосходит современный уровень на 210 млрд.В ответ на это заявление, Владимир Путин высказал мнение, что Россия всостоянии повысить добычу с нынешних 600 млрд. до 1 трлн. к 2030 году.

2)     Урегулирование конфликта в Афганистане. Китай заинтересован в стабилизацииобстановки в центральной Азии, т.к. воспринимает этот регион в качестве своегостратегического тыла. В этом же заинтересована и Россия, потому что именно изэтого региона: Афганистан, Фергана, Чуйская долина, в нашу страну направляютсяосновные потоки наркотрафика. А последующая стабилизация обстановки в Пакистанебудет способствовать возможности проведения через эту страну газопроводов вИндию.

3)     Совместное освоение Сибири и Дальнего Востока за счет созданиясовместных предприятий с категорическим запретом на передачу контрольногопакета акций под контроль других государств. Китай жизненно заинтересован вдиверсификации поставок энергоносителей, до 80% которых доставляется морскимпутем. Транспортировка грузов по океану связана с риском блокированиятранспортных коридоров. Сегодня промышленное производство в Китае может бытьостановлено в случае блокады 4 ключевых проливов: Ормузского, Малаккского, Баб-эль-Мандебскогои Зондского. Превзойти США в отношении военно-морских сил у Китая насегодняшний день нет никаких шансов, соответственно единственным выходомявляется переход на сухопутные магистрали поставок.

4)     Совместная работа по высокотехнологичным разработкам в области нано,био, инфо и когнитивных технологий. Китай имеет заделы по нанотехнологиям, Индияпо био, Россия по информационным и когнитивным. Таким образом, будет возможносовместное вхождение великих государств Евразии в 6й технологический уклад,т.к. войти в него по отдельности они не смогут: России для этого потребуетсявосстановить у себя 4й и создать 5й, на что уйдет не один десяток лет и нашастрана безнадежно отстанет от мировых лидеров, Китай испытывает недостаток всфере идей, а в Индии до сих пор сильна власть Традиции, которая препятствуетсоциальной мобильности граждан, без чего невозможно инновационное развитие.

5)     Создание коллективной системы ПРО в Евразии. Если в случае созданиеобщей ПРО в рамках НАТО возникает угроза формирования однополярного ядерногомира, то при создании такой системы в сотрудничестве с Индией и Китаем, эта проблемане стоит.

Теперь попробуем просчитатьриски, которые возможны в случае реализации указанного сценария. Они так жесуществуют, и в случае неумелого применения модели, могут обернутьсяослаблением позиций России.

1)     Угроза экспансии Китая на территории Сибири и Дальнего Востока. Чтобыне допустить такого развития событий, потребуется создание определенныхэкономических и политических регуляторов, определяющих права управлениясовместными предприятиями.

2)     Неизбежно обострение отношений с Североатлантическим Альянсом в связис появлением Евразийского центра силы, сопоставимого с НАТО по военной мощи иуровню влияния на формирование глобальной повестки дня для мирового сообщества.

3)     Окончательно будет подорвана вера некоторых представителей силовых ивластных элит о возможности вхождения России в лоно Европейской цивилизации,что может послужить причиной внутриэлитных конфликтов, угрожающихсоциально-политической стабильности в стране.

Но все эти негативныемоменты не имеют фундаментального характера и не угрожают затянуть мир вворонку хаоса и ядерной войны. Они могут быть преодолены путем взвешенногопринятия решений.

 

Заключение.

Рассмотрев трисценария развития событий, мы постарались показать губительность для Россиивсех попыток интеграции в Североатлантический Альянс. Лучшее применение,которое предлагают нашей стране на Западе, заключается в предоставлениисобственных территорий под размещение коллективной системы ПРО. Об этомговорили и на недавней встрече лидеров Франции, Германии и России в Довиле,когда  на предложение Дмитрия Медведева осоздании ДЕБ, прозвучал вежливый отказ, и в ответ было предложено рассмотретьсотрудничество по вопросу создания совместной ПРО, что фактически означаетсдачу наших национальных интересов.

 Европа никогда не рассматривала Россию вкачестве равноправного стратегического  партнера, и этот тезис находит неоднократноеподтверждение в истории. Каждый раз, вслед за беззаветным поклонением перед «всесильным»Западом, наша страна, сбрасывая с себя это очарование и, взяв у Европы нечтодействительно стоящее и отринув лишнее, в очередной раз умела продемонстрироватьмиру величие российского духа и загадку русской души.

 

Авторскийколлектив:

Юрий Мизюркин

Александр Самохин

Геворг Оганисян

Владимир Козлов

 

 

 

 

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение